viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ХАБАЗ - КАТОЛИЧЕСКАЯ ОБИТЕЛЬ

  Вот на такой критической ноте заканчивалось это письмо, с которым захотелось поспорить. И, прежде всего, о так называемой «народной этимологии». В контексте нашего разговора термин этот совершенно неупотребим. Ладно бы шла речь о современном туристском фольклоре, насыщенном байками и фантазиями, но ведь о тех же франгах (френках) – и мы уже писали об этом – сохранилось множество фольклорных преданий, датированных XVI–XVII века-ми, документальных свидетельств путешественников, ученых, дипломатов, военных.

10846385_1566773083571146_4259052508848123700_n

  Не будем повторяться, рассказывая о возможном итальянском поселении в районе нынешнего селения Урвань; обратим свой взор подальше – в горы, к селению Хабаз, где, как мы считаем, находилась римско-католическая миссия. Доказательствами на нынешний день является только устная традиция, но она достаточно убедительна и опирается на реальные предания, передаваемые из поколения в поколение. И сегодня вам покажут место, где некогда располагался монастырь (ныне здесь возведена мечеть), расскажут, как при строительстве последней обнаружили средневековый водопровод, нашли немалое количество обломков каменных крестов (частью впоследствии уничтоженных, частью увезенных в неизвестном направлении некими заинтересованными лицами). Жители называют это место «килиса» (Kilise) – то есть, церковь. Слово это происходит от греческого «эклессия» – церковь.

  Коль есть миссионерская обитель, которая существовала продолжительное время, должно быть и христианское кладбище – оно действительно поблизости, за селением, под нависающей с правой стороны дороги скалой. Могилы (их немало) грунтовые, судя по всему, они не вскрывались. Следовательно, не представляет труда определить, кто в них захоронен – католический обряд похорон мало изменился за последние столетия: монахов хоронили в гробах, причем голова умершего должна быть обращена на запад, а ноги на восток. Над могильным холмиком водружали крест – над головой усопшего. Где были установлены последние, сейчас выяснить не-возможно – все кресты выкорчеваны (вероятнее всего еще в период исламизации) и уничтожены. (Впрочем, такой же крест и у право-славных).

10649596_1566772820237839_4924358122956302302_n
10987004_1566772983571156_3394747119911473403_n

   
Судя по всему, пытались уничтожить и главную святыню этих мест – расположенный выше кладбища, за селением, колоссальный каменный крест. Внушительного вида скала выпирает из гребня, ее три стороны (длиной чуть более трех метров) представляют равноконечный крест. Левая сторона сохранилась практически в первоначальном виде, верхняя – частично повреждена: осыпалась; правая сторона представляет заостренный обрубок, части которого лежат на склоне..

21211_1566773283571126_5118053400326016958_n
551505_1566773190237802_1397976796825117918_n
10418163_1566773146904473_6565598629205871671_n


 Если смотреть с высоты близлежащей вершины, лежащей не над крестом, а как бы сбоку от него, это не так заметно: перспектива смазывает размеры каменного артефакта. Но если взглянуть с высоты птичьего полета – нам посчастливилось пролететь над крестом на вертолете – то взору открывается величественное зрелище. Ведь даже сейчас, спустя более как минимум шесть столетий после проведения здесь гигантских по своему объему каменотесных работ, крест сохранил свою первоначальную форму.
      Нам кажется, что имеет право на жизнь и другая версия: крест не вытесан из цельной скалы, а возведен (по крайней мере одна из его сторон) из положенных друг на друга плоских камней, между которыми явственно видны следы какого-то скрепляющего мате-риала. И в первом и во втором случае труд мастеров, соорудивших столь величественный христианский символ, поражает воображение.
Сомнений в том, что перед нами искусственное сооружение, не возникает ни на мгновение. Дело в том, что к кресту от подножия горы ведет четко просматриваемая сверху дорога – она как винтовая лестница огибает его и подводит к самому основанию святыни – удлиненному за счет лежащего под ним пригорка. Более того, с левой стороны креста имеются выбитые в каменном основании ст-пеньки, также позволяющие подняться на него – весьма возможно, что они предназначались для священника. Здесь однозначно проводились богослужения – приобщение местных жителей к таинствам христианства.


10470238_1566773193571135_688596630553591460_n
10929964_1566773220237799_7485826030619753466_n


   Внешняя поверхность креста тщательно обработана – она выровнена, но при этом верхняя часть выше нижней и создается впечатление, что она как бы зовет к полету, вознесению. Это еще больше подчеркивает многометровый обрыв, открывающийся перед теми, кто рискует подойти к краю креста. Но вот что удивительно: чувство опасности как таковой в этом месте отсутствует напрочь; наоборот – ощущаешь какое-то внутреннее спокойствие, умиротворение, желание задержаться, побыть наедине. Невольно вспоминаешь, какой внутренней силой обладают подобного рода пространства, связанные с религиозным почитанием, их так и называют – намоленное место.
       Можно ли данный крест интерпретировать как византийский? Использовали ли его впоследствии католики? Какова хотя бы при-мерная датировка происходившего здесь? Печально, но на эти вопросы никто еще не попытался дать ответа. Удивительно и то, что об этом памятнике нет ни археологических, ни этнографических публикаций, причем не только в советское время (в период атеизма на подобные материалы было наложено табу), но и в дореволюционное, и в нынешнее.


10983149_1566773296904458_1016977194432404195_n
10996431_1566773230237798_2362624518642213004_n


По большому счету в Кабардино-Балкарии с научной точки зрения более-менее известно лишь о 30 туфовых крестах, найденных в 1977 году у селения Жанхотеко. Археолог И. М. Чеченов, описавший их в работе «Монументальные туфовые кресты у сел. Жанхотеко» (см. «Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии». Т. 3. Нальчик, 1987), отмечает примечательную особенность – у большинства крестов концы заметно расширяются к краям, отчего, как он пишет, «данную группу находок скорее все-го следует включить в круг так называемых «мальтийских». На-помним, мальтийский крест – восьмиконечный крест, использовавшийся рыцарским орденом госпитальеров (иоаннитов – членов католического духовно-рыцарского ордена св. Иоанна Иерусалимско-го, основанного в XII веке в Палестине). В XIII веке орден стал вселенским, как сама церковь, разделённым на восемь «языков», представляющих главные государства феодальной Европы. Название «госпитальеры св. Иоанна» рыцари сохранили, равно как и красную мантию с вышитым белым шёлком восьмиконечным крестом – символом целомудрия и восьми рыцарских добродетелей: вера, милосердие, правда, справедливость, безгрешие, смирение, искренность, терпение. Четыре направления креста говорили о главных христианских добродетелях – благоразумии, справедливости, силе духа и воздержании.


10996696_1566773180237803_477373329622880261_n
11001780_1566773156904472_5771951228422858016_n

 Он же (И. М. Чеченов) предполагает, что «кресты из Жанхотеко следует рассматривать …как символы христианства, несущие в своем декоре определенную культово-смысловую нагрузку», и делает вывод: «оставившее их население в течение более или менее дли-тельного времени вело прочную оседлую жизнь и …подвергалось весьма сильной христинизации». Происходило это, по мнению ученого, в пределах XIV века, а, возможно, и начала XV века.
     И. М. Чеченов проводит параллели между жанхотекскими крестами и теми, что были обнаружены хранителем Терского областного музея, а впоследствии первым директором Национального музея Кабардино-Балкарии М. И. Ермоленко (1867–1939) у селения Каменномостское. Абзац из этой публикации «Памятники древнего христианства на Кавказе» (см. «Труды Ставропольской ученой архивной комиссии», выпуск 5 за 1913 год) стоит процитировать: «У села (аула) Кармовского Нальчикского округа Терской области, населенного кабардинцами, расположенного в северной части области в 45 верстах от Пятигорска, на участке землевладельца дворянина Хабижа Абдрахманова, в южной стороне на горе случайно найдено туземцами 5 тесанных белого и розоватого камня крестов. Кресты эти одни имеют форму квадратной удлиненной плиты, на одном конце которой вытесан крест в форме георгиевского креста, а на самой плите высечена фигура дугообразного цветка, как обыкновенно мы видим такие фигурки на серебряных изделиях с чернью кавказской работы»…
     И очень важная констатация: «По словам жителей аула и самого Абдрахманова, у него на участке, недалеко от озера, на ровной поверхности, где нет уже никаких признаков могил, при рытии земли часто встречаются такие кресты и плиты с высеченными на них крестами».
окончание следует


  • 1
(Deleted comment)
  • 1
?

Log in

No account? Create an account