July 2nd, 2019

ЭЛЬБРУССКАЯ ВИКА В КРАСНОЙ КУРТОЧКЕ

  Продолжаю публикацию материалов из нашей новой книги "Мистическая Кабардино-Балкария"

  Почему я вспомнил эту историю? Про девочку в красной курточке? Не знаю. Просто вспомнил, и все ожило в памяти. Ожило в памяти, что было более четырех десятилетий назад. Да куда там четыре – давно уже с гаком!
    Итак, мы решили идти на Эльбрус! Кто это мы? Несколько малолетних дураков, живущих в одном дворе, которые и понятия не имели, что такое горы вообще, а тем более Эльбрус. Но вот загорелись и все тут. Тогда, в самом конце шестидесятых, это было значительно проще, чем сейчас: приезжали в один из альпинистских лагерей, пристраивались к какой-нибудь группе, проходили короткую (пару дней) акклиматизацию и «вперед и вверх, а там – ведь это наши горы, они помогут нам».
Близлежащие горы мы действительно считали своими – не раз ходили на знаменитую Сарай-гору, в монастырь, расположенный поблизости. Вот и сейчас туда отправились. Понятно, для родителей, которые и подумать не могли, что мы держим путь совсем в другую сторону. Сбил нас всех конечно с толку Сашка Касимов – самый старший по возрасту, рослый и самоуверенный. Он уверял, что уже побывал на Эльбрусе, и это оказалось совсем нетрудно. Почему-то ему верилось. Может, потому, что отец автора этих строк в составе участников массовой альпиниады 1960 года взошел на седого великана и потом рассказывал, что в группе, когда идешь один за од-ним, по натоптанной тропе, это оказалось значительно легче, чем он пред-полагал.



    Естественно, ни на каком Эльбрусе, Сашка не бывал, а ездил в Приэльбрусье с ребятами из КЮТ (клуб юных туристов), несколько дней провел в одном из лагерей, ходил в однодневные походы. Нам же все это он подал как легкую прогулку за приключениями.
    И вот собрав рюкзаки (мы их, как и палатку, альпенштоки, ватные спальники взяли напрокат в клубе туристов, что работал при турбазе «Нальчик»); прихватив по два свитера, по паре шерстяных носков (на это у нас хватило ума), несколько банок тушенки (здесь нам повезло: мать Генки Бершадского работала в заводской столовой), черные очки в пластмассовой оправе (знали, что без них никак нельзя), имея каждый по десять рублей в кармане (спонсировали родители), мы двинулись на вокзал. Двинулись в кедах – резиновых, китайских, в которых и планировали взойти на высочайшую вершину Европы. Впрочем, тогда она такой не считалась.

Collapse )