viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

КОТЛЫ, ВМЕЩАВШИЕ СТАДО ч.2

   Полученные отливки по механическим свойствам скорее можно отнести к легированной легкоплавкими металлами меди, чем к бронзе, поскольку добавка к медным слиткам бронзы в количестве до 25–30 % не приводит к слишком большому увеличению содержания в сплаве олова или иных легкоплавких металлов. Таким образом, если в сплаве было не более 4–5 % олова, то такой материал имел однофазную структуру в виде твердого раствора олова в меди. Такой сплав пластичен и допускает обработку давлением, включая холодную ковку.
Из упомянутых длинных слитков легированной меди ковкой в несколько переходов получали трапециевидные полосы длиной около 2–2,3 м и толщиной 4–5 мм. Поскольку медь при ковке упрочняется (нагартовывается), применяли промежуточный отжиг заготовок. Из медных полос собирали котел, плотно соединяя детали клепкой. Полосы в основании котла крепились к плоскому диску, изготовленному ковкой из невысокой цилиндрической отливки. Заклепки применяли медные. При использовании заклепок из любого другого металла медный котел разрушился бы за несколько лет из-за электрохимической коррозии, которая всегда возникает при контакте разнородных металлов в присутствии влаги. Древние электрохимии, конечно, не знали и использовали медные заклепки просто из практических соображений.
   …Хотя плотная клепка меди позволяет получать достаточно герметичное соединение деталей, швы для надежности могли пропаять. Скорее всего паяли свинцовым или оловянно-свинцовым припоем. В качестве флюса могли использовать водный раствор молочной кислоты, который образуется естественным образом при молочно-кислом брожении сахаристых веществ или обезжиренного молока. Этот продукт скифы, по-видимому, знали, так как с глубокой древности продукты брожения молока кочевники использовали при выделке кожи после обработки ее известью.
   …Сборный медный котел, изготовленный по описанной технологии, должен был иметь массу 400–500 кг. Если медные заготовки использовали меньшей толщины (около  2,5 мм), то масса котла могла быть в два раза меньше, то есть 200–250 кг».
   Вот такие весьма убедительные аргументы в подтверждение того, что гигантский котел был изготовлен скифами, приводит Маттис. И здесь с его выводами можно согласиться. Как и с предположениями о том, что способствовало сохранности котла нахождение его « в результате крупного оползня, инициированного ливнем или землетрясением… в относительно сухих осадочных породах, которыми изобилует Северный Кавказ» , а последующий выход на поверхность произошел  « в результате эрозии горных склонов или непрерывного процесса изменения русла рек. Реки постоянно подмывают преимущественно один из берегов на изначально прямом участке русла. Это происходит вследствие действия известной силы Кориолиса. Проявляется это явление в том, что реки, текущие в Северном полушарии в меридиональном направлении, в результате действия силы Кориолиса перемещают свое русло вправо (закон Бэра)». Большую меридиональную составляющую имеют почти все притоки, пересекающие территорию Кабардино-Балкарии и впадающие в Малку и Терек. Их русла, постепенно перемещаясь к востоку, разрушают правый берег, что хорошо видно на примере реки Черек в районе селений Псыгансу и Старый Черек.
    Тем самым Маттис сам отвечает на поставленный им же вопрос: как столь малоподъемная емкость оказалась в Верхней Балкарии? Апелляция Йоханна к « народной смекалке, которой у народа достаточно» , не очень-то убеждает, даже с учетом того предположения, что « для балкарского народа этот котел, может быть, значил больше, чем в свое время Царь-колокол для русских» . При отсутствии в те времена в Черекском ущелье дорог – имелись места, где на тропинке с трудом могли разминуться две лошади – доставить котел с равнины в горы было практически невозможно. Следовательно, если котел существовал, то он не был привезен в эти места два или три столетия назад, а находился здесь многие века. Может быть, и изготовлен был здесь же.
    А о том, что он существовал на самом деле, свидетельствуют документальные источники. В частности, публикация в VII томе (выпуск 6) « Ежегодника по геологии и минералогии России»  (ЕГМР), первого отечественного реферативного журнала в означенном направлении, издававшегося с 1897-го по 1917 год под редакцией Н. Криштафовича. Статья так и называется – « Гигантские котлы на Бештау» . Ее автор – Петр Иванович Кротов (1852–1914), известный русский геолог и геоморфолог, профессор Казанского университета, автор ряда работ по стра­тиграфии, палеонтологии, тектонике, общей геологии и физической географии.
    Означенной публикации около столетия. И речь в ней не о наших емкостях, хотя, без всякого сомнения, родственных друг другу. Громадная емкость, принадлежащая князю Аба­евых, как мы помним, была распилена для изготовления домашней утвари, но, тем не менее, легенда о котле, поныне находящемся в верховьях Черекского ущелья, продолжает жить.
Что подпитывает ее? Прежде всего, личное свидетельство одного из старожилов селения Верхняя Балкария – Хаджи-Мурата Геляева, 1930 года рождения. Как он утверждает, такой котел (причем не один, а два) он видел в ущелье Дых-су, более того – знает, где спрятаны емкости, и даже сумел доставить к себе домой самую маленькую из них. Котлы будто бы находятся в земле – на одном из склонов. Так как берег постоянно подмывается рекой, их невозможно заметить, и если не знать точное место, то найти практически невозможно. Сам он это место помнит, может показать, но добраться в ущелье по причине преклонного возраста и болезней (далеко за семьдесят, из дома давно не выходит) ему уже не под силу, а на словах объяснить, где именно надо искать, не получается.
   Верить или нет симу рассказу? Непросто ответить однозначно. Проверить же еще сложнее. Дело в том, что ущелье Дых-су, пожалуй, самое труднодоступное в Кабардино-Бал­карии. Не имеется не то что дорог, а даже тропинок, как таковых. Местные жители, в силу сложности природного ландшафта, здесь не бывают, так как до ущелья от селения достаточно далеко (более двадцати километров), а самое главное, хождение по нему сопряжено с немалым риском для жизни. Оползни, крутые склоны, тут и там изборожденные постоянно находящимися в движении каменными осыпями, смыкающиеся скалы, между коих даже бурлящий водяной поток с трудом находит себе дорогу, узкие карнизы, которые невозможно преодолеть без страховки и альпинистских навыков, ледниковые выносы делают ущелье по большому счету непреодолимым.
Не случайно, что 8 марта 1944 года, в день выселения балкарского народа, именно здесь скрылись несколько жителей аулов, что располагались ранее на месте нынешнего селения Верхняя Балкария. Органы НКВД, узнав об этом, даже провели специальную операцию, только никого так и не нашли. Причем несколько солдат, участвовавших в поиске беглецов, навсегда остались в ущелье, разбившись на скалах.
   А в наше время, как утверждают сами верхнебалкарцы, пройти Дых-су от начала и до конца (на это, кстати, надо не менее трех дней) смогли всего несколько человек. И это несмотря на то, что награда, объявленная кисловодскими Аба­евыми, всколыхнула многих. Один из них Магомед Мусуков. Но котлов он не нашел, как и другие молодые люди, использовавшие в поисках даже металлодетекторы. Естественно, это не укрепило их веру в сообщение старика о том, что он видел котлы. И поэтому вопрос о том, спрятаны или нет в верховьях Черекского ущелья скифские котлы, по-прежнему остается открытым.

?

Log in

No account? Create an account