Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

РОМАНОВСКИЙ СКВЕР

   Романовский сквер… Слышали ли вы, что был такой в Нальчике? Возможно, да, но скорее всего нет, так как название это вот уже почти сто лет (с установлением Советской власти) вышло из обихода. Оно – неофициальное ¬ сохранилось лишь в воспоминаниях современников, да на почтовых дореволюционных открытках. И так случилось, что с годами стало ассоциироваться вовсе не с тем местом, которое когда-то обозначало.


11018324_1572245753023879_1538765510779228036_n

    Вот, к примеру, на сайте администрации города Нальчик размещена статья кандидата исторических наук Владимира Шевчука «На сегодняшний день зданий, некогда украшавших улицы старого Нальчика, почти не осталось». В ней говорится, в частности, и о том, что на месте нынешнего танцевального зала до 1929 года располагался храм Симеона Столпника. А вот и интересующее нас уточнение: «За церковной оградой находился Романовский сквер, где когда-то играла музыка и прогуливались жители слободы. За Романовским сквером располагался один из старейших домов слободы. Здесь размещался временный кабардинский суд…».

    Или возьмем статью консультанта УЦГА КБР Натальи Бальжатовой «Симеоновская церковь: в память генерал-майора Хлюпина», размещенную на портале «Православные святыни Кабардино-Балкарии». Читаем: «Здание Симеоновской церкви создавало в сочетании со зданием реального училища, выстроенном в 1913 г., единый архитектурный ансамбль, являясь украшением слободы, а позднее города Нальчика. Находилось оно на улице Церковной, после революции переименованной в улицу Советскую, на пересечении ее с улицей Воронцовской (ныне Кабардинская) на бывшей площади форштадта. Только теперь здесь уже росли деревья, стояла маленькая уютная ротонда, в которой по выходным дням играл духовой оркестр, а сам скверик именовался Романовским в честь царствующей династии. Рядом располагалось несколько жилых домов, в том числе дом священника, церковно-приходская школа, помещения павильона и Нальчикского окружного управления». Автор дает и сноску к интересующему нас названию: «Романовский сквер после революции был переименован в сквер Свободы».
В другой статье – Заурбека Шахмурзаева «Почему Кавказ – это Россия» также читаем: «Из России приехали учителя, врачи, ремесленники. Более того, приезжей русской аристократией был организован театр. В этом заведении играли не артисты, а сами же дворяне. Русскими был создан Романовский сквер в районе нынешнего Танцзала, выстроен первый светский суд».

11001865_1569091040006017_3479205243298261044_n

      Цитировать можно достаточно долго – источников таких немало. Как будто все ясно: Романовский сквер – это нынешний скверик Свободы, располагающийся между улицами Кешокова и Арманд, на территории которого находится ныне памятник Древо жизни и надгробные стелы Жабаги Казаноко и его супруге, танцевальный зал и кафе у входа со стороны улицы Кешокова, продолжающее захватывать все новые и новые территории, естественно, с разрешения местных властей.

    А что на этом месте было раньше? Как видно из цитируемого выше: храм Симеона Столпника, ротонда, в которой играл духовой оркестр, временный кабардинский суд. Вот воспоминания Нины Николаевны Суховой («Революцией призванные». Эльбрус, 1977): «В верхней части города небольшой сквер, огороженный узорчатой кирпичной стеной. За оградой – площадь с церковью посредине. На церковной площади обычно стояли фаэтоны, линейки в ожидании пассажиров. В сквере стояла ротонда в которой по воскресеньям, после обедни, играл оркестр воинской части; публика прогуливалась по аллее от калитки до калитки (ворот не было). Справа от сквера стоял дом начальника округа...».

10959642_1569091046672683_787846918099260219_n

    Так как сквер этот достаточно малого размера, трудно представить, что на его территории могли разместиться еще какие-то, помимо названных, заведения, в частности, общественного питания. Но именно об этом свидетельствуют дореволюционные почтовые открытки фотографа Новиковского. Надпись на одной из них, достаточно известной, гласит: «Кавказ. Нальчик. Романовский сквер». На другой, встречаемой куда реже, читаем: «Нальчик. Ресторан в Романовском сквере». Но что же мы видим на них? На первой – улицу Воронцовскую (сегодняшнюю Кабардинскую) на ее пересечении с нынешней Революционной. Более того, дома с правой стороны, как и угловой дом с левой стороны, сохранились и поныне. И хоть первые из них незначительно реконструированы, но легко узнаваемы. А теперь посмотрим перспективу – на пересечении следующей с Кабардинской улицы (Почтовой ныне Ногмова) заметно двухэтажное здание. Оно легко определяется уже своей архитектурой – это дом купцов Зипаловых.
    Что касается фотографии ресторана. Он мог находиться где угодно, только не рядом с церквью – соседство храма и питейного заведения в царской России не приветствовалось. Следовательно, ресторан, о чем и свидетельствует подпись, располагался в Романовском сквере, которым являлся сквер, расположенный между улицами Кабардинская-Свободы, с одной стороны, и Революционная-Ногмова, с другой. С нами в этом вопросе согласны и такие известные архивисты, как Е. С. Тютюнина и О. Л. Опрышко.
   Ну а окончательную точку в этом вопросе ставят воспоминания фельдшера Н. Н. Сухова «Здравоохранение в Кабардино-Балкарской АССР», хранящиеся в Национальном архиве КБР и частично опубликованные нами («Газета Юга», 29 января с. г.). Напомнив, что малый базар в дореволюционном Нальчике находился на месте нынешнего кинотеатра «Победа», процитуем интересующий нас отрывок: «Здесь же малый базар, а ниже, через несколько домов, маленький Романовский сквер (пионерский лагерь). За сквером почта, почему и улица, проходящая перпендикулярно Воронцовской, названа Почтовой». Уточним, что ныне этот сквер, коим по большому счету он давно уже не является, носит негласное название детский парк, а в послевоенные годы на его территории действительно функционировал пионерский лагерь.
10981206_1569091146672673_5789933418823197455_n

    Как-будто с местонахождением Романовского сквера все ясно. Но возникает вопрос: как же тогда назывался сквер между улицами Арманд и Кешокова? Ответ мы находим в воспоминаниях К. Чхеидзе «О событиях гражданской войны на Тереке». В главе второй «Перед эвакуацией и эвакуация Нальчика» читаем: «…Известие о эвакуации придало отваги большевизанствующей части населения, и в то же время распоясало инстинкты у неблагонадежных элементов. Увы, к таким элементам пришлось отнести, между прочим, и начальника милиции, прапорщика Од-ва. Прапорщик, мужчина атлетического сложения и бешеного нрава, так сказать, сорвался с нарезов. Утром 3 марта, после ночи, проведенной в пьянстве, он появился в Горском сквере (Горский сквер расположен под окнами дома, где жил Правитель)». Уточнение в скобках сделано самим Константином Александровичем.
    Итак, суммируем. Н. Сухова: «Справа от сквера стоял дом начальника округа». К. Чхеидзе: «Горский сквер расположен под окнами дома, где жил Правитель». Начальник округа и правитель – в данном случае одно и то же лицо. Следовательно, сквер, в котором расположен нынешний танцевальный зал, назывался Горским.
   Почему же за столь короткое время – неполных сто лет – из нашей памяти не только выветрилось название сквера, но и произошла подмена объектов как таковых. К сожалению, объяснение одно – идеология. Романовский сквер (его еще называли Нижним) с приходом Советской власти, подвергшей нигилистическому остракизму все, что было связано с царской династией, вообще лишился имени как такового, став более известен как детский парк. Горский сквер (обыватели его еще называли Верхний, Верховный – по месту нахождения властных структур) с установлением власти большевиков практически сразу был переименован в Сквер (садик) свободы. Только вот чей свободы и от кого… Не случайно ведь, что это название у большинства нальчан так и не прижилось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments