ЧЕРЕКСКОЕ УЩЕЛЬЕ: ПРИКОСНОВЕНИЕ К ЧУДУ

1. Водопад на реке Курунту-су
У Черекского ущелья свой шарм – гордое, молчаливое, смотрящее свысока на людей, оно – свидетель вечности – снисходительно позволяет любоваться своими внешними красотами, но прячет, и весьма искусно, те из них, которые позволяют заглянуть в его душу. Это, конечно, прежде всего , озера Гийбашкель, точнее верхнее, лежащее в цирке. Это и многочисленные водопады, большинство которых совершенно неизвестно туристам.


Вчерашний день мы посвятили знакомству с тремя водопадами, лежащими с левой стороны дороги (вверх по ущелью), но добраться до которых не так то просто.
Первый из них находится перед селение Верхняя Балкария, непосредственно за смотровой башней новоделом, в которой будет целых пять этажей. Водопад сравнительно недалеко, но судя по тропинке, то и дело обрывающейся, засыпанной каменными глыбами, сюда действительно мало кто заходит. Если же вы все-таки решили посмотреть водопад, советую захватить с собой альпинистские палки – поскользнуться на мокрых камнях, подвернуть ногу, а то и загреметь в речку, которая носит название Курунту-су, – очень даже просто. Весь путь займет минут 15-2; идти надо до самого конца этого небольшого ущелья, так как водяной поток срывается не из него самого, а обходит поверху с левой стороны, где и нашел (пробил?) узкую щель, по которой стремительно несется вниз. Высота водопада не меньше 20 метров. От времени года зависит его мощь. Сейчас он не настолько обилен как обычно. Можно даже искупаться под струями и «массаж» такой не доставит боли.
Collapse )

ЗАБЫТЫЙ ЛОХРАН


Лохран – это пастбища в пойме реки Малка. Известны Большой, Малый и Лишний Лохран.
Дорога, по которой можно сюда попасть, знакома ныне многим нальчанам, направляющимся в Северное Приэльбрусье к источникам Джилысу. От трассы до селения Каменномостское и далее до Кичмалки она асфальтирована, далее – более 20 километров – грейдерная, но достаточно накатанная. Не доезжая километра два до бывшего штаба пастбищ, с левой стороны имеется указатель, что здесь начинается охранная зона.


По этой дороге, которую обычный транспорт не осилит, настолько она разбита и давным-давно не приводилась в порядок, надо проехать около восьми километров. Промежуточным ориентиром послужит шлагбаум, который не преодолеть (он поставлен в месте, где по бокам от дороги скала и овраг), если он будет закрыт. Ждать, что кто-то проедет и откроет – бессмысленно: если раньше в пастбищный сезон в Лохране множество животноводов, то сейчас только три человека. Но нам повезло – шлагбаум был открыт.
Collapse )

И СИНЬ ЗОВЕТ, И БЕЗДНА ТЯНЕТ…

Трудно даже поверить, что мы на своем транспорте смогли одолеть такую крутизну. Машина сопротивлялась, буксовала, казалось, еще мгновение-другое и мы покатимся вниз и никакие тормоза не удержат наш тяжелый «Патриот». Но нет. Выкарабкались, добрались до самого верха. Дальше дороги нет.


…Сегодня мы побывали в в верховьях Черекского ущелья. Сюда ведет дорога, пробитая еще в семидесятые годы прошлого века. Она начинается за селением Бабугент, точнее будет сказать – за заводом минеральной воды, разливающей эту самую воду под брендом «Бабугент. Далее 14 километров по лесу, где в сырую погоду проехать невозможно, потом по обильным травяным лугам, забывшим, к сожалению, что такое коса.
Collapse )

«Мокрая курица» на нальчикской сцене


Чуть более 150 лет назад, весной 1869 года, некто Поливанов опубликовал в газете «Терские ведомости» весьма любопытную заметку, рассказывающую о театральной жизни Нальчика. Понятно, что никакого театра в слободе в те годы не было, но постановки самодеятельных артистов шли регулярно. Причем пьес, пусть и одноактных, ставилось великое множество.
Впрочем, судите сами.
«Нальчик. 19 марта 1869 г.


Нынешний сезон общественных увеселений завершился в нашем укреплении семнадцатым собранием. Танцы длились почти до утра; туалет барынь, хотя не может состязаться в щегольстве с туалетом Владикавказской публики, зато богатство заменяется здесь вкусом и простотой соответственно средствам. Общество наше живет в мире и патриархальном согласии и если например дама во время танцев не подаст кавалеру своих рук, то такой пассаж возводится на степень великого скандала, хотя бы обстоятельства это произошло по приказанию мужа, заботящегося о сохранении целомудрия жены. Сообщения между жителями поддерживается домашними животными и то только днем по тропам, проложенным животными. Есть публичная библиотека, доступная для всех и без платежа рублевого штрафа за вход как это заведено во Владикавказе, отчего большинство заезжей публики, не успев попасть в число членов тамошнего клуба, вынуждено развлекаться в заведении Астафича.
Collapse )

ЗАПОВЕДНИК КОНКРЕЦИЙ

В Нальчике жара, а здесь, в урочище Батыршатала, что сразу за поселением Кашхатау, прохладно и свежо. В урочище есть два безымянных ущелья. Они небольшие – 4–5 километров; родниковые речки, протекающие по ним и образовавшие ущелья, также не удостоились на-звания. И это как будто закономерно – обрывистые, достаточно крутые берега, состоящие из рыхлых глинистых отложений, осадочных пород, постоянно осыпаются, отчего вода в речках мутная, землисто-серая, а сами ущелья в узких местах малопроходимы из-за перегораживающих их деревьев. А если к этому еще добавить отсутствие солнца по причине того, что кроны деревьев не пропускают его лучи, постоянную сырость грунта, высокую влажность воздуха, то станет ясно, почему люди в этих ущельях столь редкие гости.


А зря, ведь именно перечисленные выше условия первопричина того, что здесь происходит образование конкреций. Напомним, что этот геологический термин обозначает минеральные тела, резко отличающиеся от вмещающих пород по физическим свойствам, структуре и составу; чаще всего – округлые, но которые, в зависимости от условий роста, могут иметь и другие очертания.
Collapse )

ПЯТИТОМНИК "КАБАРДА..." ПОСТУПИЛ В ПРОДАЖУ

В нальчикском издательстве М. и В. Котляровых (Нальчик, ул. Кабардинская, 19, напротив кинотеатра «Победа») можно приобрести уникальный пятитомный труд «Кабарда: слава Кавказа, вольности щит».


Представлено более 140 авторов трудов о Кабарде, написанных за пять столетий.
Объем издания превышает 130 печатных листов: в каждой из книг от 460 до 500-т страниц. Книги предваряют высказывания известных личностей о кабардинцах, их образе жизни; работы снабжены ссылками и сносками, биографическими сведениями о первых публикациях и их авторах.
Collapse )

МЕДВЕДЬ, НЕ ПУСТИВШИЙ К МЕГАЛИТАМ…

Наконец 15 июля как-будто все сошлось: проводник, транспорт, дата. И вот мы направляемся в верховья Канжола, где имеется некий рукотворный объект, представляющий несомненный интерес.
Впрочем, все по порядку. Зимой этого года вместе с егерем Сафаром, живущим в Кенделене, мы искали следы алмасты, которого (снежного человека, естественно) Сафар видел самолично. Тогда я и услышал от него о том, что прямо под скальным массивом Канжол имеется странный круг, выложенный из огромных камней – мегалитов. Один камень отсутствует, что предполагает вход. Егерь въехал в круг него на коне и камни были вровень с ним, всадником.


Кто их установил, зачем, с какой целью – вот что хотелось выяснить, а для этого прежде всего надо было побывать на самом месте. Кроме того, Сафар утверждал, что недалеко от каменного круга находится еще один непонятный объект – некие плиты, выложенные вроде ступеней, под которыми, как предполаг егерь, находятся захоронения. Но о захоронениях в виде ступеней, по которым можно переступать с одной на другую, я тем более ничего не слышал и горел желанием осмотреть сразу два объекта за один день.
Collapse )

ЛЕСТНИЦА НАД ПРОПАСТЬЮ

Не доезжая Голубых озер, вправо уходит незаметная дорога, по которой можно подняться на плато, носящее название Жалпак, что в переводе означает плоское место. На картах оно обозначено как Зылпрак – трансформированный вариант слова Залпак.
До плато 8 километров, которые под силу далеко не каждому транспорту. А потом еще надо идти с километр или чуть больше по отвесному склону. Мы попытались подняться на него на джипах, но угол был таким большим, что машины стали заваливаться на бок. И чудом не ушли вниз.
Решили не рисковать и двинулись пешком.



Жалпак – место необычное – здесь были сенокосные угодья жителей Верхней Балкарии. Представьте, где Голубые озера . а где Верхняя Балкария и поймете, что дорога поверху, по скалам, значительно сокращала путь, коль именно здесь селяне заготавливали скоту пропитание на зиму. Впрочем, нынешняя дорога и та, которая была раньше, на многих участках не совпадали. Прежняя шла понизу, была колесной и очень-очень, выразимся так, долгоиграющей: до Нальчика жители селения добирались только на третьи сутки.
Collapse )

ИСЧЕЗНУВШИЕ СВИДЕТЕЛИ ПРОШЛОГО

Публикую полный текст статьи, которая вызвала очень странные (о них в конце) отклики о недобросовестном цитировании.
Сегодня практически никто из жителей Кабардино-Балкарии, тем более туристов, проезжающих по трассе, ведущей в Приэльбрусье, не знает о том, что за селением Заюково находилось кладбище, где обрели покой (и где лежат и сейчас) выдающиеся представители кабардинской знати.
Попытаемся, опираясь на источники, рассказать, каким оно было и когда ушло в забвение.
Кристиан Готфрид Генрих Гейслер (1770-1844), немецкий рисовальщик, гравёр на меди, иллюстратор, с 1790 по 1798 год жил и работал в России. В эти годы (1793-1794) он участвовал в экспедиции П. С. Палласа по южным губерниям России, маршрут которой, как известно, пролегал и по территории нынешней Кабардино-Балкарии. Сделанные им во время экспедиции рисунки вошли в издание «Travels through the southern provinces of the Russian Empire» (Лондон, 1802, в 2 томах; «Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства»). Среди прочих в нем опубликованы иллюстрации, на которых изображен «Погребальный комплекс черкесских князей, расположенный близ реки Малка» и «Склепы семейства черкесского князя Джамбулата в долине реки Баксан». Последний и есть тот, что находился за селением Заюково.


А вот каким спустя чуть более 70 лет увидел захоронения археолог Николай Нарышкин, побывавший в этих местах летом 1867 года. В «Отчете об экспедиции в Балкарию и Кабарду» он писал: «Местность, начиная от аула вплоть до впадения реки Гунделен в Баксан, была покрыта множеством могил, означенных грудами камней и местами довольно правильной формы памятниками, похожими на круглые или квадратные часовни с окнами, обращенными к Мекке, и над которыми хорошо сохранились арабские надписи, относящиеся большей частью к половине прошлого столетия. Таких часовен (кабур) было особенно много при впадении реки Гунделен на левом берегу Баксана. Здесь, на пространстве в несколько десятин, их было до двадцати, кроме обыкновенных могильных могамметанских (так в оригинале – авт.) столбов. Не представляя никакого археологического интереса, памятники и надписи не заслуживали быть снятыми».
Collapse )

АКТОПРАК

Актопрак – это известнейший с древнейших времен перевал, позволявший общаться жителям Чегемского и Баксанского ущелий; через него проходил старинный торговый путь. О нем мы находим косвенное упоминание у Шереф эд-Дин Йезди, когда он ведет рассказ о походах к крепостям Кулы и Тауса: «Тимур, снова оставив обоз, двинулся оттуда к крепости Кулы и Тауса. Они также принадлежали к племенам обитателей Эльбруса. У тамошних жителей бы-ли крепости и укрепления на вершине горы, и пройти туда чрезвычайно трудно вследствие высоты их, которая была так велика, что у смотрящего мутился глаз и шапка валилась с головы, в особенности крепость Тауса, которая лежала на третьем уступе горы, как гнездо хищной птицы».



Крепость, о которой здесь говорится, находилась в местности Кала-Кол с баксанской стороны перевала Актопрак – у селения Былым, где осенью 1395 года и произошло одно из сражений с войсками Тимура.
А с чегемской стороны имеются тоже своего рода крепости, но возведенные не руками человека, а самой природой – из подручного сырья – глины. Ведь Актопрак в переводе с балкарского и означает « белая глина» .
…Если через сотню-другую метров после начала перевала перебраться на правую сторону, то окажешься среди невиданных сооружений – многоступенчатых замков, многометровых башен.
Collapse )