viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ТИМУР НА КАВКАЗЕ ч.4

У Тимура
 
     К вечеру мы подъезжали к ставке Тимура.
     За несколько миль видны были тянувшиеся далеко в степь дымовые столбы; ближе мы стали встречать охранные отряды; начальники их почтительно приветствовалй нашего Ибрагима. Я впоследствии узнал, что он за свой ум и храбрость был в большом почете у Тимура. Бесконечные линии кибиток тянулись от Терека на Север; войска стояли по племенам. Тысячи лошадей паслись позади каждого лагеря под надзором верховых. Вдали сгрудились громадные белые кибитки; на одной блестел золотой шар: там жил Тимур, как нам пояснил сам Ибрагим, молодцевато ехавший, верхом впереди нас.
Нас поместили в уютной кибитке, где мы вымылись и почистили одежду от пыли. Через час за нами пришел Ибрагим и повел в ставку. Меня поразил строгий лагерный городок. Несмотря на кажущуюся суетню, везде( был строгий порядок. Впоследствии я удостоверился, что азийцы – опасные воины; они мужественны, хорошо вооружены и искусны в битве. Я лично в этом убедился и стал сомневаться, устояла ли бы наша рыцарская конница против кольцевой .атаки этих, бешеных наездников.
У входа в ставку с нас сняли обувь, помыли ноги, опрыскали какими-то неизвестными благовониями, и мы вошли под купол Тамерланова шатра. В полутьме я услышал звучный, немолодой, произнесший два слова, голос. Толмач перевел по-гречески; «Приблизься, ференк!» Чезаре выступил вперед; поклонился и ждал.    – Почему ференк оказался в стане моего врага? – перевел толмач. – Разве он не знал, что одного моего слова достаточно, чтобы исчезал» целые города и с ними «тьмы тем» людей?
    Момент был опасный.
    Чезаре вежливо ответил: «Хан Тохтамыш приглашал меня, как посла великой Генуэзской республики, и я был его гостем так как мог быть твоим, если бы ты знал о моем существовании и пожелал бы меня увидеть».
    Смелость ответа Чезаре, видимо, удивила завоевателя.
    В полутьме громадной палатки по проволоке тихо зазвенели кольца, и красный занавес из тяжелой шелковой материи тихо был отодвинут чьей-то невидимой рукой. Я увидел сидевшего на подушке большого походного и очень удобного кресла крупную фигуру пожилого сухощавого человека лет под 60, с умными, черными суровыми глазами.
    Он с минуту, не моргая, смотрел на нас. Я спокойно его разглядывал. Джовани за спиной у меня не выдержал этого молчания и шумно вздохнул.
Наконец, тонкие пальцы правой руки Тимура выбили легкую трель по лакированной поверхности китайского столика, и он спокойно сказал:
    «Расскажи мне о твоем генуэзском государстве. Я мало его знаю: до Самарканда известия доходят поздно. Я знаю, что генуэзцы весь Понт снабжают новым страшным огневым оружием, которого у меня нет. Без него я медленнее покорю весь мир».
   Чезаре рассказал о могуществе Генуи, о колониях, о флоте, богатстве. Свой рассказ он закончил так:
    «Если великому хану угодно будет, я мог бы передать главе республики, дожу» Генуи, его пожелания».
    Темное, худое лицо Тамерлана стало мягче, и он милостиво кивнул Чезаре головой.
   «Генуэзец, твой народ богат и предприимчив. Но знай, что Азийский мир богаче и сильнее. Как буря проносятся по земле несметные азийские войска, и нет ни одного народа, который бы им противостоял. Шесть  климатов я покорил: неужели кто может подумать, что последний, седьмой, мне не покорится? На очереди Великая Татария. Мои войска уже раз разбили войска хана кипчаков. Я милостиво тогда с ним обошелся. Во время войны его эмиры сделали мне несколько письменных предложений. Это было вероломством с их стороны по отношению к своему владыке, моему неприятелю! Эти предложения привели меня в негодование, в я сказал себе: они изменят и мне так же, как теперь изменяют своему повелителю, и вместо всякого ответа я их проклял. Я тогда не хотел зла Тохтамышу. Теперь он вновь преградил мне путь в северные страны. Если враг злоупотребит оказанной ему добротой и возобновляет вражду, он да погибнет. Тохтамыш погибнет. Останься при мне. Когда я приближусь к Крыму, я отпущу тебя, с письмом к Генуе».
    И Тимур жестом отпустил нас.
    Обращение с нами улучшилось; мы получили отдельную кибитку. Мы зажили спокойно.
Каждое утро мы все спускались купаться в быстром Тереке, затем верхом объезжали лагери.
Последние известия разведчиков сообщали, что кипчакская армия под предводительством самого Тохтамыша быстро наступает. Тимур собрал совет из эмиров.
продолжение следует

?

Log in

No account? Create an account