Виктор Котляров (viktorkotl) wrote,
Виктор Котляров
viktorkotl

ТАЙНА "НЕМЕЦКОГО АЭРОДРОМА". Публикация девятая

ЗАЧЕМ ПРИЕЗЖАЛ БЫВШИЙ АЛЬПИЙСКИЙ СТРЕЛОК В СЕВЕРНОЕ ПРИЭЛЬБРУСЬЕ В НАЧАЛЕ 90-Х ГОДОВ ПРОШЛОГО ВЕКА?

   Часть девятая. На сегодня последняя. Есть еще одна - десятая. Но она настолько невероятна, что я решил ее пока не обнародовать, чтобы не прослыть сказочником: настолько излагаемые в ней факты поражают воображение.
     Поэтому будем считать, что история эта еще пишется. Тем не менее, если не произойдет ничего чрезвычайного, то в этом году плато в Северном Приэльбрусье приоткроет свою тайну.
     Завтра, так как многие мои читатели пропустили отдельные фрагменты, весь материал будет размещен в одном файле.

10500460_1549332021981919_3185639073528965467_n

   ...Тем не менее, передача, снятая и смонтированная, в эфир на канале Рен ТВ так и не вышла. Ответа на свое обращение я не получил – не из Москвы, не в Нальчике, где тоже сделал подобную попытку. Правда, через посторонних лиц мне дали понять, что этой темой заниматься не следует.
   

     Книгу, в которой была изложена данная история, я подарил местному историку Олегу Опрышко – тому самому, что нашел подтверждение посадкам «фокке-вульфов» на плато в Северном Приэлбрусье. И буквально через несколько дней он позвонил мне и сказал, что у него имеется выписка, имеющая отношение к Кунижеву. Оказывается, в Москве, в 1952 году вышел под грифом «Для служебного пользования» «Сборник справочных материалов об органах германской разведки, действовавших против СССР в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». В 70-х годах прошлого века, согласно внутреннему распоряжению по КГБ, сборник этот был уничтожен во всех местных отделениях и если и остался где, то находится под семью печатями. Так вот в этом сборнике есть сведения о абвергруппе 103, которая с августа 1942 г. по январь 1943 г. дислоцировалась в станице Николаевской (6 км от Пятигорска). В составе этой абвергруппы числился Кунижев Анатолий Татович, о котором приводятся такие сведения: «Кличка «Князев», вербовал и забрасывал агентуру до мая 1943 года. Белоэмигрант, 1895 г. рождения, уроженец аула Нартан, Нальчикского района Кабардинской АССР».
     И далее: «Арестован на Урале ОКР «Смерш».
     Но коль так и все вопросы сразу снимаются: агент Абвера, злостный враг, не ушедший от возмездия.
Только странным оказалось это самое возмездие – не расстрел и даже не многолетний срок в колымских лагерях. В том же самом году, когда вышла книга со столь разоблачающими Анатолия Кунижева данными, он оказывается на Черноморском побережье Кавказа – более того, работает в энергетической отрасли, всегда считавшейся закрытой для лиц с неблагонадежным прошлым. И живет в Абхазии не под чужой фамилией, а своей собственной. Это как? Чекистская недоработка? Что-то верится с трудом, а если по большому счету – вообще не верится. Ибо невозможно. Значит, есть какие-то моменты, которые нам не известны. Они же касаются и всей дальнейшей жизни Анатолия Кунижева: ни от кого не прятался, жил открыто, глаз не отводил. И государство за ним не видело вины – как иначе оценить назначение пенсии, которая и не снились по тем временам фронтовикам?

                   10924778_1549750085273446_1183819694053003615_n



     Не меньше неясностей и в биографии супруги Анатолия Кунижева – Лидии Карловны. Известно, что была немкой, знала несколько языков, своих детей не имела. А дальше что? А ничего.
     На нартановском кладбище супруги Кунижевы лежат рядом. Глядя на мусульманскую стелу, установленную на могиле женщины, родившейся неизвестно где и обретшей последний приют на местном погосте, невольно думалось: кем она была, какие ветры носили ее по свету, остались ли у нее родственники? За прошедшие десятилетия никто не задался этими вопросами. Задастся ли?..
     В откликах на эту историю, фрагменты которой я разместил на своей страничке в ФБ, был и такой: «Вам не кажется, что в своем рассказе вы отошли от истины, и моделируете иную реальность?». На что ответил так: «Я не знаю, к сожалению, какая из реальностей та, а какая эта. Как и не знаю до сих пор кем был Анатолий Кунижев: свой среди чужих или чужой среди своих».
     Не уверен и в том, что его судьба связана с таинственным плато, что в Северном Приэльбрусье. Тем более, что тайна «немецкого аэродрома» по-прежнему не раскрыта, более того – в ней появляются новые страницы. Не так давно в издательстве появился Константин Ширшов, инструктор по горным лыжам, чье имя известно в Приэльбрусье многим. И рассказал историю, отзвук которой до меня доходил и раньше но которую я считал (как и с летчиком, вышедшем из самолета и заговорившем на кабардинском языке) своего рода фейком и не воспринимал всерьез. Но Костя, известный альпинист, отдавший горам десятилетия, утверждает, что она, история, имела место быть. В девяностых годах прошлого века он зарабатывал на жизнь тем, что водил на Эльбрус группы туристов из Европы. Особенно у них были популярны восхождения с северной стороны, ранее закрытой для иностранцев. В одной из таких групп, приехавшей из Германии, оказался человек преклонного возраста – было ему далеко за семьдесят. Выяснилось, что на Эльбрус он уже когда-то поднимался (бывший "альпийский стрелок", сказал он о себе), но на этот раз приехал не ради восхождения, а по другой причине – увидеть еще раз места, в которых бывал раньше.
     У богатых людей свои причуды и никто на немца внимания не обращал, тем более, что и обращать это внимание было некому: компетентные органы уже давно не контролировали ситуацию, иностранцы были предоставлены самим себе и тем местным, кто организовывал для них поездки. Немец не пошел на восхождение, но и в лагере, что был разбит на поляне Сырт, не остался. Каждый день без рюкзака уходил с раннего утра по тропинке в сторону «немецкого аэродрома». Двигался, несмотря на годы, легко, уверенно, судя по всему, с горами был знаком хорошо.
     Возвращался в темноте. И уже перед отъездом принес с собой достаточно объемный сверток. Что было завернуто в прогнившую брезентовую ткань, покрытую черными мазутными пятнами, никто так и не узнал. Но видели сверток несколько человек, более того – обсуждали этот эпизод, так как на следующий день немец, не дождавшись своих спутников, все еще не вернувшихся с восхождения, и даже не попрощавшись с находившимися в лагере, ушел к источникам. Рюкзак его был полон, хотя в палатке, как позднее узнали, немец оставил некоторые свои вещи – свитер, трико, полотенце. Потом выяснилось, что его видели у машин тех, кто приехал на источники с пачкой марок (тогда евро еще не было), предлагавшего их тому, кто сможет его отвезти в аэропорт минеральные воды.
     Со временем эта история обросла многочисленными деталями и подробностями, став своего рода местным хабаром. Но Костя Ширшов клянется-божится: немец приезжал, принесенный им сверток люди видели, и уехал иностранец весьма срочно, не дождавшись своих спутников. Если так – что он искал, что он нашел, что он увез? И каким образом эта находка связана с плато, носящим название «немецкий аэродром». Хочется верить, что когда-нибудь мы получим ответы на эти вопросы.
     На снимках: Анатолий Кунижев с супругой и родственниками; с приемной дочерью. Плато в Северном Приэльбрусье, получившее название "немецкий аэродром"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments