Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ДОБРОВОЛЬНО ПЕРЕДАЛА»…

  Бывают удивительные встречи. Выхожу из офиса и вижу женщину, стоящую рядом с нашим издательством и внимательно рассматривающую дом, что по правую сторону от кинотеатра «Победа». Какой-то внутренний посыл заставил остановиться, задержаться. Женщина заметила мое любопытство, подошла, спросила: «Вы не знаете чей это дом?» Я не знал, хотя неоднократно задумывался об этом и пытался найти документы, но все как-то не складывалось.
  А женщина продолжила разговор:
– Где-то здесь находился дом наших родственников.
– Здесь это где?
– На углу улиц Воронцовская и Малобазарная.
– Воронцовская – это нынешняя Кабардинская, а Малобазарной давно уже нет, но располагалась она тоже здесь и улицу Грибоедова, на которой мы стоим, можно считать частью ее сегодняшнего воплощения. А значит… Значит, дом, который перед нами, и есть жилище ваших родственников. Но какие у вас есть этому доказательства?




   А доказательств оказалось более чем достаточно. Все они были в ноутбуке мужа женщины, подошедшего к нам и представившегося: Михаил Анучин. И вот что выяснилось. Супруги Анучины приехали в Нальчик из города Снежинска Челябинской области. Дело в том, что после смерти деда Михаила, жившего и умершего в Нальчике в 1993 году, к нему перешел архив фотографий и документов, принадлежащий бабушке Людмиле Васильевне Карягиной и дедушке Ивану Ильичу Плаксину (по отцу). Михаил решил заняться поиском сведений о своих родственниках. Удалось узнать ему следующее.

  В Центральнои государственном архиве РСО-Алания имеется «Дело о преобразовании слободы Нальчик в город и образовании Ивановского поселка на бывшем Баксанском посту». А в нем приведен список лиц, проживающих в слободе Нальчик на 1872 год в числе которых значится семья Владикавказского 2-ой гильдии купца Николая Вязмитина 1830 года рождения. Николай Вязмитин – старший брат прапрадеда Михаила, которого звали Алексей.
  В состав семьи Николая Вязмитина включены: мать его, вдова Александра (84 года), сноха ее, вдова Ольга (50 лет), внук ее Василий (24 года), а также три сына Александры: Алексей, Петр и Яков. Года рождения интересующих нас Вязмитиных таковы: Алексей Вязмитин – 1836, Устинья Ивановна Вязмитина – 1847. (забегая вперед скажем: она умерла 19 мая 1929 года в Нальчике, что подтверждено свидетельством о смерти). Их детей соответственно: Надежда – 1866, Николай – 1867, Иван – 1869. Как выяснилось, всего детей у Алексея и Устиньи Вязмитиных было шестеро: Андрей(?) – 1875(?), Александра – 1877, Анна (Нюра) – 18??.
Вязмитины – фамилия говорящая: родом из Вязьмы. Согласно семейной легенде Устинья была подкидышем. Мать ее – гречанка, родив девочку подбросила ее в богатую семью, детей не имевшую. Правда, спустя 16 лет попыталась вернуть дочь, но неудачно..
Владелицей дома на Кабардинской числилась Анна Алексеевна Вязмитина. Скорее всего, дом достался ей по наследству, возможно, в качестве приданного. Замуж она не вышла и после ее смерти в 1924 году дом перешел к ее сестре Александре – прабабушке Михаила Анучина.
Александра Алексеевна Вязмитина вышла замуж за потомственного почетного гражданина города Белёва Тульской области Василия Анатольевича Карягина, приехавшего в Нальчик в начале XX века (точную дату установить не удалось). Напомним, что почетные граждане – одно из «состояний» городского сословия в царской России, особая привилегированная прослойка городский обывателей. А потомственное означает, что распространяется на всех нисходящих членов семьи.
Но брак этот оказался не удачным и прежде всего по той причине, что Карягин злоупотреблял спиртным. Из семейных преданий известно, что он не раз давал в церкви обет бросить пить, но решимости его хватало только до первого кабака. После развода в 1912 году Василий Анатольевич уехал в село Хабас, где в 1919 году умер от тифа. Похоронили его Нальчике. О Карягине по семейным преданиям известно, что он был франтом, хорошо знал кабардинский язык, пользовался уважением местного населения.
К В. А. Карягину мы еще вернемся, так как в архиве сохранился удивительный документ, проливающий свет на историю будущей столицы Кабардино-Балкарии, в частности, улицы Кабардинской – стихотворное «Описание Нальчика», которое Василий Анатольевич посвятил (в период сватовства) своей будущей супруге Александре
А теперь самое время рассказать, как складывалась судьба Вязмитинского дома.
Дом был построен в 1887 году на углу улиц Кабардинская и Малая Базарная. В доме помимо жилых помещений располагалась лавка, в которой велась, в частности, и торговля спиртными напитками.
В 1924 году дом, как мы уже говорили выше, после смерти Анны перешел к Александре. О чем имеется соответствующее свидетельство. Вот оно: «Дано сие гр-ке Карягиной Александре Алексеевне в том, что согласно решения Нарсуда I уч. КБАО она утверждается в правах управления и распоряжения имуществом, оставшемся после смерти гр. Вязмитиной Анны Алексеевны, заключающемся в земельном участке размером в 312 кв. саж. и находящихся на участке постройках: I) деревянный, рубленый, обложенный с фасада кирпичом дом с железной кровлей разм. 20 x14 арш. при высоте 4 арш., приспособленный под торговое помещение в 2 отделения; 2) амбар и летняя кухня - под черепицей; 3) флигель турлучный разм. 6 x I4 арш. под черепицей; каковое имущество оценено в 1500 довоен. рублей и находится в гор. Нальчике на углу Кабардинской и Мало-Базарной улиц, что подписями и приложением печати удостоверяется.
Гербовый и канцелярский сборы взысканы. Нарсудья I уч. (Куныжев). Секретарь (Васильев). Уточнив, что квадратная сажень (старая русская единица измерения площади, применявшаяся до 1927 года) равнялась 4, 55 кв. метра, получим площадь участка Вязмитиных – более 14 соток. А дома (квадратный аршин равнялся примерно половине квадратного метра) – 140 кв. м.
Немалое хозяйство, но единоличной владелицей его Александра Алексеевна пробыла недолго: в 1928 году она передала часть участка (5 соток) под застройку гражданке Суворовой «согласно постановления президиума Горсовета. Протокол №27, пункт 343».
Решение это скорее всего было вынужденным, а если уж быть совсем точными – принудительным: советская власть проводила политику «уплотнения» бывших хозяев.
Вот что говорится в этом (орфография сохранена) документе: «Акт. гор Нальчик 1928 (7) года ноября 17 дня Мы, нижеподписавшиеся, Зав п/отд бытоустройства ОКХ Игонькин, Зав. Жилищным п/отд Бабков, мерник ОКХ Аксенов в присутствии Гр-ки Карягиной сего числа произвели осмотр домовладения Гр-ки Карягиной на предмет оценки сада и ограды на части участка передаваемого Гр-кой Карягиной под застройку Гр-ке Суворовой; при чем установлено: 1. Площадь участка под садом рав =599,25 кв. м; 2. Длина участка по красной линии по Мало Базарной улице 23.5 мт». Далее перечисляются все деревья и кусты (яблони, сливы, орех, айва; крыжовник, смородина, малина), оцененные в 137 руб. 80 коп.
А еще через два года Анна Алексеевна была вынуждена полностью отказаться от дома, причем, согласно справке, добровольно. Но на самом деле этот отказ проходил в рамках раскулачивания. Судя по всему, Вязмина была поставлена в жесткие рамки: или отдаешь дом сама, или… Второе «или» означало по тем временам высылку, тюрьму, а то и более кардинальные последствия.
На память о доме власть оставила Вязминой «Акт передачи домовладения в распоряжение ОКХ». Вот этот документ: «1930 г. 10 февраля г. Нальчик К.Б.А.О.
…На основании заявления гр-ки г. Нальчика Карягиной Александры Алексеевны о передаче в ОКХ принадлежащего ей домовладения расположенного по Кабардинской ул. № 25 с надворными постройками в присутствии заявительницы Карягиной производили оценку принадлежащего ей домовладения и приемку такового, состоящего в нижеследующем:
1. Дом деревянный, обложенный кирпичем, крыша железная, общая кубатура 503,77 куб. мтр., строен. Служат 43 г., строительная стоимость – 4030 р. 16 кп., изношенность 30%. Действительная стоимость 2821 р. 13 кп.
2. Жилой флигель дерев. обмаз. под черепицей в объеме 168,90 куб. мтр., служит 43 г. строительная стоимость 1182 р. 30 кп., изношенность 50%, действительная стоимость 591 р. 15 кп.
3. Открыт. веранда, деревянная, под черепицей – 30,60 куб. мтр, служит 43 года, стоимость 107 р. 10 кп., изношенность 50%, действительная стоимость 53 р .55 кп.
4. Навес на столбах под черепицей 9,93 куб. мтр., служит 3 г., строительная стоимость 39,73 к., изношенность 10%, действиительная стоимость – 35,75.
5. Торгов. будка – 2, дерев. обмаз. под черепицей 83,20 к.м. служит 5 лет, строительная стоимость 332 р. 30 кп., изношенность 20%, действительная стоимость 266 р. 54 кп.
6. Торгов. будка, дерев., обложенная (обмазанная), под черепичной крышей 66, куб. мтр. служит 5 лет, стоимость 264 р .68 кп. изношенность 20%, действительная стоимость 211 р.76 кп.
7. Курятник деревянный под кирпичной крышей в объеме 6,32 куб. мтр., служит 1 г., стоимость 25,28, действительная стоимость 25 р. 28 кп.
8. Уборная деревянная под железной крышей 3,70 куб. мтр., служит 2 года, первоначальная стоимость 12 р. 80 кп., изношенность 5%. Действительная стоимость 12 р. 16 кп.
9. Тротуар 78,5 кв. мтр., строительная стоимость 274 р. 78 кп., изношенность 10%, действительная стоимость 247 р. 31 кп.
10. Тротуар булыжный площ. 84. 52 кв. мтр., строительная стоимость 105 р. 64 кп., изношенность 80%, действительная стоимость 21 р.47 кп.
11. Забор деревянный 68 р.77 кв. мтр., первоначальная стоимость 343 р.85 кп., изношенность 10%, действительная стоимость 309 р. 47 кп.
Все строения оцениваются по первоначальной их стоимости в 6709 р.12 кп. И в действительной стоимости по настоящее время – 4595 р. 22 кп».
Из этого перечня можно сделать вывод, что хозяйство Анны Алексеевны за годы советской власти приросло тремя торговыми будками, построенными в 1925 году. А значит, Вязмитина в это время (напомним – шел НЭП) активно занималась торговлей.
Помимо акта, Вязмина получила на руки справку от 21 февраля 1930 года о добровольной передачи домовладения: «Выдана настоящая гр-ке Карягиной Александре Алексеевне в том, что она действительно добровольно передала принадлежащее ей домостроение находящееся в гор. Нальчике, по Кабардинской улице № 25 Нальчикскому Отделу Коммунального хозяйства».
И еще содержание одной справки от 6 апреля 1930 года, своего рода индульгенции от новой власти: «Выдана настоящая гр-ну Карягиной А. А. в том, что она действительно в списках лиц лишенных избирательных прав не значится и в кулацких списках не состоит, что и удостоверяется. Восстановленна Горизбиркомом 1/IV 30 г. Протокол № 20».
Так дом купца Вязмина по улице Кабардинская, 25 стал общественной собственностью, коей, кстати говоря, и сегодня является, а для Александры Алексеевны начались скитания по съемным квартирам – Нальчик, Вольный аул, Прималка, Прохладный, где она и умерла 23 марта 1943 года.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments