viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

Эльбрус Величавый, отпусти ее….

  Ингушскую альпинистку Лейлу Албогачиеву ищут на вершине

   Уже несколько ночей не спится – просыпаюсь около двух часов и лежу с открытыми глазами: смотрю в темноту, думаю о том, что волнует и что болит. Физических причин бессонницы (речь о теле, понятно) как-будто нет, значит, они внутренние (в голове или сердце), но об этом промолчим…
  Вот и сегодня проснулся в те же самые два часа, через какое-то время взял айпад (он всегда рядом с подушкой), стал смотреть новости и резануло появившееся пару часво назад сообщение. Вот оно, к нынешним девяти часам распространенное множеством информресурсов.
  «Известная альпинистка Лейла Албогачиева, первая россиянка, дважды покорившая высочайшую точку мира гору Эверест, пропала в ходе очередного восхождения на Эльбрус, сообщил во вторник заместитель министра физической культуры и спорта Ингушетии Дауд Алхазуров.
 "Она вместе с еще одной альпинисткой поднялась на пик 17 сентября. Там они расстались — Лейла планировала спуститься с горы со стороны Кисловодска, затем вновь подняться и спуститься уже к стороне Кабардино-Балкарии. Уже 21 числа она должна была завершить этот маршрут, но альпинистка не вышла на связь", – сказал он.
  По его словам, он сейчас находится на месте происшествия, поиски ведутся на высоте 4800-5300 метров над уровнем моря.
  "Только что поступила информация, что обнаружен рюкзак альпинистки, мы идем туда", — подчеркнул собеседник агентства».
  Что же резануло? Дело в том, что несколько дней назад, роясь в ворохе бумаг, скопившихся на столе,  наткнулся на фотографию маленькой женщины в яркой красной куртке, запечатленной на фоне белых снегов.. Обветренное, запекшиеся черные губы и глаза, сияющие даже на фотографии. И как не сиять – ведь она покорила Эверест!     Учительница русского языка сельской школы Лейла Албогачиева в прошлом году стала первой россиянкой дважды покорившей высочайшую точку мира.
  Фотографию эту она подарила мне год назад, когда мы встретились в редакции тырныаузской газеты, сидели рядом за импровизированным столом, пили чай с конфетами и о чем-то разговаривали. Впрочем, о чем понятно и так – о горах, восхождениях, той радости, которую они дают.
  Лейла подарила мне свою фотографию, а когда я попросил подписать ее, засмущалась и спросила, что именно написать. Я ответил: можно на память о встрече. Она написала два слова и первое: «Помни…»
  Почему эта фотография попалась мне на глаза именно 20 сентября? Может, кто-то или что-то пытался (пытались) донести весточку, что Лейле плохо? Не знаю. Я ни о чем тогда не подумал, отложил фотографию в сторону и забыл о том, кто на ней. Вспомнил только сегодня ночью, когда прочитал, что ингушская альпинистка пыталась совершить на Эльбрусе восхождение, которое до нее никто делал – так называемый двойной крест.
Есть еще один странный . чуть ли не мистический нюанс в этой истории – в субботу я рылся в бумагах , которые все в той или иной степени были связаны с альпинизмом. Рылся потому, что … готовил материал о горовосходителях одиночках и опасностях, которые подстерегают их на этом пути.
  Я тогда не узнал, что Лейла оказывается пошла на восхождение одна…
  Уже найден ее рюкзак, сверху которого лежала красная куртка…
  Маленькая женщина в красной куртке на белом снегу…
  Эльбрус величавый отпусти ее…
616741

А вот подготовительный материал из Интернета для статьи, над которой я работал, но так и не завершил
ХОЖДЕНИЕ В ГОРАХ В ОДИНОЧКУ
  По статистическим данным Швейцарского альпийского клуба, на одиночек падает приблизительно одна треть несчастных случаев в горах со смертельным исходом. Хождение в одиночку - не массовое явление. И вот то обстоятельство, что на одиночек падает одна треть всех несчастных случаев со смертельным исходом, подчеркивает, что процент несчастных случаев среди них невероятно высок.
  По моим личным наблюдениям и из литературы по западно-европейскому альпинизму, можно сказать, что в общем не более 1-2% из всего состава членов альпийских обществ являются одиночками. И если на эти 2% падает треть всех смертных случаев, то естественно возникает вопрос: не равносильно ли хождение в одиночку прямому самоубийству? Хождение в одиночку я рассматриваю как одну из самых серьезнейших опасностей субъективного внутреннего характера.
  Подходя к вопросу только с технической стороны, надо сказать, что хождение в одиночку есть наивысшая ступень, на какой должен стоять альпинист в своем развитии, как мастер своего дела. Маршрут, проведенный без чьей-либо помощи среди опасностей, требует самостоятельности, мужества, большой силы воли и со своей стороны даст массу опыта и возможности наблюдений. Но одновременно с этим одиночное хождение предъявляет к альпинисту требований великолепного знания гор, техники хождения, личных психических и физических качеств.
  Опытные одиночки прекрасно понимают грозящие им опасности. Вайленманн, один из пионеров западно-европейского альпинизма, говоря о плюсах, которые дает одиночное хождение, и о том, что «одиночка жертвует только своей шкурой, в то время как неопытный, который, как жулик, втирается в среду опытных альпинистов, самым легкомысленным и бессовестным образом угрожает всей группе», отмечал также и все отрицательные стороны одиночных восхождений. «Один неправильный шаг, падение в трещину и т.п.- и с тобой все покончено. Хорошо, если сразу наступит смерть. Но если ты хотя и не сильно ранен, но не можешь все-таки двигаться, то тебя ожидает ужасная смерть от холода и голода... ни один ворон не прокаркает над тобой»...
  Опасности одиночного хождения нужно особенно помнить в наших горах, с их сравнительно малой посещаемостью и небольшим количеством хижин. Вывих ноги, усталость, легкое ранение, нездоровье и т. д. - все эти сравнительно безобидные явления в нашем обиходе-для одиночки, вследствие отсутствия скорой товарищеской помощи, могут кончиться и кончаются трагически. Не раз находили одиночек без всяких заметных ранений мертвыми среди любимых ими гор. И часто невозможно было узнать, что послужило причиной катастрофы, так как борьба происходила один на один. Я уже не говорю о тех случаях, когда даже на нетрудных скалах у одиночки сорвется рука или нога с точки опоры, или он поскользнется на ледяном склоне, или провалится в трещину: удержать его, оказать ему помощь некому. Это одна из основных причин большого процента смертных случаев среди одиночек.
  С другой стороны, известно, что одиночка идет в большинстве случаев значительно осторожнее многих, которые идут вслед за первым в группе и зевают по сторонам ( я имею здесь в виду, если можно так выразиться, «принципиальных» одиночек, а не случайных).
  Он относится более внимательно ко всему окружающему и более точно взвешивает за и против, прежде чем решиться на какой-нибудь шаг. Одиночное хождение - большая школа для закалки силы воли и настойчивости в достижении намеченной цели. Требуется ясное представление о своих силах и о той трудности или опасности, которые имеются налицо в данном маршруте. Один из проповедников одиночного хождения проф. Ламмер говорил: «моей веревкой является моя самостоятельность, точное знание, что я могу и чего я не могу».
Это одиночки бросили лозунг: «можно подняться всюду». И не потому гибнут даже лучшие из них, что они были слабо подготовлены, что они не знали, куда они идут, а потому, что в критический момент, возможно, временной слабости их не поддержала рука верного товарища.
Наиболее ярким представителем среди одиночек в буржуазном западно-европейском альпинизме был Герман Барт. Он понимал альпинизм только, как чистый спорт. «Меня вызывают стройная вершина, закованная в панцырные плиты гора, зубчатый хребет - достичь предельной высоты, пусть даже ценой безумной отваги, только для того, чтобы быть наверху. И мое желание удовлетворено, поскольку скалы покорились моему уменью и подчинились мне, как своему повелителю, а в человеческом восхищении я не нуждаюсь». Убежденный индивидуалист, он бросал мистические вызовы каждой горе, желая вступить с ней в единоборство.
К одиночкам принадлежали виднейшие альпинисты, но, несмотря на всю свою опытность и знание гор, огромное большинство их погибло в горах.
  К сожалению, приходится констатировать, что по следам опытных идет целый ряд неопытных и даже новичков. Эти одиночки пускаются в путь на свой собственный страх и риск, не имея на это никаких данных. Они идут в одиночку не потому, что знают о грозящих им опасностях, а потому, что не знают о них.
  Не всегда идут в одиночку по мотивам «эстетического пли спортивного порядка». Часто бывает, что одиночка появляется в горах по легкомыслию, в надежде, что ничего плохого с ним не произойдет. Бывают и другие причины появления одиночек: один не нашел спутника, другой прозевал попутчика, у третьего заболел товарищ, с которым он ходил в горах, и т.д. Этого рода одиночки в основном и комплектуют печальные ряды жертв. Это за их счет поднимается процент смертных случаев среди одиночек в горах.
  Ярким фактом типичного сумасбродного одиночного хождения и бессмысленной гибели является случай с инженером Панченко: «14 сентября 1931 г. молодой инженер андезитовых разработок Панченко, несмотря на увещания со стороны проводников, решил один взойти на вершину Казбека и не возвратился. Поиски в районе ледника Орцвери, продолжавшиеся с 17-го по 20-е, не дали никаких результатов. Найдены брезентовые рукавицы, но предполагается, что они принадлежали не Панченко, а одному из участников группы Липкииа. Панченко не был альпинистом, и, очевидно, причиной его гибели была неопытность».
  Таково было краткое, но исчерпывающее сообщение т. Маруашвили с базы Казбек. После трагедии па Эльбрусе, участником которой был т. Зельгейм, это второй типичный случай гибели одиночки в наших горах.
  Вот еще два случая гибели одиночек в наших горах:
  «Рабочий Туссель из Харькова погиб при подъеме на Шхару. Он пошел по очень опасному маршруту один. Материалы, которые имеются, говорят о том, что у Тусселя и раньше появлялись индивидуалистические тенденции и рекордсменские замашки. После тщательных поисков спасательного отряда - труп не найден» (1932 г.).
«7 сентября 1934 г. из лагеря Адыл-су ушел с намерением подняться на Ужбу альпинист Настенко. Товарищи пытались отговорить его от нелепой и опасной затеи, но Настенко не послушался и ушел вверх по леднику Шхельды. 9-го в горах разразилась непогода. Вьюга замела все следы, и посланные на поиски спасательные отряды вернулись ни с чем».
  Как выяснили в 1935 г. Кизель и Алейников, Настенко погиб на предвершинном гребне северной вершины Ужбы.
  В основе нашего отрицательного отношения к одиночным восхождениям, как к системе, лежат не только технические соображения, но и другие, более высокие причины. Мы рассматриваем альпинизм, как один из методов воспитания сознания и чувства коллективизма, товарищества, взаимопомощи, взаимной ответственности. Все эти качества необходимы каждому активному участнику социалистического строительства. Одиночное хождение, если оно превращается в систему, не способствует развитию этих качеств; наоборот, оно порождает скорее индивидуализм, анархический образ действий, неспособность подчиняться общественной дисциплине.
  Наша рабочая молодежь, безусловно, уже учла это своим здоровым инстинктом. Несмотря на то, что горным туризмом охвачены у нас широкие массы, мы имеем всего один пример упорного, систематического хождения в одиночку, да и этот пример является отрыжкой прошлого. Я имею в виду т. Зельгейма. Однажды он мне написал:
«Главное в моих бродяжничествах - созерцательно-эстетическая и спортивно-целевая сторона; не скрою роли самолюбия и честолюбия. Конечно, мне весьма приятно, что ряд мною уважаемых личностей признают мои достижения заслуживающими внимания. Многим импонирует, что я борюсь в одиночку. Да потому что я не годен для общежития, никому неинтересен и по ряду причин, в том числе и материальных, не могу объединиться... Я, мягко выражаясь, „патологический". Давным-давно на все махнул рукой, раньше частенько подумывал о „самоустранении", ехал на Кавказ, не рассчитывая определенно на возврат» (письмо от 13 января 1931 г.).
  Я думаю, что комментарии здесь совершенно излишни.
  Хочу попутно отметить, что даже самый ярый противник одиночного хождения может волею судеб стать одиночкой. Я имею в виду тот случай, когда в группе, при неблагоприятно сложившихся условиях - будь то болезнь, ранение и т. п. несчастный случай - силы группы разделятся так, что одному придется итти за помощью.     Такого рода случаи уже были неоднократно, но, к сожалению, иногда оканчивались участью всех одиночек.     Несмотря на это выбора иного здесь нет: итти за помощью товарищу долг!
Чувствуется, что автору импонируют рискующие ходить в одиночку альпинисты, но он вынужден печатно поддерживать идею коллективизма...
  Впрочем, к сожалению, это В.Семеновскому не помогло...

  Стариков Г.А. – Москва, председатель спортивно-технической комиссии ФАР.
    1931. К вопросу о СОЛО. Кредо Зельгейма Николая – известного альпиниста-одиночки.
   “Главное в моих бродяжничествах – созерцательно-эстетическая и спортивно-целевая сторона; не скрою роли самолюбия и честолюбия. Конечно, мне весьма приятно, что ряд мною уважаемых личностей признают мои достижения заслуживающими внимания. Многим импонирует, что я борюсь в одиночку. Да потому что я не годен для общежития, никому неинтересен и по ряду причин, в том числе и материальных, не могу объединиться… Я, мягко выражаясь, “патологический”. Давным-давно на все махнул рукой, раньше частенько подумывал о “самоустранении”, ехал на Кавказ, не рассчитывая определенно на возврат…” (из письма В.Л. Семеновскому от 13 января 1931 г.). Зельгейм Н.В. умер на седловине Эльбруса до 19 июля 1931 г., обнаружен группой В. Конопасевича. Тело спущено на Кругозор, похоронен.

  Из сборника «Вперед и выше!» Н. Ф. Томаревский:
  …Тогда мне пришлось выполнить печальную обязанность — осмотреть труп погибшего австрийского альпиниста Фукса и написать судебный медицинский акт с указанием причины гибели. Причина, обычная в горах: неосторожность самого туриста.
  Быстро спускаясь, Фукс зацепил кошкой за раздувающиеся ветром брюки (на ногах у него не было гетр), упал на крутом спуске, ушибся головой о камень, уже без сознания катился вниз, по пути еще больше разбился и умер от ушибов.
  …На Кругозоре еще раз подхожу к могилам похороненных там альпинистов, погибших на Эльбрусе. Здесь погребены три жертвы Эльбруса. Австрийский рабочий Фукс и доктор Кольб были в числе участников первой иностранной рабочей альпиниады на Эльбрус в 1930 году. Они оба отбились от своей группы при спуске с западной вершины. Фукс погиб раньше и похоронен на Кругозоре. Доктор Кольб заблудился, перешел на северный склон Эльбруса и уже через Кисловодск, поездом, вернулся в Нальчик и дальше, автомашиной, на Кругозор, где мы с ним и встретились. На Кругозоре же, около могилы Фукса, еще две могилы: молодого советского инженера Гермогенова и тов. Зельгейм.
  Гермогенов отправился на Эльбрус, не вполне выздоровев от стептококконовой ангины, и умер на седловине, повидимому от осложнений на сердце.
  Тов. Зельгейм был типичный индивидуалист-альпинист. О нем рассказывают легенды. Он не обращал внимания на яростные бури, на чрезвычайно частые смены погод на Эльбрусе, что является характерной особенностью этой вершины и что мы особенно почувствовали за целый месяц пребывания на нем. Зельгейм ходил всюду один, что является нарушением основного закона гор: не ходить в одиночку. Рассказывают, что летом 1928 года он даже ночевал на западной вершине Эльбруса один. В одну, из бурь он и погиб: замерз под камнем на ночлеге.

  По материалам Борисова Б.И. – Москва, МГУ, МС СССР
  Приведу воспоминания Бориса Николаевича Делоне. Его заметка называется «Пик Делоне».
Борис Николаевич был удивительно интересным человеком. Прекрасный математик, член-корреспондент АН СССР. Альпинизмом занимался с 20-х годов прошлого века. Имел звание Мастер альпинизма. Путешествовал вместе с  Игорем Евгеньевичем Таммом – известным физиком, академиком, лауреатом Нобелевской премии, тоже альпинистом (КМС).
  В 1925 году при маршрутной съёмке геолог Нехорошев наткнулся на одно интересное месторождение на северных склонах Белухи. Для проверки его данных в 1926 году был послан другой геолог. Он-то и пригласил меня как альпиниста помочь ему, а я пригласил моего друга-альпиниста Н.В. Зельгейма (сына покойного уже тогда основателя дореволюционной русской кооперации в сёлах Павлово и Варсма, дело которого очень ценил В.И. Ленин).
  Этот Н.В.Зельгейм был любопытным человеком, любителем природы и альпинистом-одиночкой, что тогда очень осуждалось. Так, например, осенью следующего  1927 г . я получил от него открытку, в которой он сообщал, что один поднялся на вершину Казбека и там переночевал. Затем один поднялся на самую высокую вершину Цейской подковы Уилпату, и было так красиво, что он провел там две ночи, а потом спустился по Караугомскому ледопаду в Дигорию, перешёл через Штулувцек на Дых-су и при ночевке на перевале Дыхнысеуш (так в рукописи) был лавиной со Шхары «побит о камни сажень пять», но остался жив.

  • 1
Странно, что рюкзак и куртка найдены, а её самой нет. Выходит, что она не сорвалась и не упала вниз во время схождения, иначе бы и вещи её были бы с ней. Почему снята куртка? По физиологической необходимости, может быть?

28 сентября...
Какая странная ситуация,относительно того , что оставлен комбинезон,палки и рюкзак...
Многие альпинистские комбинезоны расстегиваются с задней стороны, для того чтобы сходить по нужде,если что то случилось и расстегнуть молнию или кнопки не было возможности, возникла неисправность в одежде, то опять же не понятно, почему бял снять весь комбинезон полностью?
У меня есть комбинезон, я не помню чтобы я его снимала полностью, его можно отпустить,но до конца не снимать...
Но так как, по факту, комбинезон был полностью снят и оставлен, и другие вещи не разнесло ветром, то куда пропала девушка альпинистка Лейла?
Если она отошла не далеко от её вещей и подскальзнувшись упала, то почему оставлены палки?
Немного понятно - почему оставлен рюкзак, но почему оставлены палки?

Боже - коварный Эльбус...
Очень жаль ...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account