viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЧЕРКЕСЫ, КАЗАКИ И АДЕХЕ ч.3

    Летописец наш Нестор говорит, что великий князь Владимир в 985 году, желая завладеть Камской Болгарией, отправился на судне вниз по Волге. Берегом шли конные торки, союзники или наемники россиян. Здесь в первый раз упоминается об этом народе. Другие показания более определительны. Наши летописцы называли торков и берендеев черкасами. В 1080 году торки обитали недалеко от Переяславля; некоторые из них перешли к россиянам и поселились в Киевской губернии, между реками Стугной и Росью. В то же время далеко за пределами тогдашней России они имели город Торческ, по объяснению Карамзина: «…ныне селение Торчица на берегу реки Торчи в Пятигорском уезде. В 1093 году, – продолжает Карамзин, – половцы (команы), взяв Торческ, опустошили все это пространство до Киева и Вышгорода. Владимир Мономах выгнал из России в 1121 году берендеев, печенегов и торков, новых пришельцев; утесняемые половцами (команами) и разбитые ими близ Дона, они искали убежища в окрестностях Переяславля, но, любя грабеж, не могли кочевать там спокойно. Однако ж многие из них остались на Днепре, были известны под общим именем черных клобуков или черкесов и служили россиянам. Летопись Владимирова времени упоминает еще о беловежцах, охотно принятых великим князем. Сии обитатели некогда знаменитой крепости Казарской на берегах Дона, взятой Святославом I, спасаясь от свирепости половцев, основали новый город в верховьях реки Остера и назвали его именем древнего, или Белая Вежа, хотя известные развалины (в 120 верстах от Чернигова) свидетельствуют, что в ней (в оставленной Казарской крепости) находились каменные стены, башни, ворота и другие здания».

  В 1152 году великий князь Изяслав Мстиславич, вместе с королем венгерским Гейзой, ходил против князя Владимира Галицкого. В дружине его были «все черные клобуки, еже зовутся черкасы». Они были конные.
   Впоследствии они часто служили как наемники в дружинах князей против половцев и в междоусобных войнах, но были не всегда верны, а иногда изменяли даже на поле сражения, как, например, в 1159 году. В этом же году летописец в числе черных клобуков, кроме торков и берендеев (берендичи), называет одноплеменных им каспичей, а в 1161 году – коцей. «Где в однех летописях говорится о Торках, Берендеях и Печенегах, там в других называли только Черные Клобуки (см. Росс. Вифл. С. 225, и Воскрес. летоп. II. С. 28). Сие имя было им общим и, без сомнения, дано им от черных шапок. То же значит имя нынешних каракалпаков (то есть киргиз-кайсаков), некогда обитавших, по собственному их преданию, в России Восточной (Рычков П. И. Оренбургская топография. СПб., 1762. Ч. 2. С. 173–174)».
   Черкасы были племени тюркского, равно как половцы или команы. Сии последние сами себя называли Capchat, как говорит путешественник XIII века Рубруквис. Абульгази дает общее имя кипчак всем народам, обитавшим между реками Доном, Волгой и Яиком, и причисляет их к татарам. Анна Комнена пишет, что печенеги и команы говорили одним языком.

   Но команы и черкасы отнюдь не из одного места пришли в юго-западную Россию. Команы – азиатские татары, а торки, берендеи и прочие, то есть черкасы – давние жители Кавказа, у подножия которого мы уже видели их город Торческ. Но скоро их древнее отечество яснее обозначилось. Под 1187 годом Киевская летопись упоминает о казаках, живших по украйнам, то есть южным пределам тогдашней России. Эти казаки, умножившись по нашествии татар новыми толпами удальцов бездомовных, посвятивших себя военному ремеслу, составили ядро запорожских казаков, которые правильное устройство как народ и как войско получили только в начале XVI века. Не только запорожские казаки всегда назывались черкасами, но вся нынешняя Малороссия и Украина не имели другого названия как черкасский народ. Это имя дается им позже во всех актах и грамотах монархов российских даже до конца царствования Екатерины II.
Столько фактов, без сомнения, дали Карамзину полное право сказать, что черкасы, казаки и касоги суть разные имена одного и того же народа.
   Чтобы еще более объяснить этот вывод, вспомним, что черкасы являются в нашей истории в первый раз в 985 году, то есть через двадцать лет после разорения Святославом Белой Вежи и разрушения между Волгой и Доном Хазарской державы, в состав которой входили и касоги. Заметим притом, что во времена Владимира Мономаха (ок. 1121 г.) новые толпы черкасов поселялись на Днепре, гонимые команами от Дона, где они, вероятно, казаковали вместе со сбродом множества других племен, входивших в состав тогда уже разрушенной Хазарской державы. Так, наши летописи под 1147 годом в первый раз упоминают о бродниках, говоря, что они были христиане, обитали среди варваров, уподоблялись им дикой жизнью и, вероятно, состояли частью из беглецов русских. Они за деньги служили нашим князьям в их междоусобиях. Заметим и то, что около того же времени пришли беловежцы и близ места жительства черкасов, своих прежних соотечественников по Хазарской державе, выстроили новый город под прежним названием – Белая Вежа, вместе с тем обрусели, приняли христианскую веру и сделались известными под именем казаков, сначала украинских, а потом запорожских.
   Нашествия татар в 1225 и 1236 годах опустошили пройденный ими край. Множество бродников, служивших татарам в 1224 году и ознаменовавших себя изменой после Калкской битвы, по словам путешественника Карпини, были истреблены татарами. Несмотря на то, другой путешественник того же времени, Рубруквис, в 1253 году нашел в стане Батыя и в окрестностях множество разноплеменных людей, и в том числе яссов, которые, заимствуя нравы своих победителей, скитались в степях и грабили путешественников.

   Эти-то толпы удальцов всякого рода назывались в наших летописях ордынскими казаками. Слово «казак» в Юго-Восточной России перестало быть названием народа, а означало вольницу, наездников, людей бездомных, занимавшихся войной, как ремеслом. Так, в наших летописях встречаем казаков рязанских, азовских, ногайских, шибанских и тюменских. Все эти казаки не составляли какой-либо отдельной народности, ни даже отдельного постоянного сословия в каком-либо народе, не имели ни гражданского, ни даже постоянного военного устройства.

   Донские казаки явились уже после падения владычества татар, в XVI веке, и составились из вольницы разных областей и народов, между которыми преобладало, однако же, великороссийское племя.
Должно заметить, что из всех этих казаков черкасами называли себя запорожские и уральские; и самый город Черкасск-на-Дону построен, по мнению Миллера, запорожцами, которые в 1570 году по требованию царя Иоанна IV в числе пяти тысяч прибыли туда с князем Михаилом Вишневецким и большей частью там остались.
   Мы говорили уже выше, что черкасы, в X, XI и XII столетиях поселившиеся в Южной России, были касоги, подданные хазарского кагана, но должно думать, что сам народ касоги остался в своем древнем отечестве, потому что в 1223 году военачальники Чингисхановы, преследуя половцев из Дагестана до берегов Азовского моря, «поплениша, – говорит летописец, – Яссы, Обезы, Касоги и инех язык семь».
Весьма вероятно, что и теперь живущие в горах Кавказских, у подножия Эльбруса, карачаи, уруспии, чегемы, хуламы и балкары суть остатки этого древнего народа. Они происхождения тюркского, говорят наречием татарского языка, которое понятно для ногайцев, но очертанием лица совершенно не походят на сих последних, имеющих много черт из типа калмыцкого или монгольского.

   Карачаи, уруспии, чегемы, хуламы и балкары – древние обитатели Кавказа. О приходе их туда не сохранилось никакого ни письменного свидетельства, ни предания. Генуэзцам и венецианам карачаи известны были под именем кара-чиоли (caracioli), туркам – под именем кара-черкес, то есть черных черкесов. Шарден, бывший в Абхазии в 1672 году, пишет, что «Карачиоли или, как турки называют их, карачеркесы суть северные черкесы. Несмотря на то что это самый красивый народ в свете, турки называют их черными черкесами, потому что туманы и облака беспрестанно покрывают их землю. Они были прежде христианами. Это видно по их обычаям и некоторым обрядам, которые они исполняют в своей земле, но теперь они не имеют никакой религии, ходят почти нагие, занимаются разбоем и суть самые смелые разбойники в свете».

продолжение следует

?

Log in

No account? Create an account