Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

АЛЕКСАНДРА, УШЕДШАЯ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ…

  Часть 3. Объяснение (возможное) сна

  ...Но прежде чем перейти к тому, что сказали экстрасенсы, вернусь к своему сну, в который пришла Александра Заманина. Три фразы произнесла (скорее будет сказать – донесла, так как они не звучали, а как бы высветились) в нем она до меня. Они и сейчас вертятся в моей голове: «Вы забыли про меня», «Почему вы забыли про меня?», «Жаль, что вы забыли про меня».
    Этот печальный рефрен все прошедшие дни не давал мне покоя: почему именно сейчас она напомнила о моем невыполненном обещании – внести хоть какую-то ясность в случившееся 30 мая 2010 года? Четыре года полного забвения – тогда, в 2012-м, не получив в ходе своих поисков никакого вразумительного результата, я испытывал неосознанную вину перед незнакомой мне женщиной – матерью Александры. Спросите, почему вину – ведь я никоим образом не был причастен к случившемуся. На это хочу ответить пронзительными строчками Александра Твардовского, вошедшими в мою жизнь и память еще на студенческой скамье:

«Я знаю, никакой моей вины
В том, что другие не пришли с войны,
В том, что они — кто старше, кто моложе –
Остались там, и не о том же речь,
Что я их мог, но не сумел сберечь, -
Речь не о том, но все же, все же, все же»...



  Эта вина, эта боль жгли. Лицо Александры постоянно стояло перед глазами. Я неосознанно искал его в толпе; выхватывал похожие и даже шел следом за этими людьми. Хотя прекрасно осознавал, что эти девушки ни в коей мере не имеют никакого отношения к Заманиной. На них просто проецировалось ее лицо – типичное, миловидное. Женское.
Я даже разговаривал с Александрой, бывало и вслух. Это – найти ее, узнать что-то о ней – стало для меня своего рода идеей фикс. Напомню, что это психологический термин, обозначающий суждение, которое возникает в результате реальных обстоятельств и сопровождается эмоциональным напряжением.

  Так не могло долго продолжаться. И когда я понял, что мои возможности прояснить судьбу девушки исчерпаны, то просто приказал себе забыть про нее. Вычеркнуть из памяти ее имя, фамилию, все, что с ней связано. Вычеркнуть потому, что на тот момент убедился – Александры Заманиной нет с нами, нет в нашем мире. А с другим миром (есть ли он вообще-то?) у меня связи нет и не может быть. Именно поэтому когда несколько дней назад некая девушка пришла в мой сон, я не узнал ее. Именно поэтому даже когда прозвучало ее имя мне это ни о чем не сказало.
    После этого я и стал думать, что послужило толчком для возвращения Александры в мой мир, почему именно сейчас прозвучали ее слова о моей забывчивости. Ответ был рядом, но я его не находил. Пока до меня не дошло, что Я НАХОДИЛСЯ В ТОМ МЕСТЕ. Более того – ТОЛЬКО ЧТО НАХОДИЛСЯ В ТОМ МЕСТЕ. Был, ходил, смотрел и НИ РАЗУ НЕ ВСПОМНИЛ об Александре.
    Я ничего не придумываю и никому ничего не хочу доказывать, но читатели моей странички на ФБ могут сами в этом убелиться, если найдут материал «По над пропастью», опубликованный 2 и 4 октября с.г. Именно 2 октября, в воскресенье, я приехал к тоннелю, около которого (так уж случилось) не останавливался несколько лет – вспоминал и убедился: с осени 2012 года.
    Я находился на том самом месте, где 30 мая 2010 года в последний раз видели Александру Заманину. Я подходил к краю каньона, круто уходящему вниз, тому самому, куда, в чем первоначально были все уверены, упала ставропольчанка. Я поднялся по противоположной стороне высоко вверх, откуда все Черекское ущелье как на ладони.
Я целый день провел здесь, я видел то, что видела Александра, я воспринимал то, что чувствовала она, но при этом ни разу не мелькнула мысль о пропавшей без вести.



    Насколько же надо было убедить себя в том, что Александры не было в моей жизни, чтобы на месте ее исчезновения (гибели?) всего спустя четыре года даже не вспомнить про ту трагическую историю, не ощутить боль, даже отзвук боли – слабый, затихающий, фантомный; той боли, что мучила меня осенью 2012 года.
     Нет, не сердце мое так зачерствело за эти годы, не душа моя покрылась коростой, я просто спрятался в скорлупу равнодушия. Спрятался от бессилия и невозможности помочь.
И пришла в голову сумбурная, совершенно невероятная мысль: а вдруг Александра в тот октябрьский день видела меня, наблюдала за мной, обращалсь ко мне… Ведь, помнится, ни раз ловил себя на необъяснимом желании обернуться, поймать чей-то взгляд, запечатлеть, хоть краешком глаза человеческий образ. Не обернулся…
Видела... Наблюдала... Обращалась...
    Но откуда? Из какого далекого далека? Из прошлого, из времени, когда все это случилось?
Из настоящего, из того мира, где сейчас обитает и не находит покоя ее душа? Почему понадобилось столько дней (двенадцать) , чтобы девушка пришла в мой сон и напомнила о моей забывчивости? Ответа не было, как не получили мы его – однозначного – от ясновидящих. Первой к ним обратилась мать. И услышала то, что хотела услышать – Александра жива. Более того, она находится поблизости от того места, где исчезла. Не исчезла – была похищена. Ее удерживают насильно. Но главное, что она жива.
    Что это было со стороны экстрасенса? Провидение? Нежелание огорчать мать? Слова, не имеющие под собой никакой реальной почвы? Я не знаю, так как не беседовал лично с этим человеком. Но я разговаривал с другим – ясновидящей из Яникоя по имени Роза. Я приехал к ней с фотографией, которую показал ничего при этом не объясняя. Я спросил: кто эта девушка, что с ней случилось, где она сейчас находится. Каюсь, я говорил об Александре как о живой. Не потому, что не верю ясновидящим, а потому, что для чистоты этого эксперимента (выразимся так) следовало не дать розе ни малейшей зацепки, чтобы понять: видит ли она на самом деле то, что нам невидимо, или внушила себе, а следовательно другим, что сие ей по силам.
    Тот четырехетней давности разговор наш был долгим.

 Окончание последует, но вот станет ли оно окончанием…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments