Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ВЕЛИКАЯ ДРАМА

Но родина и вольность, будто сон,
В тумане дальнем скрылись невозвратно...

М. Ю. Лермонтов


К 21 мая, дню памяти адыгов, мы издали книгу «Трагедия изгнания»

     Прочтите ее страницы и содрогнитесь от боли и отчаяния погибших в той страшной войне, погибших не на поле брани даже, а от голода, эпидемий, равнодушия властей и воровства чиновников второй половины XIX века, без зазрения совести пожиравших деньги, отпускаемые на обустройство черкесов. На минуту представьте эти переполненные в десятки раз больше возможного небольшие турецкие суденышки, перевозившие мухаджиров (от арабского мухаджарет – переселение, изгнание, эмиграция) с Северного Кавказа в Османскую Турцию, становящиеся игрушкой штормов или штиля, ареной голода и жажды, хоронящих своих пассажиров по законам моря. Пройдитесь вместе с авторами этой книги по турецкому берегу, усеянному шалашиками из листьев и рваных палаток, посмотрите, что едят изгнанные с родины черкесы и в какие лохмотья одеты они, и вспомните, что места их былого обитания заросли кустарником и сделались пустыней взамен цветущих садов и благоухающих виноградников. Не побрезгуйте взглянуть на лежащие повсюду трупы и прислушайтесь к раздающемуся с разных сторон погребальному плачу, разве не слышится он сегодня из воюющей Сирии, где так много потомков тех самых мухаджиров?!



      Обратите внимание на приводимый в исследовании А. Берже текст прокламации к черкесам турецкого эмиссара Мухаммеда Насарета от 1 июня 1863 года: «Берите ваши семейства и все необходимые вещи, потому что наше правительство заботится о постройке для вас домов и весь народ наш принимает в этом деятельное участие. Если тяжебные дела задержат вас до весны, то по окончании их поспешите переселиться с таким же рвением, как предшественники ваши».

   

   

Вот чистой воды провокация с обещанием земного рая для единоверцев-мусульман, и таких приезжих эмиссаров в черкесских землях было немало. А слушали их доверчивые и достаточно наивные горцы, привыкшие жить по законам чести, которые верили и ожидали реальной помощи отовсюду, лишь бы избежать неволи под властью русского царя. Достаточно прочитать хотя бы записки европейца А. Фонвиля, чтобы представить себе всю грандиозность такого обмана и самообмана. Многочисленные факты письменных обращений из Турции с призывами потянуть время, затягивая партизанскую войну до прихода помощи от могущественных держав, содержатся в донесениях офицеров К. Гейнса и С. Духовского, которых никак нельзя назвать друзьями черкесов, но, ознакомившись с их мемуарами («Пшехский отряд...» и «Даховский отряд...»), понимаешь, сколь ценили они воинский дух и достоинство племен, с которыми им пришлось воевать. Понимаешь, как сложно было принять правильное решение людям, которых предавали не только чужие эмиссары, но очень часто собственные старшины, оговаривавшие исключительные права для себя за спинами соплеменников. Видишь, что ввергнутые в покорение вольных племен солдаты и офицеры все же сочувствуют горцам, отмечая великое бедствие этих людей и спекуляции на их проблемах.

                

    Вернемся на наш черноморский берег. Там царят перенаселенность, паника и тот же голод и холод. Никаких минимальных условий для ожидания своей очереди на переправу к турецкому берегу. Ожидания, затягивающегося на месяцы! Ожидания, когда сама смерть уже есть избавление от невыносимых страданий духа и плоти. Это сегодня, по наблюдениям социологов, более половины населения земного шара хотели бы поменять место жительства, но в XIX веке покинуть родину, тем более горцам, было невыносимо тяжко и мучительно. Их использовали по соображениям выгоды все стороны, решающие за их счет политические, геополитические и иные амбиции. А можно же было, коль так важен был для укрепления южной границы этот кусок земли, именуемый Кавказом, постепенно и целенаправленно не только подчинить свободолюбивых горцев, но создать им такие условия жизни, при которых они стали бы лояльными к Российской империи. Такие проекты тоже были, но победила, как везде и всегда, немилосердная политика кнута и пряника. Изгнанию подверглись, по разным источникам, от 500 тысяч до полутора миллиона черкесов. Первым по свежим следам попытался подсчитать число переселившихся председатель Кавказской археографической комиссии А. П. Берже, чей научный труд открывает эту книгу. Он утверждал, что число горцев, выехавших в 1858–1865 годах с восточного берега Черного моря, составило 470 703 человека, а вместе с чеченцами – 493 194 человека. Хотя могут ли быть точными эти цифры, ведь помимо легального мухаджирства было и нелегальное, которое, разумеется, осталось вне внимания официальной статистики.
      К 1867 году массовое переселение прекратилось, появился даже квотный вариант, когда ежегодно лишь небольшой процент желающих мог выехать. Очень часто основанием для выезда служило паломничество к святым местам в Мекку, и ехали всей семьей. Не останавливало даже доходящее до кавказского населения известие, что к эмигрантам относятся не вполне лояльно и уж совсем не по-братски, вопреки исламу.
     Хотели ли их смерти те, кто гнал и кто приглашал, решая так называемый восточный вопрос? Они просчитывали выгоды этого предприятия, а сами люди вряд ли их занимали. Глядя на великую драму изгнания и зная, как, где и когда использовались мухаджиры позднее, полнее представляешь себе цинизм правителей, стравливающих народы, порождающих вражду между ними на долгие времена и подпитывающих недоверие ко всем остальным.
Прочтите эту страшную книгу с мыслью, что боль ее носит вселенский характер. Русскому человеку, а издатели книги именно русские, нелегко будет принять тот груз ответственности, который прилагается к понятию «отечественная история». Трагедия черкесов неотделима от истории России и затрагивает чувства всех ее народов, прошедших сложный путь к единому государству.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments