viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

МЕТЕОРИТОВЛАДЕЛЬЦЫ КАЛМЫКОВЫ

Авантюрно-приключенческая история с продолжением


     Вы думали, что тема поисков "величайшего из метеоритов" закрыта после публикации материалов " Забытая заметка в «Памятной книжке» и "На вертолете в поисках аэролита"?
Нет, она продолжается. Читайте сегодняшний пост (завтра этот текст опубликует "Газета Юга"), и знайте - продолжение следует.
И еще какое продолжение!

  …Калмыков – фамилия знаковая, сама за себя говорящая. До сих пор ломаются копья относительно того, на каких весах взвешивать сделанное главным большевиком Кабардино-Балкарии. С одной стороны огромная созидательная работа по вытаскиванию местного населения из феодального болота, с другой – неисчислимое количество душ, отданных молоху новой власти, яростным адептом которой он был.

Калмыков Емельян Васильевич. 1885 г.


     Наш рассказ тоже о Калмыкове, но не революционере, а землевладельце, причем достаточно крупном. Был такой до революции в Кабардинском округе – Василий Емельянович Калмыков. Но, будем честными, кто из читающих эти строки слышал о нем? Тем более знает, кем он был? Да и мы вспомнили эту фамилию только потому, что невиданной величины аэролит, о котором рассказано в последних номерах «Газеты Юга» (10, 17 декабря), лежал, как сообщалось в «Записках Ростовского-на-Дону Общества истории, древностей и природы», «на земле Калмыкова».
И чтобы найти метеорит, надо выяснить, где находились угодья землевладельца. Самый простой способ – запросить имеющиеся документы в Архивной службе КБР, что по нашей просьбе сделала архивист Наталья Бальжатова.

Документов оказалось немало, и в целом ряде присутствовала интересующая нас фамилия. В частности, в «Списке владельцев частных земель и количестве отмежеванной им земли за 1910-1914 гг.», в «Алфавитной книге владельцев земли за 1915 г.», в «Списке скотопромышленников, проживающих в районе 4-го участка Нальчикского округа за 1915 г.». Но что нам это дало? Узнали только количество гектаров (219 га), находящихся в собственности Калмыковых (Василия, Дементия и Якова»), а где конкретно они, эти земли, располагались, осталось неясным. По той причине, что отсутствуют как таковые земельные планы, привязанные к местности.
Сам собой возник вопрос, каким образом в Нальчикском округе оказались братья Калмыковы? И вот что выяснилось с помощью всезнающего интернета и, в частности, публикации Игоря Калмыкова. Отец братьев – Емельян Васильевич Калмыков проживал в Таганроге. В начале второй половины XIX века вместе с многочисленной семьей он был выслан на Кавказ. Причина высылки – религиозная. Дело в том, что Калмыковы были молока́не. Напомним, что это не только разновидность духовного христианства, но и особая этнографическая группа русских. В Российской империи молокане были отнесены к «особенно вредным ересям» и достаточно долго преследовались властью.
В 1850-х годах Е. В. Калмыков обосновался в селении Бароково, которое относилось на тот момент к станции Котляревская Владикавказской железной дороги. В 1859 году у него родился сын Василий.
Василий Емельянович Калмыков (1859-1922) человеком был весьма интересным, о котором стоит знать и помнить, ведь он родился и большую часть своей жизни прожил на нашей земле. Работящий, как и все Калмыковы, он даже в пожилые годы трудился в хозяйстве от рассвета до заката. Его руки не чурались самой черновой работы – на земле ли, со скотом ли – справлялся так, что любо-дорого было посмотреть. Богатство, нажитое ежедневным трудом, ничуть не изменило его отношение к крестьянскому труду, не подвигло к бездельничанью.

Калмыковы Василий Емельянович и Татьяна Захаровна. 1910 г.



     Так же он воспитывал и своих детей, а было их у Василия Емельяновича с Татьяной Захаровной десять (по другим данным девять) – Иван, Полина, Василий, Елена, Яков, Дмитрий, Вера, Федор, Илья и Надежда. Детей было принято называть уменьшительными именами: Елену – Линой, Дмитрия – Миней, Марию – Маней, Павла – Паней…
Работали все, включая самых младших. Девочки не только обучались швейному мастерству, но и наравне с парнями могли справиться с упряжью лошадей. Барство не то что ни приветствовалось, а наказывалось. Семейное предание сохранило следующий эпизод. Как-то Васи¬лий Емельянович вернулся из Ирана, где семье принадлежала недвижимость, и, естественно, привез всем подарки. Младшей дочери – платье, да вот фасоном не угодил, да и ткань не понравилась («колется мол», фыркнула папина любимица). Отец не стал оправдываться, молча отобрал платье и позвал в дом дочку наемных работников. «Как тебе, платье? – спросил, и получив ожидаемый ответ, протянул обновку девочке: «Бери, оно твое». К этой теме больше не возвращались; родная дочь осталась без платья, но урок извлекла на всю жизнь: цени, что есть, право на каприз нужно заслужить не характером, а отдачей. Впрочем, никакие капризы не поощрялись и выросли дети Василия Емельяновича трудолюбивыми, ответственными, уважительными к труду и людям труда.
Заняты были в коневодстве (разводили племенных лошадей) и овцеводстве, на мельнице и маслобойке, кирпичном и черепичном заводах, торговали зерном, перегоняли лошадей в Турцию и Иран. И отнюдь не все складывалось благополучно – по семейным преданиям один из сыновей в подростковом возрасте погиб (был застрелен) в горах при перегоне скота. Другой, спасая брата, утонул. Третий, будучи в Иране, подхватил инфекцию и с болезнью не справился. Там и похоронен по православному обряду. Умерла в девичестве и одна из дочерей.
     Все Калмыковы учились, окончили гимназии, которые давали среднее образование, а двое (старшие сыновья) – Москов¬ский коммерческий инсти¬тут, ныне известный как Российский эко¬номический университет им. Г.В. Плеханова.

Калмыкова (Струкова) Полина Васильевна (Струкова), Калмыкова (Харитонова) Елена Васильевна, Струкова (Калмыкова) \
Мария Петровна и ее сестра,
Калмыков Иван Васильевич с супругой. Стоят - Калмыков Василий Васильевич и неизвестный. 1909 г.



     Интересно и то, что все Калмыковы обитали все вместе. Здесь Василий Емельянович был категоричен и тверд: «Пока я жив, будете жить, как поселил – все под одной крышей».
Из вышесказанного кое-кто может сделать вывод, что для В. Е. Калмыкова не существовало ничего кроме работы. Это абсолютно не так. Был он заядлым театралом, более того, театральные постановки в калмыковском доме осуществлялись постоянно. Причем заняты в них были практически все дети, а Василий Емельянович выступал в роли ведущего.     Опираясь на трость, он занимал место около импровизированной сцены и вел очередной спектакль.
     А еще он был большим любителем цветов. Не припомнят случая, чтобы из своих многочисленных поездок, в том числе за границу он не привозил семена и черенки необычных растений, высаживал их и заботливо ухаживал.
    Что еще известно о нем? В кругу его знакомых были весьма известные личности, в частности, знаменитый русский промышленник и предприниматель Матвей Сидорович Кузнецов, чьи непревзойденные фарфоровые изделия столь ценятся сегодня. В. Е. Калмыков, как землевладелец Нальчикского округа, был допу¬щен к выборам в Государственную думу (1906), являлся почётным блюстителем Тамбовского хуторского общества во Владикавказе, членом совета Терского общества сель¬ского хозяйства и сельхозпромышленности (1911-1912). Жил Василий Емельянович на несколько домов – помимо Бароково и Владикавказа имелся у него дом на четыре семьи и в Нальчике. Будто бы даже сохранился и по сей день, но где он находиться и так ли это на самом деле выяснить не удалось
    А еще у Василия Емельяновича было три брата: Яков, Дементий, Иван и сёстры, о которых ничего неизвестно. Все – молокане, причем истовые: собрания посещали регулярно, вере своей не изменяли.
    В 1921 году умерла супруга В. Е. Калмыкова – Татьяна Захаровна, о которой известно, что она знахарствовала, причем весьма успешно. Но приходилось ей это делать втайне от мужа, который подобное занятие не приветствовал, более того – запрещал.
    Ушел Василий Емельянович Калмыков из жизни через год после супруга – в 1922-м.
    Вот на чьих землях лежал аэролит, поисками которого мы занимаемся. Но где же находились эти земли? Вероятно там, где располагался его хутор, а он, согласно Терскому календарю за 1908 год, был приписан к 4-му участку (ст. Муртазово, Владикавказ. ж. дор.) и относился к Бороковскому сельскому правлению. И тут мне стало ясно, где надо искать. Ведь Бароково – это нынешнее селение Арик Терского района, от жителей которого я не раз слышал об упавшем некогда в этих местах метеорите. Слышать то слышал, но никак не соотносил, что арикский метеорит и тот, что описан Евграфом Петровичем Савельевым, суть одно и тоже.


?

Log in

No account? Create an account