October 25th, 2013

Лашкутинские истуканы

В книге Георгия Подъяпольского « Достопримечательности Кабардино-Балкарии» , сегодня незаслуженно забытой и вот уже тридцать лет не переиздававшейся, есть страничка, озаглавленная « Каменные чудища» . Речь в ней идет о необычных камнях, расположенных за селением Лашкута, и, в частности, об одном из них, увенчанном « подобием человеческой головы, имеющей четко выраженные черты лица. Это изваяние природы, имеющее метра 2–2,5 ото лба до подбородка, с широким приплюснутым носом, смотрит на юг, на проходящую мимо дорогу. Но оно остается незамеченным, если не подойти ближе к скалам. Если же подойти к нему с востока и посмотреть в профиль, кажется, что лицо этого великана высечено кем-то нарочно. Отчасти оно напоминает сфинкса, но более похоже на лицо беззубой старухи, сжавшей длинные губы широкого рта в скептическую гримасу и вперившей круглые глаза из глубоких глазниц в виднеющиеся вдали горы. При свете заходящего солнца это каменное лицо приобретает особую выразительность. Глядя на него, невольно вспоминаешь описанные перуанским ученым Даниелем Руссо огромные чудища, изваянные исчезнувшим племенем на плато Марко Гуаси, выступающие при определенном положении солнца и освещенности гор».

DSC01134

После такого весьма красочного описания понятно наше желание самим увидеть каменного истукана.
…Если у населенного пункта Жанхотеко, что в Баксанском ущелье, свернуть вниз, к реке, то окажешься в селении Лашкута. Проехав через него, надо все время держаться влево, поднимаясь на довольно покатый горный склон, преодолеть который по силам лишь внедорожнику. Колея настолько продавлена, что машина буквально цепляет днищем землю. Подъем затяжной, многокилометровый. Лесные заросли обступают дорогу со всех сторон, земля до конца не просыхает даже в самые жаркие  дни, и, если машина застрянет, помощи ждать не от кого.
В один из моментов  наша видавшая виды « Нива» , взобравшись на бугорок, вдруг осознала, что ее колеса зависли в воздухе и движение вперед не просто проблематично – невозможно. Но голь на выдумку хитра – вышли из положения весьма мудреным способом: подняли на домкрате одно из колес, подложили под него каменную плиту, столь кстати оказавшуюся поблизости, и со всего маху газанули вперед, забыв о том, что еще предстоит возвращение назад.
Проехали еще пару-другую километров, миновав кош, на котором уютно разместилась пасека; дорога поворачивает на юго-восток и резко уходит вверх. Склон этот нашему транспорту не преодолеть, и дальше двигаемся пешком. Как оказалось, пройти надо совсем немного.

DSC01121

Березовый лес расступается, и взгляду открывается обширнейшая, покрытая травой выше человеческого роста поляна. Весьма неровная, покатая, окаймленная сверху и снизу, словно выложенными по ранжиру огромными валунами. Но вовсе не они представляют здесь главный интерес, а их собратья, разместившиеся в самом центре несколькими группами. Зрелище впечатляющее: вот величественный истукан, напоминающий перевернутую призму, уходящую острием в землю, поддерживаемый с боков более скромными валунами. Его плоская шапка, словно крышка гигантского стола, предназначенная для каких-то непонятных целей.
Вот целая группа выложенных в строго заданном порядке огромных каменных блоков, составивших разомкнутый круг, посредине которого расположился совершенно плоский валун. Ассоциации с верхнекуркужинским камнехранилищем возникают сами собой – и там и здесь невольно ловишь себя на мысли об искусственном происхождении этих « сооружений» .
Конечно, это не так, но вопрос, почему в одном месте сосредоточено такое количество каменных исполинов, отчего так замысловато они выложены, словно кто-то, могучий и всесильный, забавлялся, играя гигантскими альчиками, не покидает все время, пока находишься на этой необычной поляне.
Лашкутинский каменный комплекс, а такое определение видится нам вполне уместным, рассредоточен на обширном пространстве и весьма разнообразен. Это и высокие замковые стены, сложенные из трех-пятиметровых блоков, словно подогнанных друг к другу, и похожие на них по строению башни, расположившиеся по разные стороны поляны, и отдельные огромные камни-великаны, словно решившие прогуляться по округе, да так и застывшие навсегда…
Было бы интересно взглянуть на комплекс с высоты птичьего полета. Может, сверху увидится какой-то смысл в расстановке камней, может, вовсе не скульптор-природа, а чья-то длань вырубила на одном из них черты лица, в котором легко определяются и глубокие глазницы, и узкие губы широкого рта, и абрис лица… И глядя на который, ловишь себя на мысли, что за каждым твоим шагом следит чей-то внимательный, пристальный взор.
…Мы уходили, ощущая спиной холодный, высокомерный взгляд каменного чудища, молчаливо оберегающего свою тайну и свои, известные только ему и бесконечному времени, секреты.

Фото Жанны Шогеновой

Греческая лестница

У селения Верхний Чегем расположена так называемая Греческая лестница, вырубленная в Средние века и вьющаяся по отвесной скале на высоту чуть не в двести метров! Сколько приходилось слышать о ней, как мечталось взобраться к узкой террасе, где из скалы бьет струя воды, где имеется пещера, в которой, согласно легенде, византийцы хранили добытое в горах золото…
Действительность несколько образумила – сегодня по лестнице, называемой балкарцами « Битикле» , можно подняться всего на несколько ступенек – и то по стене, служащей ее основанием и сложенной из мелких камней на известковом растворе. Длина этой стены около 14 метров, а высота колеблется от одного до двух с половиной метров. Дальше ступени мало напоминают таковые, и подъем под силу лишь опытнейшему альпинисту, умеющему пользоваться веревкой и крюками. Тем более что время и непогода не пощадили столь необычное строение.
«Собственно  Битикле, писал в 1961 году молодой исследователь Г. В. Пионтек, представляет  собой  прилепившийся  к  отвесной  скале  наклонный  ход – пандус  приблизительно  метровой  ширины, где  ещё  местами  сохранились  ступени, переходящий  в  интересную систему каменных маршей частично с забежными  ступенями. Марши  соединяют остатки  двух  боевых  башен. Нижняя, полукруглая  в  плане, имеет  диаметр 280 см. От  неё  сохранилась  нижняя  часть каменной  кладки  в  14 –16 слоёв  общей  высотой  около  трёх  метров. От верхней  дошли  до  нас только  крупные  камни основания  и следы  кладки.

DSC05804

Далее вверх ведёт крутой  марш с остатками  каменного  барьера-ограждения. От  него берёт  начало горизонтальный  ход, расположенный  на  узком (минимальная  ширина 1 м) уступе отвесной  стены  скалы. Среди  местных  жителей  бытует  поверье, что  там  на  естественном  карнизе  имеются  могилы. Очевидно, за могилы принимаются, в силу внешнего сходства, сохранившиеся фрагменты  сооружений, по мнению автора, оборонительных. Когда-то  горизонтальный  ход  был  благоустроен  и  соединял  воедино  всю систему, завершавшуюся  глубокой  пещерой.
Многочисленные  повороты  делали  горизонтальный  ход  практически  неприступным. К тому  же, чтобы попасть на него, нужно  было проникнуть через 2  башни, систему  маршей и наклонный  ход  в  начале Битикле.

DSC05797

Во  время обследования и обмеров  Битикле  у  его подножия  автором  были  обнаружены остатки  ещё  двух  крепостных  сооружений. Одно  из  них, от  которого  сохранилось  основание  их  камней  среднего размера (до 120Í80Í60 см), будучи полуокруглым в плане, примыкало к началу  наклонного хода и служило бастионом, прикрывавшим вход на Битикле. Другие камни  циклопической  кладки (размером  до  350Í230Í70 см) служили  основанием  прямоугольной  в  плане башни, ещё  более усиливавшей  неприступность  Битикле.
На самом верху скалы, в тылу у всего сооружения  находится основание  ещё одной  башни (диаметр  540  см), господствовавшей  над  всем  ущельем. Она  была  связана  с  верхними  боевыми  башнями  системой  наклонных  ходов и лестниц, следы которых хорошо прослеживаются в остатках  вырубленных  ходов.
Вся система тщательно продумана, и даже если бы пало одно из укреплений внизу, взять  лестницу  было бы невозможно. В случае же блокады защитники могли продержаться  длительное  время. Имеющиеся  выходы  водоносного  слоя  в  избытке  снабжали  осаждённых  водой. Пещера, башни, природные  навесы и  широкие площадки (до  8  метров  шириной) позволяли  делать  большие  запасы  провизии».
А вот какими впечатлениями о лестнице поделился корреспондент журнала «Вокруг света» И. Цибульский. приехавший в Кабардино-Балкарию в 1976 году в поисках белого тура. Сопровождал журналиста известный фотограф Евгений Монин (в цитируемом ниже тексте Женя) – большой любитель гор (на его могиле установлен кусок скалы с пронзительной надписью: «Горы, я любил вас!»), с которым один из авторов этих строк «познакомился» чуть ли не в первые дни своего рождения – Евгений Тимофеевич был его крестным отцом.
А в Джилги с ними пошли местные жители – восемнадцатилетний парень Тахир Татчаев и Малик, инструктор с турбазы «Башиль»:
– Вот Греческая лестница, смотрите, – сказал Малик.
Мне не сразу удалось рассмотреть это сооружение, прекрасно замаскированное временем под цвет древнего гранита, и только кое-где проглядывающая кладка из плоских камней выдавала работу человеческих рук. Пожалуй, это сооружение больше всего напоминало пожарную лестницу.
– Она ведет к карнизу, — объяснил Малик, – а карниз идет вдоль всей скалы.
– Сходим? — спросил я беспечно. – Вдруг повезет, увидим туров...
– Можно, – спокойно согласился Тахир.
Я перехватил какой-то странный взгляд Малика. Наверное, Женя тоже почувствовал неладное. «Ты там поосторожнее!» – крикнул он.
Идти по древней «пожарной» лестнице было удобно, да и поднималась она метров на двадцать, не больше. Тут начинался карниз. Был он шириной около метра, и словно бы вырубленный в скале.
Я шагал по этой полочке вслед за Тахиром и слышал постоянный свистящий шорох. Моя куртка терлась о камень. «Не жмись к стене!» – приказывал я себе, но ничего не мог с собой поделать... В некоторых местах карниз сужался настолько, что ботинок не умещался на нем. Здесь я прижимался к стене не плечом, а грудью, остро чувствуя ее отталкивающую твердость.
Внизу, в подвальном полумраке, извивалась серебряная от пены лента Джилги. Здесь, наверху, было светлее, может быть, оттого, что тучи были совсем рядом. Противоположная стена ущелья казалась очень близкой, а вот вниз стены словно бы расходились – странное нарушение перспективы. До дна ущелья было не меньше ста метров.
Я шел за Тахиром, не отрывая глаз от его танцующих ног, всем телом чувствуя страшную пустоту справа, от нее точно холодом веяло. Помимо воли, краем глаза я улавливал медленное движение противоположной стены ущелья, потом мне стало чудиться, что движение это становится быстрее, точно с шага мы перешли на бег. Понял – начинает кружиться голова.
Неожиданно Тахир исчез, будто провалился. Я остановился, непроизвольно вцепившись пальцами в пучок жухлой травы, торчащей из щели в стене.
– Давайте сюда, – сказал Тахир где-то совсем рядом.
Оказывается, здесь тропинка обрывалась и начиналась снова, но уже ниже метра на полтора.
– Прыгайте, – безмятежно посоветовал Тахир.
Я видел площадку и понимал, что спрыгнуть на нее несложно, но рядом с площадкой зияла пустота до самого дна, до реки.
– Знаешь, Тахир, – сказал я, стараясь говорить нормальным голосом, – пошли обратно. Я уже все видел.
– Зачем назад? – удивился Тахир. – Конец рядом.
Подошвы гулко ударили в камень, и я испытал неповторимое облегчение, что-то похожее на блаженство.
…Долгое время я размышлял над загадкой Греческой лестницы. Для чего она сооружена? Может быть, это спортивный снаряд, инвентарь для воспитания в балкарских мальчишках необходимых качеств горца? Уже потом, в Нальчике, узнал – то, что лестница названа Греческой, чистейшее недоразумение; это часть древнего оборонительного сооружения, включавшего еще и крепость на самой вершине скалы»...
К сожалению, журналиста проинформировали неверно. Местные жители назвали лестницу греческой потому, что здесь располагалась Кавказская епископия. Вела лестница к пещере, в которой хранились богослужебные книги,– трудности, с которыми сюда нужно было добираться, служили серьезным  препятствием для грабителей.
О том, что собой представляло это удивительное сооружение, можно узнать из книги « Записки краеведа» , автор которых – Тимур Шаханов – был поистине удивительной личностью, кладезем знаний, многие из них, к огромному сожалению, ушли вместе с ним. Вот что он писал в « Дневнике археологической экспедиции музея и КБНИИ 1958 года»: « Лестница сооружена на отвесной скале. Сначала она круто поднимается вверх на 22 м, затем делает пять зигзагов общим протяжением 20 м, которые приводят к площадке, имеющей в длину около 3,5 м, а в ширину 1,5 м.
На этой площадке сохранилась стена высотой до 2 м и длиной в 1,2 м. Толщина стены – 60 см. И зиг­заги, и стена сложены из камня на известковом раст­воре. От площадки вправо идет узенькая дорожка (30 см), которая местами заменяется лестницей. Дорожка приводит к горизонтальной террасе… С площадки на террасе видна небольшая пещера, а на конце террасы из скал вытекает тонкая струя воды, для сбора которой в камне высечены чашеобраз­ные ямы».
Сегодня нам остается мысленно проделать весь этот нелегкий путь по лестнице, ведшей к сокровищам прошлого, от которых ныне не осталось даже следа…

Фото Жанны Шогеновой