Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

КАК ПРОЧИТАТЬ ЗНАКИ СУДЬБЫ

  Вот, говорят, судьба подает знаки, предупреждает о том, что лучше не делать, как не поступать. С этих позиций наша вчерашняя поездка в верховья, что над селением Нижний Чегем, один сплошной знак: не надо, не следует, лучше отложить.
  Судите сами. Какой вчера шел дождь в Нальчике и его окрестностях – пояснять не надо: ливень, сплошная водяная стена. Попасть под такой в горах да еще на тяжелой машине – верный шанс остаться надолго на размокшей продавленной колее, с которой не свернуть, ни повернуть, так как земля доходит до днища, а колеса выстреливают комьями жидкой грязи.




  Впрочем, погода не знак (у природы нет плохой погоды), а предупреждение благоразумным людям. Знаки нечто другое. С ними мы столкнулись практически сразу, как свернули с трассы. Оборвавшийся электрический провод, пересекающий дорогу, заметили чисто случайно: он, отсвечивающий в лучах яркого солнца, был практически не виден.

  Гадать не хотелось: под напряжением или нет, но сама мысль как наше железное транспортное средство, достаточно низко сидящее, задевает его и превращается в нечто подобное электрическому стулу, не вызывала позитивных эмоций. Решили объехать, что и сделали. А вечером наш проводник в той поездке Кайсын Жазаев сообщил по телефону, что от удара током погибла корова. Уточнять та ли это корова, которую мы видели по дороге, и то ли это место, которое объехали, где она приняла мученическую смерть, не хотелось.
  Когда мы успешно проехали один из самых тяжелых участков дороги – резкий подъем с поворотом по сплошь черноземной колее – казалось, самое тяжелое позади. Ан, нет: одолев столь непростое препятствие, машина напомнила о знаках в прямом смысле слова на ровном месте. Она закипела на лужайке – ровной-преровной, гладкой-прегладкой. И приходила в себя достаточно долго. Одно радовало – мы остановились как раз напротив зарослей азалий, тех самых, что заставляют сердце учащенно биться и искать взглядом представительниц прекрасного пола, чтобы вручить одной из них этот цветочный наркотик любви.


   В лесу, через который лежал наш путь дальше, нам был явлен еще один знак. На узкой дороге, где с одной стороны заросший деревьями косогор, а с другой весьма впечатляющий обрыв, на встречу выехал трактор. Откуда он здесь взялся, даже в принципе было неясно, тем не менее, мы застыли друг против друга в тревожном ожидании: на этой дороге место было только для одного транспортного средства. Следовательно, один из нас должен был двигаться назад. Или мы на «Патриоте» по колее, которую взяли с разбегу, вниз. Или трактор марки «Беларусь», задние колеса которого двухметровой высоты, вверх. «Завязнем однозначно»,– сказал наш водитель. «Вытащит»,– самонадеянно возразил я. На что прозвучало сакраментальное: «Куда?» Действительно: куда? Наверх нам было надо, но впереди трактора. Все решили родственные связи: оказалось, за рулем «Беларуси» сидел родственник Кайсына, который очень сильно удивился нашему присутствию в столь глухих местах.
  Как он ехал-взбирался назад и вверх – это надо было посмотреть, но в конечном итоге это ему надоело, и доблестный нижнечегемец решил освободить колею для проезда. Заметив крошечный клочок земли, примыкающий к дороге и нависающий над пропастью, он стал втискиваться в него буквально по сантиметру. И – о чудо! – втиснулся, практически зависнув задними колесами над обрывом, уходящим вниз на десятки метров.
   Дружными аплодисментами мы встретили благородный поступок родственника Кайсына, но они отзвучали почти тут же: подъем, что открылся нашему взору, был непреодолим. Колея глубиной с полметра, если не больше, жирная черноземная трясина по краям не оставляли поля для маневра: только вперед. Под моё нетерпеливое: «Проедим!», мы рванули и тут же застряли. Задний ход только усугубил положение: машина ревела, брызгала грязью, но с места не двигалась. Это был уже не знак-предложение приостановить движение, это уже была сама остановка. Поняв это, как и то, что сели мы надолго, решил выдвигаться к цели поездки пешком. Не один.
  Место это я когда-то назвал «Нижнечегемский сад камней» и так оно и закрепилось в списке достопримечательностей Кабардино-Балкарии. Действительно, каменные истуканы, которых здесь великое множество, вызывают неподдельный интерес: своим внешним видом, удивительными разломами, расположением относительно друг друга. Но меня интересовало в этот раз другое: кто-то после моей публикации в Интернете запустил слух, что здесь располагается геопатогенная зона, и происходят необычные явления. Допустить столь бесцеремонное вмешательство на уже помеченную мной территорию и столь вольную трактовку происходящего на ней мне показалось слишком наглым. Как это: каменный сад проанонсировал, а зону прозевал.



   Когда мы (о том, кто мне составил компанию, скажу ниже) выбрались на поляну, где располагаются сотни каменных истуканов, небо почернело настолько, что стало неясно: день ли еще или уже вечер. Поэтому и снимки получились столь мрачными, свидетельствующими, что с этой каменной грядой не все так просто. Но на этом пока прервемся и вернемся к знакам.
   Невзирая на их обилие, я дошел до так называемой «зоны», осмотрел ее и вернулся обратно. И ничего не случилось. Значит…
   А ничего и не значит – может, это и не знаки были совсем; может, эти знаки предупреждали о другом; может, сыграло роль мое увлечение мистикой…
   Одним словом, жизнь продолжается. Только вот корову жалко – бедная, не свою смерть приняла. И ребят – проводника и водителя – жалко: два часа откапывали и разворачивали машину. Вернулись то мы, когда они как раз все закончили, хотя были уверены, что находились на поляне каменных истуканов как минимум в два раза дольше.      И этот феномен замедленного времени требует своего объяснения. Впрочем, об этом я расскажу в следующий раз.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments