Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

«…ПОД ПЛАЧ НАРОДА, КАК НАЦИОНАЛЬНОГО ГЕРОЯ КАБАРДЫ»

  Новые страницы к биографии Заурбека Даутокова-Серебрякова
  Окончание материала

   …И вот спустя более ста лет, выплыла из неизвестных глубин удивительная фотография. А кто же рядом с Заурбеком? Ответ предполагаем – тот самый Василий Гамалий (1884-1956), с которым его связывали тесные дружеские узы. Как и Заурбек, он в дальнейшем участвовал в Первой мировой войне, был отмечен наградами за мужество и храбрость. В годы Гражданской войны командовал 2-м Кабардинским конным полком в Кабардинской конной бригаде Заурбека Даутокова-Серебрякова. Затем (с ноября 1920 года вплоть до кончины) в эмиграции: умер в Лейквуде Нью-Джерси (США); там же и похоронен.



     Упоминается Заурбек и в «Воспоминаниях о службе в Кабардинском конном полку», автором которых является офицер А. А. Арсеньев. Они опубликованы в выходившем во Франции журнале «Военная быль» (№№116,117, 1972).

   Воспоминания эти представляют несомненный интерес, и наше издательство подготовило их к печати. А пока отрывок о Даутокове-Серебрякове: «Незадолго до казачьего восстания на Тереке, когда мы проживали в станице Новоосетинской, мы узнали, что к полковнику Хабаеву, влиятельному казаку станицы, приехал в гости наш командир, полковник Анзоров. Мы сочли долгом ему явиться. Он встретил нас с распростертыми объятиями и восклицанием: «Штабс-ротмистр Николайчик! Поручик Арсеньев!..» Мы были каждый на чин ниже и, называя нас так, Анзоров соблюдал традицию кавалерии.
    Как оказалось, он приехал к Хабаеву договориться о совместном восстании, желая перейти с кабардинцами на эту сторону Терека и присоединиться к казакам. Оживленно разговаривая с нами и посвящая нас в свои планы, он говорил: «Мне нужны офицеры, которые шли бы впереди, а кабардинцы от них не отстанут». По причинам, оставшимся нам неизвестными, предложение его принято не было, о чем главари готовившегося восстания потом, вероятно, не один раз пожалели.


    Встреченный с почетом и свойственным осетинам радушием полковник Анзоров уехал огорченный и раздосадованный. Впоследствии восстание в Кабарде возглавил не он, а энергичный и дельный, но непомерно честолюбивый ротмистр Заур Бек Даутоков-Серебряков. В 1918 году он организовал в Кабарде противобольшевистскую борьбу и сыграл в Белом движении большую роль, создав из своих земляков дивизию шестиполкового состава. Анзоров, служивший прежде всего идее, не считаясь с чинами, стал в подчинение младшего своего однополчанина и принял в дивизии у Серебрякова командование одним из отрядов и, будучи раненым, остался в строю. За взятие повторными атаками в конном строю станицы Суворовский он был представлен командованием к производству через чин в генералы».
    И еще один штрих к биографии ротмистра Даутокова-Серебрякова. Его знаменитый приказ (от 27 января 1919 года) по Нальчикскому гарнизону, начальником коего он на тот момент являлся. Текст этот не требует комментариев, а говорит сам за себя, свидетельствуя, в первую очередь, о принципиальности Заурбека.
Итак, «Обращаю внимание жителей слободы и в особенности селений на неисправимую их привычку за кого-либо ходатайствовать. Эта привычка имеет особенно скверный характер у кабардинцев и горцев (так тогда называли балкарцев – авт.), которые в большинстве случаев просят за кого-нибудь не бескорыстно. Пора отрешиться от знаменитого взяточничества, связанного с просьбами за других. Еще раз повторяю, что это зло десятками лет развито, к сожалению, среди наших туземцев. Чтобы ни происходило, кого бы ни арестовывали – это не делается без основания. По приказанию Правителя Кабарды довожу до сведения всех, что ходатайства приниматься во внимание не будут и ходатаи, без различия пола, возраста и положения, будут высылаться из пределов Северного Кавказа, Рекомендую многочисленным ходатаям расходовать свою энергию на что-либо более полезное и успешное в своей личной жизни».


    Тут, как говорится, не убавить и не прибавить.
    …Вместе с Зауром Апшевым, депутатом Парламента КБР, мы стоим у могилы Даутокова-Серебрякова, что на вольноаульском кладбище. В 2005 году, прочитав выпущенную нашим издательством книгу Константина Чхеидзе «Страна Прометея», Заур выступил инициатором установки памятника Заурбеку. Много лет пробежало с того времени, тропа к земному приюту неординарного кабардинца, которого некогда провожали в последний путь как национального героя, заросла травой и почти невидна. О том, что люди бывают здесь нечасто, свидетельствуют и свежие, этого года, срезы на стволах спиленных девятилетних деревьев, выросших рядом с могилой.
Жалобно скрипит на ноябрьском ветру железная калитка ограды и кажется, что через этот звук прорывается чей-то голос. Вслушиваюсь в него, и сами собой всплывают в памяти слова из стихотворения «Сон», написанного Заурбеком и воспроизведенные по памяти Константином Чхеидзе. В нем автор обращается к рыцарю-всаднику, который на вопрос «Кто он?» ответил: «Кабарда»:

Кабарда! Где ж твоя жизнь лучезарная,
Верность в любви, в мести коварная,
Слава джигитов нетленная,
Где старина та священная?

Где твои песни тягучие,
Где твои слезы горючие,
Где твои бурные радости
В мощных сынах вольной младости?

Где твои тучные нивы?
Где скакуны длинногривые,
Где твои быстрые реки,
Где твоя удаль – абреки?

Где наша мудрая чинность,
Где адыгейца повинность:
Гостю и старшим почет?
Где еще хабзэ живет?

Где наши речи кунацкие ,
Где отношения братские,
Где так звучавшее часто:
Мыр зи ди шуугх паста?

Разве навеки кануло,
Что в твоем сердце уснуло?
Разве расстаться не жаль
С мудро-прекрасным ажаль?

    Что к этому добавить? Перевести известное всем выражение «Мыр зи ди шуугх паста» и не менее известное слово «ажаль»? Они поистине нарицательны: «Вот мой хлеб и соль» и «вера в судьбу». А может напомнить, каким видится автору стихотворения его герой – Кабарда?
    Эта строчка западает в душу. В ней гордость и сила, мужество и верность, радость и печаль:
    «Кабарда! Это слава Кавказа, его вольности щит».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments