viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЧЕРКЕСЫ, КАЗАКИ И АДЕХЕ ч.4

   Заметим, что карачаевцы и до сих пор называют казаками тех из своих соплеменников, которые живут в отдельных пещерах, находящихся в верховьях речек, вытекающих из подошвы Эльбруса. Слову «казак» они придают значение одинокого, бессемейного. С другой стороны, у одноплеменных карачаевцам киргиз-кайсаков мы и по сие время находим, что одно племя, кочующее между Каспийским и Аральским морями, называется «черкес». Эти соображения и свидетельство Шардена замечательным образом подтверждают тождественность карачаевцев, касогов и черкасов наших летописей.
Странная судьба этого племени, которое обошло вокруг всю Южную Россию и через восемь веков возвратилось под именем казаков в свое древнее отечество, на берега Кубани и Лабы.

   Обратимся теперь к народу, который русские называют теперь черкесами, то есть адехе. Конечно, никто не скажет, что этот народ был одного племени с карачаевцами. Он говорит особенным языком, нисколько не похожим на татарский, его наружность представляет строгий тип кавказской породы. Можно сказать, половина этого народа имеет русые волосы; часто встречаются голубые глаза.

   Какого племени этот народ и откуда он пришел? Этого нельзя сказать положительно по недостатку исторических известий. В начале X столетия мы находим его в составе Казарской державы под именем кабаров или кабардов (сabari, сabardi). Могущество этой державы, разноплеменной, но в которой племя восточно-финское было, кажется, преобладающим, клонилось к упадку от двух главных причин: от завоеваний Олеговых (885) и от внутренних междоусобий. Так, между прочим, около 914 года три племени, из которых главное называлось кабарами (сabares), возмутились против власти кагана.


 
 Началась междоусобная война, в которой каган остался победителем, но не умел воспрепятствовать недовольным племенам оставить его государство. Некоторые из них ушли к украм, в Паннонию, другие – к подножию Кавказа, где находим их потомков под именем кабардинцев. Последний толкует, что слово «Кабарда» (Cabardah) значит «гористая земля кабардов», от тюркского слова «даг» – гора. Толкование, не имеющее, очевидно, никакого основания, потому что туземцы называют свою страну «Кабарт-ай», где «ай» или «ой» значит владение. По этому же примеру составлены названия участков других народов племени адехе, как, например, гатюк-ай, егерук-ай, темирч-ой и пр.

   Должно полагать, однако же, что не все кабарды оставили Казарскую державу, но что по разорении Святославом Белой Вежи в 965 году часть этого племени последовала за каганом в Крым, где оставалась долгое время, как можно заключить из того, что одна река на этом полуострове до сих пор сохранила имя Кабарда. Вероятно, в татарский период нашей истории кабарды вышли опять из Крыма на северный берег Азовского моря. На карте Фредуция Анконского, составленной в 1497 году и найденной Яном Потоцким в Вольфенбюттельской библиотеке, показаны кабарды (сabardi) по берегу моря на правой стороне Дона; но в 1550–1557 годах живший у них венецианец Джорджио Интериано нашел уже их на восточном берегу Азовского моря и говорил, что они жили от реки Тана, или Дона, до Саvо di Bussi, то есть до Пицундской бухты. Из этого надобно заключить, что в течение этого полустолетия они заняли землю зихов, или зигов, стали известны в Европе под именем народа, ими покоренного, хотя сами себя называли уже адигами. Как произошло это занятие земли зигов и как смешались завоеватели с народом завоеванным, об этом не осталось никаких сведений у народа дикого и не имеющего письменных памятников. Южную границу их новой земли Интериано, без сомнения, показывал ошибочно, ибо каким образом захватили бы всю землю нынешних джигетов и часть Абхазии, которые никогда не были в их владении?

    Если предположить, что кроме Пицундской бухты, названной на карте Фредуция Cavo di Bussi, была какая-нибудь другая бухта того же имени, то во всяком случае она не могла быть севернее устья Мдзымты (мыс Аридлер) в земле джигетов, потому что к северу от этой реки не растет самшит, или кавказская пальма (buis, Buchbаum), давшая название этой бухте, где, вероятно, в то время продавалось много этого дерева, так оно и ныне составляет значительный предмет торга.

    Вообще надобно заметить, что сведения, передаваемые Интериано о нравах и обычаях адигов, весьма верны и добросовестны. Наблюдения свои он собрал, впрочем, только в северной части нынешней земли натухайцев или, точнее, в нынешней Черномории, где он пробыл около семи лет. Он говорил, что большая часть земли адигов покрыта болотами и камышами, через которые есть тропинки и тайные проходы. Адиги пользуются ими для набегов на сельских жителей, у которых отгоняют стада и увозят детей для продажи в Каир. Со стороны твердой земли они граничат с татарами, с которыми постоянно дерутся. Иногда переходят и через Босфор по льду, чтобы грабить крымских татар. Небольшое число адигов разгоняет целое войско татар. Адиги, по словам Интериано, христиане, имели греческих священников, но вообще были равнодушны к вере.
Около 1637 года посетил этот край доминиканский монах Иоанн Луккский. По известиям, которые он сообщил об адигах, видно, что за 80 лет, протекших со времени посещения Интериано, этот народ, распространяя на восток свои пределы, занял всю северную покатость Кавказа до границы одноплеменных с ним кабардинцев. Это видно из того, что Иоанн Луккский называет в их земле две значительные реки: Пси, впадающую в Калканское море (Mer Calcane), и Силь, протекающую близ Кабарды. Пси, или Пшиз, собственно вода, есть название, которое адехе дают особенно Кубани, а Силь, по карте Делиля, есть название Верхнего Терека.

   Но южную границу земли адехе Иоанн Луккский показывает гораздо севернее своего предшественника. Описывая землю абхазов (Abbassa), он говорит, что она находится между Мингрелией и землей черкасов, как он вообще называет адехе, и что в их земле есть две значительные реки: Соча и Субаши (Southe et Suba-su). В таком случае вся нынешняя земля убыхов принадлежала бы в то время абхазам, что и весьма вероятно, ибо в настоящее время разноплеменность и следы недавнего завоевания очень заметны на этом участке. Общество Хамыш, ближайшее к джигетам, состоит из смеси адехе с абхазским племенем.
   Иоанн Луккский упоминает, что абхазы все христиане, хотя плохие, и находятся в беспрестанной вражде с Мингрелией и черкесами (то есть адехе), из которых большая половина в его время исповедовала исламизм. Заметим, кстати, что этот же путешественник сообщает, что для совершения христианских треб между теми черкесами, которые еще остались верными своей прежней религии, приезжает, хотя редко, священник из Терки, – любопытное сведение, которое показывает, что адехе не только были все христианами, но даже принадлежали к православному исповеданию.
Но какого племени этот народ адехе? Трудно решить этот вопрос. Аристократия этого народа гордится своим происхождением от арабских князей. Потоцкий и Рейнеггс, а за ними Дюбуа де Монпере очень серьезно излагают генеалогию князей кабардинских, начиная от Абдул-хана, бывшего главой кабардинцев в Крыму в конце XIV или начале XV века. Такие затеи могут только вызвать улыбку каждого, кто знает Кавказ.

   Мы уже выше говорили, что натухайцы, шапсуги, убыхи и абадзехи называют сами себя адехе. Это имя они приняли не ранее XVI столетия, когда были уже на восточных берегах Азовского и Черного морей. Хе на их языке значит море; аде на арабском языке значит остров и полуостров; это же слово перешло и в тюркские наречия; на собственном языке адехе этого выражения не имеют. Таким образом, адехе значит островитяне или жители морского полуострова. Довольно вероятно, что это имя произошло от полуострова Крым, на котором они жили около 300 лет под именем кабардов. Жители же нынешней Кабарды никогда не называли себя адехе, и их язык составляет наречие, мало понятное натухайцу. Мелкие племена, живущие между нашей Лабинской линией и землей абазехов и шапсугов, говорят чистым языком адехе.

   Затем все-таки остается нерешенным вопрос: к какому племени принадлежит народ адехе. Может быть, они потомки готских племен, живших в Тмутараканской области; может быть, они происходят от какого-либо из народов восточно-финского племени, входивших в состав Хазарской державы. Сколько-нибудь достоверный вывод можно сделать только после основательного изучения языка, обычаев и преданий этого народа. Это изучение нелегко. Его нельзя достигнуть, сидя в кабинете между фолиантами. Его можно производить только на месте, при всех лишениях и неудобствах жизни между дикарями – жизни безотрадной, какую ведут многие тысячи наших храбрых кавказских служивых.

?

Log in

No account? Create an account