Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ПОЛОТЕНЦЕ СОСРУКО - КАК АДЫГСКАЯ ПЛАЩЕНИЦА

   Принято считать, что в основе эпоса ряда народов Северного Кавказа «Нарты», повествующего о легендарных богатырях, лежит трансформированная история скифо-сарматского этноса. Ученые утверждают, что зародился он где-то в VIII–VII веках до нашей эры, в XIII–XIV веках разрозненные сказания, объединенные героем или событием, сложились в циклы преданий. Следовательно, герои эпоса жили и действовали как минимум две с половиной, а то и три тысячи лет назад.


   Запомнив эти цифры, обратимся к одному из самых притягательных героев эпоса – нарту Сосруко, точнее, к эпизоду его смерти. Вот как передан он в записях кабардинского фольклориста Талиба Кашежева, обнародованных публикатором Л. Лопатинским в 1891 году. Кстати, в послесловии к публикации, он, как о чем-то само собой разумеющимся, пишет: «Еще до появления в Кабарде теперешних людей, жили нарты. Это были люди огромного роста и необыкновенной физической силы, но не отличавшиеся, подобно жившим раньше их великанам, умом и находчивостью.


    Среди нартов выделялся Сосруко, о сверхъестественном происхождении которого рассказывают народные сказания. Он был не-обыкновенно умен и хитер; его тело было неуязвимо для орудия; мать его Сатаней помогала ему своим волшебством: все это давало ему большое преимущество над другими нартами, среди которых были многие и сильнее его и гораздо храбрее. Этими преимуществами он пользовался не только для того, чтобы помогать нартам в их борьбе с остатками великанов-людоедов, но и во вред самих нар-тов, истребляя этих буйных гигантов целыми десятками и очищая землю для мирного труда человека».
Вот так, не больше и не меньше: жили и были.
   Итак, нарты собрались со всей Кабарды, чтобы «принять участие в скачках, джигитовке и в разных состязаниях в силе и ловкости: беге в запуски, бросании камней, сбивании всадника с седла толчком руки, стрельбой из лука в цель». А так как «в этих играх всегда отличался знаменитый нарт Сосруко», то другие нарты «завидовали его ловкости и ненавидели его всею душою».



     А вот и само предание: «Однажды весь южный склон Бештау пестрел от несметной толпы нартов. Происходила небывалая игра: одни нарты вкатывали вверх волшебное колесо (жан-шерх), заостренное стальными зубцами, а другие, стоявшие на горе, спускали его вниз. Сосруко стоял внизу; пришла его очередь подталкивать колесо: он подталкивал его так, как и другие – руками.
    Тогда бывшие на вершине нарты, желая его гибели, стали его подзадоривать: «Ну-ка, Сосруко, подталкивай грудью!» Сосруко делал то, о чем его просили. «Подталкивай коленом», и это он исполнял. «Подталкивай лбом!» Сосруко и это было нипочем: колесо очутилось на вершине Бештау.
    И так бы и завершилось это соревнование, если бы не козни коварной колдуньи Барымбух, ненавидевшей Сатаней, мать Сосруко, и хитростью узнавшей об уязвимости нарта: «Когда Сосруко вынимали из родившей его каменной утробы, то бедро, за которое дуке схватил щипцами, покрылось костью и сделалось уязвимо для орудия: пригласите его подталкивать жан-шарх бедром».


     Что было дальше известно: на следующее утро, подзадориваемый нартами, «увлекшись игрой, Сосруко забыл об угрожавшей ему опасности и подставил скатывавшемуся колесу бедро: бедренная кость от сильного удара раздробилась, и Сосруко упал полумертвым».
    Существует несколько вариантов дальнейшего развития событий. По одной, кашежевской, «сделав сверхъестественное усилие, Сосруко вскочил на верного коня Тхожея и поскакал чрез горы и долы к Черному морю. На берегу моря он велел своему верному коню разрыть копытами землю. В вырытую могилу лег Сосруко, а затем его верный конь насыпал над его телом курган. Отдав по-следний долг своему господину, Тхожей взвился в воздух и пропал бесследно. Еще и поныне по ту сторону Ошхамахо, на берегу моря, возвышается к небу курган Сосруко».
   По другой, с горы Харама, где проходило описанное соревнова-ние и где колесо жан-шерх перебило Сосруко обе ноги, верный конь Тхожей помчал нарта к матери Сатаней. Но загнанный в реч-ное каменистое русло, ослабел и свалился, а Сосруко, сняв с него шкуру, вошел в нее и еще долго сражался с врагами, пока «нарты из рода Тотреша и одноглазые иныжи» не зарыли «Сосруко живым в землю, придавили его тяжелым камнем, засыпали землей и воздвигли огромный курган». Где конкретно находится этот курган, неизвестно.
   Но вот что известно точно, причем сведения эти прослеживаются на протяжении нескольких столетий, что в одной из кабардинских семей, что из рода Кардановых, хранится полотенце (назовем этот кусочек ткани так), некогда принадлежавшее …Сосруко. В далекие-предалекие времена, когда предки Кардановых жили на берегу Черного моря, в одну из ночей они обнаружили в задней части своего сада раненого воина (у него были перебиты ноги), пытавшегося остановить кровь полотенцем. Им оказался – опять же уточним, согласно семейного предания – легендарный богатырь Сосруко. Глава рода перевязал его, но спасти не смог – несоотносимы были с жизнью нанесенные нарту увечья.


    Умирая, Сосруко завещал хозяину дома хранить полотенце как самую бесценную реликвию, передавая от отца к сыну, из поколения в поколение, выказывая уважение при произнесении имени то-го, кому оно принадлежало. Сказано было при этом примерно следующее: вы скрасили мои последние часы и я оставляю вам то, что вознаградит за заботу не только вас, но и ваших потомков: предо-хранит от бед, утешит, согреет в холод, в жару одарит влагой. Ответственным за реликвию назначался старейшина рода, независимо от того, мужчина это или женщина.
    Так ли было сказано или по другому, сказано ли было вообще – сегодня никто не ответит, но из поколение в поколение передает род Кардановых эту драгоценную реликвию. Нынешние хранители говорят, что их дальний предок, живший шесть поколений назад, утверждал, что знал восемь своих предшественников, сохранявших память о завещанной святыне, а сколько они – известно одному времени.
    Итак, что из себя представляет полотенце, находящееся ныне у дугулубгеевских (бывшее селение Кызбурун Третий) Кардановых. Это кусок тонкой материи размером 55 на 40 сантиметров, синего цвета (когда-то он был ярко-синим), с необычным орнаментом (очень похожим на тот, что на этрусских вазах) по краям, с выцветшими пятнами бурого цвета (скорее всего кровяными), на месте которых образовались многочисленные прорехи.
    Ну и что, скажет пессимистически настроенный читатель, мало ли кто что у себя хранит, и будет, без сомнения, прав. Если бы не несколько но… Прежде всего о полотенце стало известно отнюдь не сегодня, когда мифы и легенды творятся всеми, кому не лень, а достаточно давно. Оно упоминается в ряде записей сказителей, о нем известно профессиональным ученым-фольклористам. Более того, быличка эта – «Сосрыкъуэ и напэIэлъэщIыр» – напечатана в фольклорном сборнике «Адыгэ IуэрыIуатэхэр» (Нальчик, 1963, с. 258-259). Причем здесь приводится сразу два варианта, дополняю-щих один другого. Помимо уже сказанного, в них отмечается, что дотрагиваться до реликвии разрешено лишь главе рода, младшим же не дозволяется даже прикасаться к столу, на котором она лежит. Сообщается, что нынешний хранитель полотенца Адам сын Мухажа, что ДисцIыкIу, которой по старшинству предстояло быть ответственной за полотенце, отказалась к нему притронуться, произнеся лишь одно слово: «Боюсь!». После этого она внезапно заболела и выздоровела лишь тогда, когда взяла в руки реликвию.
   Доктор филологических наук, фольклорист Адам Гутов считает эту легенду отголоском более позднего времени, чем сами сказания о нартах, предполагая, что какой-то воин по имени Сосруко, раненый, спасавшийся от преследователей, нашел приют в семье Кардановых; эпизод этот с годами оброс деталями, приметами, мистическими преданиями.

 

     Действительно, таинственного и необъяснимого в случае с полотенцем хватает. Прежде всего скажем, что оно на самом деле обладает необычными свойствами – способно вызывать …дождь! Не улыбайтесь – проверено на практике и подтверждено многочисленными свидетелями на протяжении нескольких десятилетий. Нынешние хранители полотенца – Хадижат, Мухамед, Мухаруф, Муа-дин, дети Туты Карданова, передавшего им его по наследству, утверждают, что в засушливые периоды односельчане приходили к родителям с просьбой о помощи. И их мать Шаират всегда откликалась, выносила платок на улицу, кропила его водой, держа перед собой на вытянутых руках, глядя на солнце, читала молитву и… Самое удивительное, что на следующий день обязательно шел дождь: отказов от небесной канцелярии не было. Ни разу, хотя об-ряд сей повторялся множество раз.         Вероятно, от этих процедур (окропления водой и прямых солнечных лучей) полотенце так вы-цвело. Кстати, в одном из опубликованных вариантов имеется указание на 1948 год, невероятно засушливый, когда именно полотенце, обряд с которым провели кызбурунцы, спасло урожай сельчан. Мы пролистали подшивку номеров республиканской газеты за третий послевоенный год – действительно, жара тем летом стояла необыкновенная.

    Для тех, кто по-прежнему сомневается в волшебных свойствах полотенца Сосруко, еще один штришок: в огороде Кардановых не растет свекла. У соседей – растет, у всех живущих на улице – рас-тет, а у них – нет. Сажали неоднократно, причем на протяжении многих лет: результат один – свекла пропадает на корню. В чем тут дело никто не знает, но вспомним, что свекольный сок – красный. Цвета крови. Крови Сосруко, следы которой на полотенце.


    Понятно, что это никакое не доказательство, скорее деталь, характерная для подобного рода реликвий. Среди них, кстати, и мо-менты почитания необычного раритета: Кардановы рассказывают, что входившие в их дом снохи по-разному относились к тому, что при произнесении имени Сосруко они должны вставать, выказывая почитание. Одни принимали это как само собой разумеющееся, но были и те, кто противился. Эффект был одинаков: молодые женщины заболевали: чахли на глазах, теряли дар речи, а врачи оказывались бессильны, так как не могли понять, что происходит с ними. Выздоровление во всех случаях наступало только тогда, когда снохи совершали, если так позволительно выразиться, обряд раскаяния; т.е. история с болезнью ДисцIыкIу далеко не единична.
    Многое смущает в этой истории, если ее рассматривать как происходившую с одним из главных действующих лиц нартского эпоса, герои которого жили (будем считать вслед за этнографом Л. Лопатинскимли, что это реальные исторические персонажи) тысячелетия назад: слишком большой временной промежуток, удиви-тельная сохранность полотенца, сам материал из которого оно изготовлена, форма орнамента. С другой стороны, нынешние Кардановы лишь очередное звено в цепи хранителей: им передали реликвию и они. как и их предки, с достоинством, как зеницу ока, чтут ее, держа в специально изготовленном сундучке.
    Если мы хотим приблизиться к истине, надо прежде всего выяс-нить, сколько полотенцу лет, когда оно изготовлено, какова фактура ткани, каким способом нанесен рисунок, что он, в конечном счете, означает: графический узор или, возможно, смысловое послание. Ответить на эти вопросы могут только ученые: надо провести спек-тральный (или какой другой) анализ раритета, который все расставит по своим местам.
    Владельцы реликвии не возражают о проведении такого изучения, готовы предоставить для него полотенце. Другой вопрос, что подобного рода анализы дело дорогостоящее. Найдутся ли спонсоры, готовые оплатить их?     Хотелось, чтобы нашлись. Ведь речь по-большому счету идет не о родовой памяти, а о святыне, имеющей отношение к этносу в целом. Ведь если будет доказана тысячелетняя история полотенца Сосруко, реликвия эта может стать в один ряд с такими раритетами, как, допустим, туринская плащеница. Вы думаете я шучу, проводя подобные параллели?..
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment