viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

«ЧТОБЫ ВСЕ ЛЮДИ НА ЗЕМЛЕ УЗНАЛИ…»

  Любимая книга детства «Жизнь и приключения заморыша» Ивана Василенко. Она и сейчас, спустя более полувека, сохранилась в моей библиотеке. Читанная-перечитанная, включающая в себя цикл повестей о Мите Мимоходенко, в том числе знаменитую «Волшебные очки», книга эта оставила неизгладимый след.
   Ее автор – детский писатель Иван Дмитриевич Василенко (1895-1966) был некогда невероятно популярен в СССР. Всего 30 лет писал он книги, но за это время вышло более 130 изданий на 27 языках народов СССР. А всего его повести и рассказы издавались в нашей стране более 160 раз тиражом 10 миллионов экземпляров; они переведены на основные европейские языки. Но мало кто знает, что героями нескольких произведений выдающегося писателя были дети Кабардино-Балкарии.


    Иван Василенко родился в Таганроге, здесь трудился – на профсоюзной, педагогической работе, но в 39 лет тяжело и надолго заболел – туберкулез на три года приковал его к постели. Именно тогда и родились первые произведения: «Волшебная шкатулка» (1937), «Артемка в цирке» (1939).

   Когда началась Великая Отечественная война, Иван Дмитриевич был эвакуирован в Нальчик. И с октября 1941 года по октябрь 1942-го (он выехал за несколько дней до оккупации столицы Кабардино-Балкарии) жил в нашем городе. Нет, не жил – работал с полной отдачей сил, несмотря на ослабленное здоровье. Вначале в республиканской газете «Социалистическая Кабардино-Балкария», потом в армейской печати – газете действующей армии Закавказского фронта «Боец РККА», в которой в 1943 году была опубликована короткая повесть «План жизни».
    Ее и сегодня, спустя 75 лет после описанных событий, невозможно читать без душевного трепета и слез, так глубоко, искренне и пронзительно описана история кабардинского мальчика Ахмата, мечтающего стать писателем и составившего свой «План жизни». Вот каков он:
«Прочитать всех великих писателей, какие только были на земле.
Изучить историю нашего народа лучше всякого профессора.
Написать роман о кабардинцах вроде «Тихого Дона» Шолохова, чтобы все люди на земле – и малайцы, и французы, и чехи – узнали, какая есть наша республика и полюбили её».
…Знакомство с Ахматом случилось в доме, где остановился эвакуированный Василенко. Вот как его описывает писатель: «Немного скуластый, карие грустные глаза, густые каштановые волосы, оттеняющие очень белое лицо. На вид лет четырнадцати».


А пришел Ахмат к Василенко. Как писатель к писателю – с книжкой Ивана Дмитриевича и стихами, которые будто бы написал. Когда же ему было сказано, что это уже «придумал» Лермонтов, расстроился:
— Вы зна-аете… — разочарованно протянул он.
И умолк, видимо смущенный. Не поднимая глаз, тихо и проникновенно сказал:
— Моя бабушка, когда видела красивую козу, думала: «Это моя коза. Я ее кормлю лебедой. Я пью ее сладкое молоко и даю его пить моим маленьким внукам». Мой дедушка, когда видел красивого скакуна, думал: «Это мой скакун. Я кормлю его тяжелым, как свинцовая дробь, овсом и каждый день чищу скребницей. Я лучший джигит в Кабарде». А я, когда читаю красивые стихи, думаю: «Это мои стихи. Я лучший ашуг, и все радуются, когда я пою». — Он поднял глаза, и в них я увидел огорчение и упрек. — Разве плохо мечтать?»
После этого Ахмат стал приходить в гости к писателю ежедневно. Приходил и «говорил обо всем: и что случилось недавно на Пятницком базаре, и почему кабардинцы живут в долинах, и с каких пор в селениях Кабарды стали любить украинский борщ. Говорил картинно, свежо, с таким проникновением, будто все это было его личным достоянием.
Запомнился мне его рассказ, как выкормил он коровьим молоком и молодой травой маленького «ишнека», который остался без матери. Сделал это Ахмат в подражание комсомольцам, бравшим шефство над конями. Над Ахматом смеялись, дразнили его, но он продолжал заботливо растить своего длинноухого подшефного. А потом этот «ишек» каждый день привозил с горных пастбищ молоко в госпиталь и был любимцем выздоравливающих бойцов.
Рассказывал Ахмат в таких неуловимых, своеобразных выражениях, что, слушая, я почти физически ощущал и запах парного молока, и свежесть молодой травы, и прерывистый, нетерпеливый рев осленка».

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account