Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

МЫ ВОЗВРАЩАЕМСЯ. НО РАЗВЕ МЫ УХОДИЛИ?

   …Когда я представил, что весь этот многочасовой путь по одному из ответвлений Гоначхирского ущелья, что в Карачаео-Черкесии, предстоит проделать в обратном направлении, а значит:
– преодолеть сотни (или тысячи?) метров каменных осыпей, где камни как вода в ручье: движение незаметно, но стоит ступить в нее (в данном случае, на них), как сразу почувствуешь – они живые, замерли на мгновение, но под твоей тяжестью мгновенно проснулись, заскользили вниз, готовые вот-вот утянуть и тебя;




     – перейти несколько бурных речек, течение которых готово увлечь тебя за собой, а склизкие камни мгновенно подставить подножку, грозящую купанием в ледяной воде и еще неизвестно какими последствиями, если река понесет за собой; а то, что она для этого приложит все усилия, со-мнений нет;


– пробраться через сплошные стены борщевика, вымахавшего выше человеческого роста, жгучего до такой степени, что после него кожа покрывается алыми пятнами, и горит, и зудит, и пылает словно от ожогов;
– подниматься на многочисленные валуны, выстроившиеся в некоторых местах наподобие стены; подтягиваясь на руках, пролезая сквозь узкие щели, балансируя и скользя;
– брести по льду, образовавшемуся после сошедшей лавины, остерегаясь зияющих то тут, то там трещин;
– отбиваться от гнуса – мелкого, практически незаметного, но такого кусачего, такого надоедливого и настырного, что все слова (плохие, честно говорю) готовы одно за другим срываться с языка;
– проваливаться в каменные мешки, скрытые от взгляда плотным ковром рододендронов, цепляющихся за тебя, не отпускающих, замедляющих каждый шаг;
– спускаться, как до этого подниматься – без всякого намека на дорогу под палящим солнцем, с запекшимися губами, пересохшим ртом, с лицом, залитым потом, в свитере, из которого без вся-кого напряжения можно выжать литры (не воды – пота!);
– и все перечисленное выше, а именно:
преодолеть,
перейти,
пробраться,
подниматься,
брести,
отбиваться,
проваливаться,
спускаться, как и многое другое, будет длиться и час, и второй, и третий, и четвертый…



   Когда я все это представил, то сказал себе: все кончено, хватит с меня, больше никогда, и в молодые годы это мало кто выдерживает, а в твои грядущие 63 только безмозглые ослы способны на такие испытания.
Лишь бы хватило сил доползти до машины, доехать до дома и забыть все, что было сегодня как кошмарный сон.
  Дополз, добрался, доахал.
  А на следующий день (с утра на работу – дело святое), глядя на фо-тографии, которые привез после путешествия в горы: всматриваясь в синь неба и таинственный сумрак вершин, вслушиваясь в неумолчную песнь водопадов, с опаской вглядываясь на нависающие, готовые сорваться от человеческого голоса лавины, вдруг поймал себя на мысли: когда лучше – в пятницу или субботу вновь поехать туда. Остановился на субботе, тут же забыв о не сгибавшихся ногах, болях в позвоночнике, а самое главное отбросив мысли о том, чтобы подобное не повторилось. Пусть повториться. Оно – познание мира и себя – такого стоит. Мы возвращаемся? Мы возвращаемся! Впрочем, а разве мы уходили? Кто со мной? Есть такие?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments