viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

КОТЛЫ, ВМЕЩАВШИЕ СТАДО

   Предание о том, что в одном из труднодоступных ущелий Балкарии сохранились гигантские медные котлы, живет уже долгие десятилетия, хотя никаких материальных подтверждений этому до сих пор не имеется. Более того, поисками столь внушительных емкостей (считается, что их изготовили скифы) занималось немало людей. Уже в наше время одним из представителей рода Абаевых была обещана весомая награда (автомашина « Жигули») тому, кто обнаружит котел.

190138_900

  Почему в находке оказались заинтересованы представители именно этой фамилии? В работе исследователя М. Джуртубаева « Путями предков»  приводится полевая запись, сделанная в селении Верхняя Балкария, в которой информатор А. Османов передает рассказ своего деда Омара о том, что «в давние времена возле скотного двора Абаевых стоял огромный медный котел. В нем содержались больные овцы, числом более десятка. Котел назывался тайпокъ къазан. Его потом распилили для изготовления разной домашней утвари». Ученый предлагает такое толкование этого названия: тайпа – племя; окъ – стрела; когда слово обозначает собирательное множество, оно ставится в единственном числе. Къазан – котел. Таким образом, словосочетание означает « котел (изготовленный) из стрел племени» .
   Другой балкарский исследователь археолог Исмаил Мизиев уверен, что речь идет именно о скифском котле: « Помещая в него больных животных, балкарцы, видимо, полагали, что котел обладает какой-то исцеляющей силой. Котел принадлежал Абаевым, то есть роду, который в течение долгого времени имел большую власть. Представители этого рода занимали должность олия – верховного князя, правителя Балкарии. Если мы допустим, что это был другой (не скифский) котел, нет ответа на вопрос: какая была необходимость при дороговизне металла в горах тратить его на изготовление чрезвычайно массивной вещи?».
   Оба ученых в своих выводах опираются в первую очередь на сообщение Геродота о скифском царе Арианте, который велел каждому из воинов принести по одной стреле и изготовить из их сплава в священном месте Эксампай огромный котел емкостью 600 амфор.
   Эти цитаты взяты из книги « Аспекты культурной антропологии народов Кабардино-Балкарской Республики» , вышедшей в нашем издательстве. В начале двухтысячных годов с ее автором Йоханном Маттисом, на тот момент аспирантом Кабардино-Балкарского госуниверситета, мы встречались достаточно часто. Немец по национальности, он приехал в наши края руководить христанской миссией, за короткое время стал прекрасно говорить по-русски, активно занимался изучением балкарского и кабардинского языков. Но самое главное – иск­ренностью, отзывчивостью, добрым нравом этот симпатичный молодой человек вовлек в круг близких друзей множество самых разных людей, воистину отражая в своей личности название представляемого им миссионерского союза « Свет на Востоке».

1380715929

     Увлекшись историей, этнографией местных народов, Йоханн написал ряд весьма аргументированных работ, среди которых « Тильзитский мир и утилизация медных русских монет балкарцами» , « Турлук – конструкционный материал адыгов» , « Применение горцами ртути и олова» , « Грозовые божества черкесов и балкарцев и молния как явление» , « Напитки черкесов и балкарцев и современные технологии» . Эти исследования молодого немецкого ученого легли в основу успешно защищенной кандидатской диссертации и составили его монографическую работу. Есть в ней и глава, носящая название « Реконструкция скифского котла, известного в Балкарии в XIX веке» . Уже из нее видно, сколь глубоки и всесторонни познания Йоханна, подходящего к легенде с рациональных позиций: если котел существовал на самом деле, кто, когда, как, из чего его мог изготовить. Пытаясь ответить на эти непростые вопросы, Маттис привлекает данные не только из  истории, но и физики, химии, металлургии. Говоря о его вместимости, а следовательно, размерах и массе, он отталкивается от имеющихся косвенных сведений – таких, как « в нем содержались больные овцы, числом более десятка» , балкарской поговорки: « Как котел Абаевых, в котором 9 (или 12) овец ели корм» , сведений Геродота – « огромный котел емкостью 600 амфор» . И делает следующий вывод, который в силу его убедительной аргументации нам хотелось бы привести целиком: « В оценках размеров учитываем, что обычно боковые стенки котла, если рассматривать его меридиональное сечение, переходят в днище по радиусу или иной кривой. Следовательно, минимальный диаметр котла, если исходить из того, что несколько ягнят могли свободно поместиться в нем, располагаясь головами к его центру, должен быть не менее 2 м. Если же согласиться, что в нем кормилось более десятка овец, то тогда диаметр котла должен быть примерно 2,6 м.
   Исходя из условия обеспечения удобства пользования котлом и минимума расхода материала, его высоту необходимо брать примерно в два раза меньше диаметра. Таким образом, минимальные размеры котла должны быть: диаметр – 2 м, высота –  около 1 м. По максимальным оценкам, диаметр котла должен быть равен 2,6 м, а высота примерно 1,4 м. Приняв радиусы скруглений в нижней части котлов равными 0,25 м, можно найти объемы двух вариантов котлов – малого и боль­шого. Они равны соответственно 3000 и 8000 л.
Указание о том, что вместимость котла была равна емкости 600 амфор, не слишком облегчает наши оценки, так как достоверно неизвестен объем этих сосудов. Однако очевидно, что упоминался самый удобный и широко распространенный в то время вид амфор. Исходя из эргономических соображений, а также из того, что антропометрические и физические данные людей со времен Геродота принципиально не изменились, можно предположить, что амфоры имели емкость от 8 до 12 л. Здесь учитывается, что сам сосуд из керамики имел массу не менее 2,5–3 кг. Тогда искомый объем котла мог находиться в интервале от 4800 до 7000 л, что укладывается внутри диапазона емкостей, найденных из других соображений.
Итак, сопоставляя проведенные оценки, принимаем наиболее вероятные размеры скифского котла равными: диаметр – 2,5 м, высота – 1,25 м, радиус скругления в местах перехода боковой стенки котла в днище – 0,25 м. Тогда объем котла будет равен около 5000 л, а площадь его наружной поверхности – примерно 12–13 м».
Теперь что касается того, из какого материала был изготовлен котел – из меди или бронзы: ведь люди, видевшие емкость, могли сильно окисленный бронзовый котел принять за медный и наоборот.
    «Если предположить, – рассуждает Маттис, – что котел был бронзовым, то изготовить его можно было только литьем, так как бронза хрупка и ковке почти не поддается. При указанных размерах толщина стенки изделия должна быть не менее 7–8 мм, иначе его просто нельзя было отлить. Кроме того, для обеспечения необходимой прочности котел должен иметь местные усиления за счет утолщения стенок по верхнему краю котла. В этом случае масса литого котла получается около 1100–1200 кг. Вместе с литниками, прибылью и технологическими потерями для литья котла необходимо было иметь примерно 1300 кг бронзы.
   …Если считать, что металлический наконечник стрелы в среднем имел массу 25–30 г, то число скифских воинов, сдавших металл, должно быть 45–55 тысяч… что маловероятно». Если при этом уточнить, что отливать изделия из бронзы массой в несколько сот и более килограммов научились в некоторых странах только в ХIV–ХV веках, то получается, что скифы не могли изготовить столь огромную емкость. Исследователь предоставляет им еще один шанс, ведь древние могли использовать « не только собранные бронзовые и медные наконечники стрел, но также большое количество небольших слитков меди, которые в то время умели получать. Весь собранный металл переплавляли в небольших печах с дутьем и отливали в литые заготовки, которые имели форму длинных плоских брусков массой по 15–20 кг.

продолжение следует

?

Log in

No account? Create an account