Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ПО НАД ПРОПАСТЬЮ…

  Часть 2. Пастух, прятавшийся от алмасты на дереве

  …Уже через метров 50 я поинтересовался: «А что – так будет все время?» Так – это постоянно вверх под достаточно острым углом. Тропинка не дает передыха – она уходитт то вправо, то влево, причем на весьма небольшом (метров двадцать) участке. В одну сторону, в другую, а поднимаешься таким образом на одном зигзаге вверх где-то на четыре-пять метров. Утомительно, затратно (физически) и муторно.
  Остановиться и передохнуть можно, но при этом надо обязательно держаться за деревья, а если сидеть, то в напряженном состоянии: мышцы не расслабляются. Правда, когда мы оказались в лесной поросли, идти стало полегче – зигзаги удлинились и в какой-то момент удалось даже увеличить темп. Но потом мы выбрались к скальному выступу – возможно, тому самому, бывшему когда-то скотопрогонной тропой и движение опять замедлилось.
  Впереди, насколько охватывал глаз, нависали мощнейшие скальные выступы. До них было так далеко, что не только «мутился глаз и шапка валилась с головы», как писал о здешних местах (крепостях в Черекском ущелье) Шереф-ад-Дин Али Йезиди, автор знаменитой «Книги побед», повествующей о походах кровавого Тимура, но сама мысль подняться в такие заоблачные дали казалась кощунственной. И право: выше только чертоги Бога.




    Затяжной подъем продолжался, отнимая последние силы. Вносило свою лепту и палящее солнце, словно пытаясь в один октябрьский день вместить все, что недодало дождливым сентябрем.

  Одним словом, когда мы выбрались на поляну, вернее будет сказать вышли на место, свободное от деревьев, правда, такое же отвесное, выяснилось, что идти нам еще практически столько же. А самое главное, неясно было куда двигаться. Дорога, вившаяся ранее прямо посередине скалы (во всяком случае так утверждали Юрий и Вера) сейчас ниоткуда не проглядывалась.

   Возможно, в этом было виновато и вечернее солнце, яркие протуберанцы которого перекраивали на свой лад скальной ландшафт. Мы до рези в глазах вглядывались в махины кремового цвета и никак не могли понять: если была дорога, то где она проходила, а если обвалилась, то где начиналась.
Больше всех переживал Юра, решивший в одиночку поискать начало тропы, ведущей на горный гребень. По логике вещей она должна была начинаться от поляны, далее где-то взбираться на скальный выступ и уже по ниму уходить на самый верх. Но это по логике. А на самом деле тропы нигде не оказалось. Причем Юра в ее поисках обошел все, что можно, даже поднялся в цирк (замкнутое пространство), из которого не имелось выхода.
   Он отсутствовал более часа и появился, когда мы уже не на шутку стали волноваться. Тем более, что Вера рассказала историю, произошедшую в их прошлый (более 25 лет назад!) поход в эти места.
  А история такова. В том походе их было несколько человека, в том числе две девушки совершенно незнакомые с реалиями горной жизни и поведением представителей здешнего животного мира. Разместились они в двух палатках. Как повелось, рассказывали перед сном байки. В это время где-то поблизости раздался звериный рев. Девушки перепугались, прижались друг к другу. Естественно, поинтересовались, кто это так страшно ревет.
  Один из их спутников ответил, что шакал.
Когда раздался еще один рык, глубокомысленно ответил: «Их несколько».
Когда голоса стали звучать в унисон, с тревогой в голосе произнес: «Договараиваются. Сбиваются в стаю. Готовятся к нападению».
  На не последовавший безмолвный вопрос раздумчиво завершил: «На нас, конечно. На кого им еще нападать, если здесь никто не бывает».
Девушки залезли в палатку и не хотели оттуда вылезать. Но шутник не угомонился. Выждав какое-то время, он обошел палатку – маленькую, на двоих человек, контуры тела проглядывали сквозь брезент – и резко щипнул одну из девушек за мягкое место.




  Какой тут поднялся крик, не описать. «Пострадавшую» тут же поддержала соседка и визжали они несколько минут так, что звенело в ушах. Не успокоились даже тогда, когда выяснилось, что в роли «шакала» выступил их же спутник.
  Но самое главное выяснилось утром. Оказывается, на поляне этой, скрытой глубоко в верховьях, люди все-таки бывают. В частности, в то лето там находились пастухи и один из них припозднился и поднимался к товарищам следом за нашими горовосходителями.
  Здесь, на пригорке, поросшем лесом, его и настиг нечеловеческий визг испуганной девушки. Пастух заметался, не понимая кто это так страшно кричит и как ему следует поступить. Его хватило только на первые звуки – когда к кричащему присоединился еще кто-то, парень в одно мгновение оказался на дереве и провел на нем всю ночь.
  Туристы увидели его только утром и долго не могли понять, что могло подвигнуть молодого человека взобраться на достаточно высокое, но такое непрочное дерево. Впрочем, другого поблизости и не оказалось. Когда же выяснилось, что визг девушек пастух принял за рык алмасты, а потом осознал, что алмасты к тому же не одна (один?), то хохот стоял на все ущелье. Не смеялся только пастух, просидевший, дрожа от страха, всю ночь в одной позе, отчего закоченел и передвигался бочком.
  Впрочем, этот эпизод (кстати, абсолютно реальный, а не выдуманный) не имеет к нашей теме никакого отношения.
  …Юра вернулся усталый донельзя – в какой-то момент его ногу даже свела судорога от неимоверного напряжения. Он ничего не нашел. Тропа исчезла. Вероятно, она обвалилась. Мы не знали об этом, да и не могли знать: многие годы здесь уже не прогоняют скот.
  Скалы молчаливо смотрели на нас и казалось (такое впечатление создавали косые лучи заходящего солнца) усмехались. Сегодня ни при каких условиях нам было не одолеть их гребни, а следовательно, надо было возвращаться обратно. Той же самой тропой, по тем же самым камням, уходящим из-под ног и несущимся, не замедляя дыижения, вниз. Прямиком к стене, которая преграждает им вылет на автомобильную трассу.
  Мы двинулись вниз и в этот момент где-то там, наверху, раздался протяжный рык, но был он не страшный, а скорее печальный, словно кто-то жаловался на свое одиночество. Я оглянулся, но понятное дело – ничего не увидел. И что я мог увидеть? Мои спутники не оглянулись – получается, крик звучал только в моей голове? Впрочем, они могли и не слышать – так резво двинули вперед. И понятное дело – до темноты чуть-чуть, а в темноте, да по такой тропе бродить себе дороже…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments