Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

СЕТЕВЫЕ СТРАНИЧКИ НА СТРАНИЦАХ КНИГИ

   В нашу новую книгу «Удивительная Кабардино-Балкария»(до этого вышли «Живописная Кабардино-Балкария» (2004, 2011), «Таинственная Кабардино-Балкария» (2011), «Неизвестная Кабардино-Балкария» (2013), «Загадочная Кабардино-Балкария» (2014), «Увлекательная Кабардино-Балкария» (2014) вошли три раздела: . «На перекрестках времени», «Реальное ирреальное», «Сетевые странички».


 
      "Сетевые странички" - небольшой раздел; он о личном, пережитом, прочувствованном. Все эти зарисовки объединены темой путешествия во времени, которое совершает наша память. Вот одно из таких путешествий.

 

Женя-Женевьева

     Мне было четырнадцать лет. Ей, украинской девочке по имени Женя, столько же. Мы познакомились на черноморском побережье Кавказа, куда оба приехали с родителями.
Было первое чувство – робкое и застенчивое (напомню, что речь идет о конце шестидесятых годов прошлого века, когда скромность еще в чести), были первые поцелуи и три вечера, проведенных вместе: наши смены не совпали. И обещание писать, и обещание ждать, и молчание, затянувшееся на месяц.
    Начались занятия в школе, я заглядывал чуть ли не ежечасно в почтовый ящик, но весточки от нее не было. Я забрасывал ее письмами, я писал их каждый день, я сходил с ума от тоски, не зная, что делать: куда звонить, кого просить. У меня не было телефона, только адрес: Борисполь 2, Новая 2, квартира 9.
    Борисполь – это прежде всего аэропорт, воздушные ворота Киева, но это и город, в котором была, а возможно есть и сейчас улица Новая, на которой в доме под номером два в девятой квартире проживала Жиглова Женя.
    А потом пришло письмо, в нем листок в клеточку, вырванный из тетради, посредине – одно предложение: Женя погибла в автомобильной катастрофе. Конверт с цветочками – фиолетовыми ирисами.
    И тогда я понял, что надо лететь в Борисполь. Зачем? Для чего? Вопросы эти не стояли: надо и все. Но вот как? Родители, прежде всего мать, не поймут, да и не отпустят. Кроме того, нужны деньги. Смешные по нынешним времена: билет туда и обратно (из Минеральных Вод в Киев) стоил 28 рублей. Но не маленькие, если вспомнить, что мама, учительница истории, получала 80 рублей, а отец, журналист, сто вместе с гонорарами.




     Мама, конечно, занервничала, стала сразу расспрашивать, что и как. Я молчал. Отец, присутствующий при разговоре, внимательно посмотрел на меня и твердо сказал; «Пусть летит». И уже мне: «Сколько денег тебе надо?» Я, восьмиклассник, с роду не державший в руках больше нескольких рублей, узнавший перед этим стоимость билетов, лишь выдохнул : «Тридцать». Мать принесла три красные десятки. Она была так расстроена, что даже не подумала, где я буду жить в Киеве, на что питаться, как, в конце концов, доберусь до Минеральных Вод. Впрочем, билет туда в те времена тоже стоил рубль с копейками. Но надо быть честным: у меня еще имелась личная пятерка и три железных юбилейных рубля, презентованных гостями. Этого хватило на все.
     Вряд ли стоит рассказывать здесь о том, как я долетел до Борисполя, как нашел улицу Новую, как поднялся на третий этаж и, не останавливаясь перед девятой квартирой, поднялся выше. А потом, словно опомнившись, повернул обратно и на мгновение замерев перед дверью с железной цифрой 9, вдруг услышал родной голос. «Я скоро приду!»-крикнула девушка кому-то, судя по всему находясь уже в коридоре, перед самой дверью.
     Как я бежал вниз, перепрыгивая через ступеньки, как прятался за деревьями небольшого скверика - не стоит рассказывать.
А потом из подъезда вышла Женя – тоненькая, светлая, чистая. Она не шла, а бежала. Она убегала из моей жизни - вприпрыжку, весело, задорно. Женя, чье имя перекликалось с именем Женевьева. Женевьева из жизни Экзюпери, из его произведений, которые пришли ко мне спустя всего пару лет.
И был вечер, теплый сентябрьский вечер, сквер, из которого было видно окно на третьем этаже, силуэт, знакомый до боли.
     Жива ли ты, Жиглова Женя, проживавшая в конце шестидесятых по адресу Борисполь 2, Новая 2, квартира 9? В «Одноклассниках» я не нашел тебя. Скорее всего ты мне приснилась или я тебя выдумал…
     Удивительно, но через много-много лет ситуация эта повторилась один в один: размолвка без повода, затянувшееся молчание, внезапное решение, послеобеденный самолет, столичный город, высотный дом, знакомое окно, но этаж куда выше – никакой возможности увидеть силуэт. И невстреча.
Женевьева так ничего и не узнала.
     Впрочем, было ли это? Или воображение сработало на опережение, когда я, после долгих лет литературного молчания, писал рассказ. О любви. Любви, которая, если она настоящая, всегда поступок, всегда всплеск, всегда бездна, вглядываясь в которую видишь. Себя…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments