viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

Сакральный круг

  Часть вторая

  Сразу скажу – это оказалась одна из самых тяжелейших экспедиций за последние годы. Причем, «утяжелили» мы ее сами, поступив против правил: стараться не ходить неизведанными тропами, если тебе уже известны другие.
    Впрочем, обо всем по порядку. Ранним утром мы уже были в Заюково, где проживает Муаед. Мы – это автор эти строк и два человека, составившие ему кампанию. Сотрудник КБГУ Олег Молоканов, физик, знаток космических карт и современных компьютерных технологий, который по моей просьбе в домашних условиях уже пытался найти объект» по гугловским картам, а теперь должен был с помощью трека нашего похода «привязаться» к этим самым картам, сверить их с имеющимися съемками разных лет и попытаться увидеть круг. И Лариса Бабугоева, руководитель общественной организации «Эко-гармония», название которой уже само говорит об интересах ее в этой экспедиции. Лариса уже была в одной из наших экспедиций. Полученного в ней адреналина хватило ей на год. Думаю то, что она испытала на скалах Канжола, хватит не на меньший период.

  В одиннадцатом часу мы уже были на месте, которое, как выяснилось, на картах обозначено Малый Канжол. Утро выдалось чистое, ясное, светлое. Небо бездонно-синее, без единого облачка. И над всем этим природным великолепием нависал вдали, нет, не нависал, а плыл в дрожащем воздушном мареве белоснежный красавец Эльбрус. Мы не могли отвести от него взгляд, так он притягивал взор, бередил душу, взяв ее в сладостный волнующий плен.

  Мы стояли на самом краю горного массива, уходящего вниз преимущественно отвесными стенами. Отсюда, сверху, в месте нашего спуска, Канжол изгибался в обе стороны, расходясь вправо и влево, и поэтому особенно осознавалось, сколь он отвесен и неприступен. Трудно было представить, как мы будем спускаться – в некоторых местах менее-более покатые склоны отсутствовали начисто, а в других угол превышал сорок градусов. Слева, правда достаточно далеко от нас, вилась тропинка, делающая весьма широкие зигзаги, отстоящие друг от друга не больше чем 7-8 метров, отчего спуск по ней превращался в весьма длительное мероприятие.
    Длительное по времени, но более комфортное. А времени у нас лишнего не было. И мы двинулись Дело это оказалось действительно непростым: постоянно нужно было держаться за траву, камни, редкие кусты, чтобы не заскользить вниз. Одна мысль об этом вызывала неприятие – при таком резком спуске падение остановить было бы очень сложно.
Окружающий ландшафт потрясал своими видами. Скальные пики кремового и желто-кирпичного цвета, обточенные ветрами, размываемые дождями и снегами вставали над горным массивом одинокими стражниками-вождями. Отвалившиеся от них огромные глыбы, одни из которых нашли ненадежное пристанище в крошечных земляных выемках, приходя в движении от малейшего прикосновения, другие – собравшиеся на полянке, буквально нависшей под выступом, – напоминали одиноких воинов, сброшенных вниз, но тем не менее по-прежнему готовых к битве. Когда она начнется (или продлится) было ведомо только им, и поэтому мы как можно осторожнее обходили хранителей времени, чтобы не дай бог не нарушить их покой.
    Ведь камни, как я уже когда-то писал, это настоящая машина времени, которой мы, к сожалению, не умеем пользоваться. Подтверждение этой мысли я нашел в интервью журналиста Смита с Николой Тесла, датированное 1899 годом, которое, правда, считается фейковым, что, впрочем, не отражается о сути сказанного. Пусть даже если не гениальным Тесла, а кем-то другим: «Камень – это мыслящее и разумное существо, такое же, как растение, дикое животное и человек».



     Вот это ощущение «разумности» постоянно не покидало меня, когда мы пробирались сквозь нагромождения беспорядочно разбросанных повсюду каменных обломков. В их расположении не было смысла, они выбрали себе то место, где задержалось их падение с массива. Тогда может и круг из мегалитов сложен этой самой случайностью, а вовсе не деяние разумных сил? Но ответить на этот вопрос я не смог и на этот раз. Многочасовые поиски вновь не привели к желаемому результату – каменный круг мы опять не нашли. Хотя в какой-то момент мелькнула мысль, что он совсем рядом, в десятке шагов, скрытый кронами деревьев. Но в какую именно сторону надо было проделать эти самые шаги, так и осталось неясным. Не помогло и обращение к космическим картам – связь то была, то исчезала, карты не загружались и зимние снимки так и не удалось наложить на увиденное, чтобы понять, где именно располагается искомое.
    Усталые донельзя, мы собрались в обратный путь. Дело приближалось к вечеру. Безоблачное утром небо покрылось тучами. Они шли сплошной чередой со стороны Эльбруса – иссиня-черные, тяжелые, донельзя насыщенные влагой. Где-то громыхал гром и ясно понималось, что дождь вот-вот разразится. А на травяном косогоре, то тут, то там прорезаемом каменными многометровыми выносами, где не за что по большому счету ухватиться – только за те же ползучие камни да низкорослую траву, вылезающую с комьями земли наружу при первом же к ней прикосновении,– это сулило немалые проблемы. Обратный путь казался таким долгим и тяжким – вниз, вначале по сплошному лесу, по мху, в котором мы утопали чуть ли не по колено, далее в поисках тропинки, по которой предстояло обойти мощный каменный отрог и уже потом по тропке, делающей зигзаг за зигзагом (их мы, будучи наверху. насчитали около двух десятков), что предложение Муаеда попробовать подняться в том месте, где мы находились, неожиданно нашло отклик. И это при том, о чем я говорил выше: не ищи новых дорог там, где есть тебе уже известные. И если с горы тропок нет – домашних животных, а уж тем более диких (медвежьих, турьих, кабаньих), то значит человеку здесь путь тем более заказан. А если не заказан, то требует невероятных усилий.
    Но верхняя часть массива виделась куда более близкой, чем спуск вниз, обход лесных зарослей и подъем вверх. И мы пошли прямиком.
Окончание следует


?

Log in

No account? Create an account