viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НА КОГО ОХОТИЛСЯ СТАЛИН В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ

   В силу разного рода причин, главной из которых являлось доверие к руководителю местных большевиков Беталу Калмыкову, многие представители партийной элиты Советского Союза выбирали местом для своего отдыха, особенно кратковременного, Кабардино-Балкарию. Одним из притягательнейших моментов этого отдыха было проведение охоты, организация которой в области осуществлялась на самом высоком уровне, а самое главное – всегда заканчивалась богатыми трофеями. Естественно, что гости после этого совсем по другому относились к ее организатору.


    Именно поэтому разрешение на охоту во второй половине двадцатых начале тридцатых годов выдавал лично Бетал Калмыков. Вот как об этом вспоминает выдающийся русский писатель и заядлый охотник Михаил Пришвин, приезжавший в Кабардино-Балкарию весной 1936 года: «Первая охота. Колючие кустарники. Липкая грязь. Щелочная вода. Дрозды пели, как у нас. Крикнул фазан. Смерклось сразу: сделали несколько десятков шагов, и стало тепло. Вечером пробовали пойти на тягу. <Приписка: Фазан крикнул.> Встречается лесник кабардинец с красным носом. Объясняемся: – Мне Б. Калмыков разрешил. – Озов у нас начальник, все идут к Озову, и Буденный был у нас – тоже к Озову. – А Ворошилов? – И Ворошилов к Озову, все к Озову. – А Калмыков? – Чуть подумал и ответил: – Калмыкову не надо, Калмыков может сам везде ходить. – А другому Калмыков может разрешить? – Другому нет. Сам может, другой должен к Озову».

Озов – это житель Вольного аула Тегир Сараменович Озов, на тот момент главный лесник области, который, исполняя поручения Калмыкова, выступал организатором охот для знаменитых гостей.
В частности, в 1928 году такая охота была организована для находящегося в тот момент уже в опале Льва Троцкого. Об этом мы узнаем из заявления Э. К. Шериева (1903-1937), на момент приезда Троцкого в Кабардино-Балкарию секретаря обкома комсомола, впоследствии арестованного по огульным обвинениям и сгинувшего в застенках НКВД. Вот строки из него: «В 1928 году в Нальчике отдыхал на даче облика (областного исполнительного комитета – авт.) враг народа фашист Троцкий. Это было в то время, когда Троцкий был выведен из состава политбюро ЦК ВКП (б), снят с работы Наркомвоенмора (в 1918-1925 годах Л. Д. Троцкий являлся наркомом по военным и морским делам – авт.)». И далее: «О той охоте, которую иудушке Троцкому устраивал Калмыков и Фадеев, всем памятно в гор. Нальчике и в Кабарде. Об охотах могут сказать объездчики из сел. В-Аул Амшоков и Озов».
Но это была не единственная охота, в которой участвовал Л. Д. Троцкий. В другой, как свидетельствует Мухамед Берхамов, проходившей в районе селения Баксаненок, Льва Давидовича сопровождал житель селения Кучмазукино Уарзал Бердов; вместе с ним был малолетний сирота Султан Кучмазкукин. Оба впоследствии были репрессированы. Как, кстати, Озов и Амшоков. Хотя за Тагира Озова вступился сам Климент Ворошилов.
Кстати, Климент Ефремович в Кабардино-Балкарию приезжал по поводу и без повода. Был щедр на подарки сопровождавшим его охотникам. Например, подарил патефон с пластинками охотнику Григорию Романову; пордписал ему же свою фотографию. Другой свой портрет – не фотокарточку, а инкрустированный, с дарственной надписью на обороте, вручил Тагиру Озову. Его семье – патефон с пластинками; Ахмеду, сыну Тагира, часы. Дул Амшоков также получал от Ворошилова подарки; среди них – именное ружье.
Об отношении Климента Ефремловича к сопровождавшием его охотникам можно узнать из книги «Воспоминания» Хажбекира Хавпачева, вышедшей в Нальчике в 2016 году. Вот что он, в частности, пишет: «На втором часу банкета партийные вожди стали хо¬дить между рядами и чокаться с гостями. Мы с Хасаном Кардановым увидели, как приближается к нам Вороши¬лов, и почтительно двинулись ему навстречу. «Откуда приехали?» – спросил он. «Из Кабардино-- алкарии», – ответил за обоих Хасан. Климент Ефремович оживился: «О, я бывал в Кабардино-Балкарии, когда еще Калмыков был главой. Мы с ним и еще двумя товарищами из Воль¬ного Аула частенько выезжали на охоту», – он назвал две фамилии, но я, увы, не запомнил. «Что же вам теперь мешает приехать к нам на охоту?» – учтиво спросил Карданов. Легендарный боец рассмеялся: «Ничего, кро¬ме возраста. - Затем поднял рюмку: – За счастье вашей Кабардино-Балкарии».
Фамилии, забытые Ворошиловым, нам теперь известны: это Озов и Амшоков. Об Амшокове Климент Ефремович вспоминал и в разговоре с Хатутой Мацеевичем Бербековым. Его родственница Мадина Бербекова предоставила нам отрывок из воспоминаний первого ректора КБГУ. Вот он: «Знаете, кто меня научил любить природу? – спросил Климент Ефремович? – то Дул Амшоков, кабардинец. Он живёт в Вольном Ауле. В поездках по вашей республике он нас сопровождал; большой знаток природы. Он приезжал ко мне до войны, когда ему было удобно, как к своему другу. Дважды я посылал ему во время войны посылки и одному ему я подарил своё именное ружье. Пожалуйста, навести этого старика, узнай о его здоровье. И если в чем он нуждается, окажи ему помощь».
Я удивился – Ворошилов знает Дула, а я нет. Приехав в Нальчик, с членами бюро обкома навестили Д. Амшокова. Старика застали в ветхой, холодной хате. Приусадебный участок был весь разгорожен – развалился забор. Правление колхоза (впоследствии совхоз "Нальчикский") оказало помощь – загородили участок, привели в порядок крестьянский дом, привезли дрова. Из фонда помощи Верховного Совета КБАССР ему оказали материальную и денежную помощь».
Самым знаменитым спутником Ворошилова на охоте был главный большевик страны Иосиф Виссарионович Сталин. Как известно, он дважды отдыхал в Кабардино-Балкарии: в 1921 году жил на даче в Нальчике с 27 мая по 8 августа (то, что не раз выезжал на охоту – известно, но документальных свидетельств не сохранилось) и две недели в августе 1929 года. Архивный отдел МВД Кабардинской АССР к 25-летию Советской автономии Кабарды, осуществил работу по сбору воспоминаний тех, кто непосредственно соприкасался со Сталиным во время его пребывания в Нальчике.
Вот что, в частности, свидетельствовала повар Лохмачева: «Товарищ Сталин вместе с товарищем Ворошиловым часто выез¬жали на охоту, на рыбную ловлю и с охоты возвращались с хорошей добычей дичи, среди которой первое место занимали зайцы и рыба форель. Любимыми блюдами вождя являлись куриные котлеты на завтрак и тушеные зайиы, приготовленные мною из привезенной им с охоты дичи. Любое кушанье Иосифа Виссарионовича сопровождалось применением маринованного чеснока, который он весьма уважал».
Ее дополняют воспоминания ответственного за дачу, работника облисполкома Георгия Беляева: «Иосиф Виссарионович был большим любителем охоты. По возвращении с охоты он привозил с собою по 15—20 штук зайцев».
Кстати говоря, Ворошилов, после отъезда Сталина из Нальчика (а уехал тот в Сочи), оставался еще какое-то время в Кабардино-Балкарии. Об этом свидетельствует переписка Надежды Аллилуевой и Иосифа Виссарионовича. Письма эти, доставлявшиеся фельдегелем, хранятся в личном архиве Сталина.
Вот что писала Надежда Аллилуева: «Сегодня 2/IX вернулся из Нальчика Ворошилов, звонил и рассказывал, что остальное время он провел на Баксанах и очень доволен; в день его отъезда в Баксан туда приехал Серго с Рудзутаком. Серго доехал очень спокойно и думает там остаться на несколько дней. Словом нам нужно было жить не в Нальчике, а прямо на Баксанах. Да, еще он ездил в Малую Кабарду и остался ею очень недоволен, говорит, похожа на Сахару, где от жары пропадает всякий интерес к охоте. Я разболталась, забыв, что ты длинных писем не любишь. Пиши мне что-нибудь, тогда будет не так скучно. Я очень обрадовалась, получив от тебя письмо. Как только будут мои дела более ясны, напишу обо всем остальном. А сейчас целую крепко тебя. До свидания. Твоя Надя. Кремль.
Что касется слов о преимуществах Сочи перед Нальчиком, и о близости вождя к воспалению легких во время отдыха в нашем городе, то уместным видится привести здесь слова Анастаса Микояна, который вспоминал: «Сталин вышел из кабинета с перевязанной рукой. Я это увидел впервые и, естественно, спросил, что с ним. “Рука болит, особенно весной. Ревматизм, видимо. Потом проходит”. На вопрос, почему он не лечится, ответил: “А что врачи сделают?” У него было скептическое отношение к врачам и курортам. До этого он один раз отдыхал в Нальчике, в небольшом домике, без врачебного надзора».

На снимке:
Охотники, сопровождавшие Ворошилова, Буденного и других деятелей советского государства


?

Log in

No account? Create an account