Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

И ЖИЗНЬ УПЛЫВАЕТ В НЕБО…

В замках средневековья Хуламо-Безенгийского ущелья

    Башни и крепости Хуламо-Безенгийского ущелья и сегодня вызывают неподдельное восхищение. Непросто найти ответ на вопрос: как, каким образом, практически на отвесных скалах, куда и налегке добраться по силам лишь опытнейшему альпинисту, имеющему современнейшее оборудование, жившие здесь столетия назад люди строили столь неприступные бастионы – доставляли сюда камни, раствор, деревянные балки?..
Вот так называемый замок Джабоевых – один «из монументальных памятников средневекового зодчества Кабардино-Балкарии, одно из самых уникальных сооружений с усовершенствованной планировкой», как восторженно писал Исмаил Мизиев.


     Ему вторит Тимур Шаханов: «Это один из самых эффектных памятников такого типа на всем Северном Кавказе». О замке Джабоевых он говорит как о «наиболее внушительном по своим размерам сооружении подобного рода на территории Балкарии. Воздвигнут он на недоступной с трех сторон скале, которая господствует на местности. Его полуразрушенные стены видны на большом расстоянии. Замок Джабоевых построен на очень выгодной для обороны местности. Он контролирует большую часть долины и неприступен. Плюс ко всему, замок этот прикрывает собой расположенный неподалеку аул. Это был когда-то грозный страж в горах Балкарии. Пешеходный подход к замку имеется только с восточной стороны.

   Общая длина замка достигает 27 метров, а максимальная ширина 7 метров. Самым высоким сооружением комплекса была восточная башня, но ее верхняя часть разрушена, а потому изначальная высота башни остается неизвестной; ее сохранившаяся часть имеет в высоту 8,3 метра.

   Основным материалом для строительства служили отколотые куски скалы, на которой стоит замок. Это было целесообразно вдвойне: во-первых, отпадала необходимость доставки стройматериала издалека; во-вторых, куски откалывали с таким расчетом, чтобы усилить неприступность самой скальной платформы. Действительно, на большей части своего периметра края платформы почти отвесны и местами достигают высоты 3–4 метра. И это только верхний ярус всего скального выхода.
      Толщина стен различных сооружений варьирует от 0,8 до 1–1,2 метра. Местами в кладке встречается тесаный камень. Известковый раствор чрезвычайно прочен, так как при изготовлении его применялась сыворотка.

   С восточной стороны перед башней имеются два вырытых в земле резервуара. Они смежные между собой и в разрезе имеют грушевидную форму, их диаметры у верхних краев 1,2 метра. Резервуары изнутри выложены камнем и тщательно оштукатурены. Вероятно, они служили защитникам для хранения запасов питьевой воды. Вообще, водоснабжению замка было уделено большое внимание. По некоторым сведениям, к нему скрытно была подведена под землей вода из ближайшего источника.


      Замок строился в несколько приемов. Вначале было возведено двухэтажное сооружение типа тех, которые в литературе по зодчеству горного Кавказа известны как «жилые башни», или « дома-крепости» . В плане оно имеет вид слегка асимметричного прямоугольника длиной более 11 метров и шириной в средней части 7 метров. Из-за сильной разрушенности всего комплекса трудно судить о количестве и взаиморасположении бойниц. К настоящему времени фиксируется только одна бойница на первом этаже южной стены.
Впоследствии замок разрастался за счет дополнительных пристроек. К его восточному торцу была пристроена упоминавшаяся боевая башня. Гнезда от балок межэтажных перекрытий позволяют фиксировать в ней наличие четырех этажей. Но поскольку верхняя часть башни не сохранилась, то не исключено, что в действительности число этажей доходило до пяти или шести.
      К противоположному, западному, торцу «дома-крепости» также было пристроено двухэтажное помещение – как бы его продолжение. В плане оно трапециевидное, с двумя бойницами на первом и одной – на втором этаже. Наконец, к этой второй пристройке пристроили небольшую двухэтажную башенку, тоже трапециевидную в плане. Общая длина этих двух пристроек 10,7 метра».
Считается, что этот уникальный памятник был уничтожен огнем в Средние века. Время не пощадило и его уцелевшие от пламени стены – сегодня можно увидеть лишь жалкие остатки удивительной цитадели, «ставшей неотъемлемой частью пейзажа» , органично вписанной « в окрестный ландшафт» . Под дождями и снегом осыпаются метровые массивные стены. Под воздействием влаги из них вымывается раствор, и камни сползают вниз один за другим.
      Глядя на руины, оставшиеся от некогда неприступной твердыни, не покидает ощущение, что мимо тебя проносятся века.
     Двадцатый – своим безразличием и варварским отношением к памятникам прошлого практически похоронивший крепость окончательно.
Девятнадцатый, восемнадцатый, семнадцатый – сохранившие в своих анналах письменные свидетельства об оборонительном комплексе, вознесенном над Череком.


     Шестнадцатый, пятнадцатый – когда укрепление продолжало служить обитателям ущелья.
Четырнадцатый – ставший для бастиона звездным часом, когда осаждаемый несметными полчищами завоевателей, возглавляемых Железным Тимуром, он отбивался до последнего защитника и со смертью его пал, но так и не покорился.
     Тринадцатый, двенадцатый – когда это удивительное каменное гнездо прирастало новыми дополнительными фортификационными сооружениями, позволяющими вести оборону со всех сторон.
Одиннадцатый – когда была замыслена, начала строиться, была возведена цитадель.
     Здесь, на вершине горы, где хозяйничает лишь ветер да орлы парят кругами в небесной синеве, время как будто замедляет свой бег, давая возможность заглянуть в прошлое. И когда прямо через нас проплывает неизвестно откуда взявшееся косматое облако, это прошлое внезапно оживает.
     И видится, что это не небесный странник гудит и посвистывает в каменных щелях и выемках, а сотни стрел, выпущенных захватчиками, выводят рулады смертельной песни. Не под порывами того же ветра шелестит густая трава, а скрипит и гнется под тяжестью сотен ног взбирающихся по склону людей. И падают они, пораженные из бойниц, и катятся со стонами вниз по крутому, чуть ли не отвесному склону, и кровь обагряет камни, дымящиеся под палящим солнцем.
    Сердце наполняется ужасом, душа – печальными знаниями, а тело – животным страхом. Где ты, с кем ты? В замке, судорожно выпускающий стрелу за стрелой? Или ею же пронзенный лежишь, уткнувшись в землю, не видя, как жизнь твоя уплывает в бездонное небо?..

                                                                                                                                          Со мной была моя дочка - Аня

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments