viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ТОЛЬКО СТО ЧЕЛОВЕК СТАНУТ ОБЛАДАТЕЛЯМИ УНИКАЛЬНОГО ПОДАРОЧНОГО ИЗДАНИЯ "АДЫГСКИЕ МИФЫ И КУЛЬТЫ"

   Почему так? Потому что не нашли средства на полиграфию. Обращение о содействии в издании не было услышано никем из тех, кто позиционирует себя истинным адыгом. Откликнулся, как я вчера писал, только один человек - Осман Ужох-Бажноков из Санкт-Петербурга, приславший 15 тыс. руб., а также неизвестный даритель, перечисливший 1 тыс. руб. В книге это отражено.
     В понедельник это уникальное издание уходит в печать. Если за оставшиеся два дня кто-то хоть как-то найдет возможность поучаствовать в издании книги, тираж увеличится; фамилии спонсоров будут также включены в книгу.

Напоминаю, что средства можно перечислить на карточку
Сбербанк маэстро 63900260 9071242672

 Итак, какой будет эта уникальная работа, выходящая
ограниченным тиражом (100 экз.).
   В книге 496 страниц. Десятки цветных фотографий, комментирующих содержание работы, с одной стороны; с другой – полосные иллюстрации, позволяющие взглянуть на многовековую историю черкесов. Причем многие из них публикуются впервые.


     Мелованная бумага плотностью 130 гр., печать в 4 краски твердый ламинированный переплет с тиснением золотом и лакированием, каждый экземпляр упакован в пленку – это не просто подарочное издание, это книга на все времена, своего рода семейная реликвия, которая может передаваться из поколения в поколение.

   А оппонентам издания (они тоже есть) предлагаю ознакомиться с протоколом обсуждения данного труда

ПРОТОКОЛ
расширенного заседания отдела кабардино-черкесской литературы КБИГИ
от 28. 12. 2006 г.
Присутствовали:
Думанов Х.М. - д.и.н., проф., директор КБИГИ, Гутов А.М - д.ф.н., проф., зав. отделом, Алхасова С.М. - к.ф.н., СНС отдела, Баков Х.И. - д.ф.н., проф., ГНС отдела, Биттирова Т.Ш. - д.ф.н., проф.,ГНС отдела карач.-балк. л-ры, Бижоев Б.Ч. - д.ф.н., проф., зав. отд. каб.-черк. яз., к.и.н., Гукова Т.А. - МНС отдела , Кучмезова М.Ч. - к.и.н., СНС отдела этнологии, Малкондуев Х.Х. - д.ф.н., зав. отд. карач.балк. фольклора, Мамбетов Г.Х. - д.и.н., проф., ГНС отдела этнологии, Мафедзев С.Х. - д.и.н., ГНС, лауреат государственной премии КБР в обл. литературы, Машуков Т.И. - к.и.н., СНС отдела ,Отаров И.М. - д.ф.н., проф., ВНС отдела карач.-балк. яз., к.ф.н., Пшукова М.Х. - СНС отд. каб.черк. яз., Теппеев А.М. - к.ф.н., СНС отд. карач.-балк. фольклора, лауреат гос. премии КБР, народный писатель КБР, Тимижев Х.Т. - д.ф.н., СНС отдела, Тхамокова Ж.Г. - к.ф.н., СНС отдела адыгского фольклора, Шакова М.К. - к.ф.н., СНС отдела каб.-черк. л-ры, директор музея им. А.А. Шогенцукова.
Повестка дня:
1) 90-летие со дня рождения Заслуженного деятеля искусств России, кандидата искусствоведения, писателя, драматурга Шортанова А.Т.
Слушали:
Гутов А.М. Уважаемые коллеги, многие из присутствующих раньше меня познакомились с этим уникальным человеком и ближе меня были с ним знакомы. Но по праву председательствующего позвольте мне кратко изложить несколько суждений. Аскерби Тахирович Шортанов фактически всю свою жизнь проработал в этом институте. Еще в середине 30-х годов он принимал участие в подготовке уникального для тех лет издания «Кабардинский фольклор». После окончания Великой Отечественной войны, откуда он вернулся увешенным многими орденами и медалями, он активно взялся за организацию сбора фольклорных, языковых и этнографических материалов и вскоре возглавил научное подразделение соответствующего профиля. Его дальновидности и стараниям его самого и его соратников мы обязаны богатым архивным фондом, который способен создать славу любому научному учреждению. Это поистине легендарная личность, проявившая себя в разных областях деятельности — в науке, драматургии, прозе, литературной критике. Во всех сферах, которые привлекали его, он оказывался в чем-то первым. Но, видимо, не менее важно вспомнить, что при всех своих научных и художественных достоинствах он был еще уникальным человеком, в котором совмещались широта эрудиции, безмерная доброта, высокая порядочность и артистизм. Последнее многих вводило в заблуждение, так как заслоняло подлинную скромность. Уже после его кончины мы вместе с Зауром Налоевым находили среди его бумаг благодарственные письма за щедрые подарки, которые он делал, но о которых никогда не рассказывал. До последних дней жизни он поддерживал переписку с боевыми товарищами, и они обращались к нему то за советом, то за помощью, а то просто для поддержания отношений с бывшим своим командиром или сослуживцем. И надо вчитаться в эти письма, чтобы понять, каким авторитетом он пользовался! Таковы же и письма благодарных читателей. Зрителей. А также известных на всю страну писателей, деятелей культуры, ученых.



Выступили:
Думанов Х.М. Когда я только пришел в Институт, он однажды пригласил меня к себе, расспросил о том — о сем, а в конце беседы дал такой совет: «Какое бы у тебя ни было самочувствие, научись каждый день писать хотя бы полстраницы. За год так у тебя накопится чуть ли не целая монография». Было это в 1968 году. До сих пор я живу этим. Вот такое он оказал влияние на меня. Да, он был не совсем обычным, и его поступки не всегда можно было сразу понять. Но за всеми его действиями стояла огромная умственная работа. Я благодарен судьбе, что в самом начале своей научной карьеры встретил такого человека.
Теппев А.М. То, что мы с благодарностью говорим о таких людях, это не пустые слова. Я попал в сектор, возглавляемый Шортановым, в очень трудное время, и я не забуду, как он меня тогда поддержал. Вместе с Кайсыном Кулиевым, а они были большие друзья, он часто бывал у меня дома, и то, что я видел за ним во время наших скромных застолий, в беседах, в работе,стало для меня настоящей школой. Он любил за кого-то заступаться, кого-то защищать. А критиковать он просто не умел, просто размышлял вслух и подсказывал нам, как можно сделать лучше. Его роман как-то остался недостаточно оцененным, нераскрытым для публики. По своим художественным достоинствам «Горцы» ни в чем не уступают лучшим романам северокавказских прозаиков, а кое в чем и превосходят. Он помог мне в выборе темы исследования, направлял мои первые шаги, ввел в мир мифологии, открыл мне красоту и сложность народного мышления. Работать с ним было легко и во многом поучительно. Это было такое поколение людей, которые могли открыто радоваться успехам друг друга и успехам всякого человека.
Хочу сказать еще относительно печально известной статьи «О романе «Сломанная подкова». В ней не содержится субъективных выпадов против Кешокова. Подобная критика в литературной жизни была тогда и должна быть всегда в порядке вещей. Дело в том, что ее, как и имя Шортанова, использовали в политически грязной игре. Надо отдать должное самому Кешокову — он это понял, и отношения между ним и Шортановым из-за этого не испортились.
Мафедзев С.Х. Хочу начать словами Роберта Рождественского: «Это надо не мертвым, Это надо живым». Думаю, нужно бы довести, донести все, что нам известно, до как можно большего круга молодых людей. Я пришел в Институт 37 лет назад. При первой же встрече со мной он сказал, что читает мои газетные статьи и одобряет мою позицию и такую форму популяризации науки. А я, теперь признаюсь, писал в газету более для поддержания материального положения... Но слова такого человека заставили меня мобилизоваться и ответственнее отнестись к печатному слову. Можно только поражаться тому, как естественно он мог проявлять внимание к человеку. Когда у Владимира Тлостанова (тогдашнего нашего директора) родилась долгожданная дочь, именно он настоял на устройстве празднества «кхъуей плъыжь кIэрыщIэ». И никто в мыслях не допустил, будто это проявление какого-то подобострастия. Нет, это было знаком внимания к человеку, младшему по возрасту и крайне нуждающемуся тогда в моральной поддержке. Не запомнить такое просто невозможно. Не только подобное внимание, а просто мимоходом брошенный комплимент или даже замечание с его стороны воспринимались как награда.
Кучмезова М.Ч. Я пришла еще раньше, чем Сараби Хажмастафович. Меня, как многих, поражали его масштабность, доброта, внимательность. Помогать и давать добрые советы он считал своим долгом и был щедр на это. Ругаться он вправду не умел, а когда он кого критиковал, все равно даже в таких случаях человек оставался ему благодарен. Люди его поколения в нашем институте были носителями лучших традиций нашего народа. Хорошо, что их дух жив, что есть люди, готовые их хранить.
Машуков Т.И. «Горцы» - это вторая большая книга, которую я в детстве не просто прочитал до корки, но еще и с упоением. В школьные годы я часто бывал у моего родственника, незабвенного Султана Кушхова. Однажды рано утром во двор Султана въезжает грузовик, и из ее кабины выходят Аскерби Шортанов и его супруга. Они гостили у него несколько дней, которые стали для меня незабываемыми, так как всё это время Аскерби и Султан самозабвенно говорили о литературе, о культуре и искусстве. Я впервые окунулся в мир свободных рассуждений о жизни и художественном мастерстве. Меня поразили его раскрепощенность, свобода высказываний, жизнерадостность и простота. Такие встречи служат толчком при выборе жизненного пути.


    Мамбетов Г.Х. В те годы, когда я был заместителем директора, однажды он дал мне огромную рукопись: «Адыгская мифология и культы». Я спросил, как мне это читать. «Как хочешь читай, правь и черкай», — ответил он. Я прочитал, а при обсуждении посоветовал ему издать отдельно первую часть, несколько доработав, а вторую основательно переделать. Он безропотно согласился. Другой бы заупрямился, пожалел бы затраченного труда, а он настолько умел ценить чужое мнение, что не стал даже возражать. Сам он не стеснялся говорить то, что думает, того же ожидал от других и поэтому чаще нас оказывался прав. Когда кому-нибудь от него требовалась поддержка, он это делал без раздумий и корысти. И помогал он не только в науке, но и в творчестве, и в обустройстве быта. Мало того, что сделанное им это большой вклад в науку, одно его присутствие в коллективе создавало благоприятный микроклимат в нашей среде. Неслучайно Рашад Гугов говорил, что Шортанова нужно охранять, беречь, лелеять, как общенародное достояние.
    Тхамокова Ж.Г. Я сегодня отложила все предпраздничные дела, чтобы воздать ему дань благодарности. Чуть ли не всем, что я сумела сделать, я обязана Шортанову. Еще в школьные годы мне за хорошую учебу подарили роман «Горцы». Уже значительно позже я набралась храбрости и зашла к нему на работу, и результатом этого стало мое поступление в Институт на должность старшего лаборанта сектора. Впоследствии он же определил меня в архив, еще позже снова — в свой сектор. Мне кажется, для него не было чужих людей — все были ему близки, обо всех он был готов заботиться.
    Гутов А.М. Увы, я не сумел зафиксировать всего, что здесь было сказано, да и техника подвела: диктофон забарахлил, пришлось поработать шариковой ручкой. Спасибо всем, кто посчитал своим долгом посетить наше заседание, всем, кто выступал. Совершенно справедливо сказал Сараби Хажмастафович, что это нужно живым. Быть может, в том и состоит мудрость жизни, чтобы живые не давали исчезнуть духу лучших сынов народа, чтобы с их уходом из жизни не исчезли те духовные богатства, которые они несли в себе. Мы должны помнить и приумножать лучшее, что остается от уходящих, должны следовать их примеру и их советам. Увы, сегодня здесь нет самых близких к Аскерби Тахировичу коллег, каковыми являются Зарамук Кардангушев и Заур Налоев; причиной тому — болезни и преклонный возраст. С такими вещами тоже приходится мириться. Но они просили заявить, что духом они с нами. Дух Шортанова тоже с нами. Еще раз всем спасибо.

 Председатель, он же секретарь заседания А.М. Гутов


?

Log in

No account? Create an account