viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

Жанна Кофман в поисках Алмасты ч 2



     Вот что рассказывает безымянный блогер одного из интернетовских сайтов: «С этой женщиной мы с женой познакомились в 1984 году. Человек увлеченно и без фанатизма занимался поисками «снежного человека» на свою мизерную пенсию и на средства от сдачи своей московской квартирки.
    Весь весеннее-осенний сезон она жила в с. Сармаково, снимая завалюшку без никаких удобств, рассекала по всему Кавказу на своем горбатом « Запорожце» , у которого не хватало только одной детали – куска проволоки, пропущенного через днище и завязанного узлом на крыше, чтобы не рассыпался. Но бодрости духа не теряла никогда.

загружено

    В первый же вечер знакомства мы проговорили с ней часа четыре. Жена потом говорила, что я, наконец, осуществил мечту каждого мужика – провел безумную ночь с француженкой.
    За это время я из абсолютного скептика превратился в человека, готового хоть сейчас идти на поиски «снежного человека».

Вкратце, история вопроса, со слов Жанны, такова. В 50-е годы участились сообщения о том, что в горных районах Южного Дагестана и Азербайджана люди стали встречать непонятное живое существо, совершенно голое, поросшее шерстью, довольно крупное, правда, в пределах нормального человеческого роста. В то время никакой истерии по поводу снежных людей не было и в помине, сообщали об этом не обкуренные горожане, а простые крестьяне, пастухи из мест, где не только радио, но и газет-то никогда не видели.
    Видимо, они так достали власти, что хрущевское правительство, дабы раз и навсегда покончить с этим вопросом, организовало большую экспедицию от Академии наук с широкими полномочиями.
Задача была поставлена простенькая – доказать, что это домыслы. В случае, если вдруг правда, при помощи местных властей организовать отлов существа и представить его научной общественности под девизом « Наш снежный человек – самый снежный человек в мире»  и обеспечить очередной триумф советской науки. Под это дело не пожалели средств, так и была организована эта экспедиция.
    Жанна вошла в ее состав как врач. Руководил всем этим делом профессор Поршнев.
Учитывая разную степень образованности и грамотности опрошаемых будущих свидетелей, был составлен специальный вопросник из 80-ти пунктов.
    Жанна была настроена достаточно скептически, но после опроса первых двух десятков свидетелей поняла, что алмасты абсолютно реальное существо. Люди из разных точек Кавказа говорили и описывали его совершенно одинаково, отмечали неагрессивность и даже дружелюбие, склонность к «шуткам» , вроде примитивных танцев на виду у пастухов или передразнивания домашних животных. Описывая внешность, все отмечали « женскую прическу» . Специалисты сошлись на том, что так они пытались описать «шиньонообразный»  затылок, свойственный гоминоидам. Еще одна характерная особенность – «волчья»  шея, т.е. практически полное ее отсутствие. Голова у описываемых алмасты практически не поворачивается, обернуться он может только корпусом.
    Всего было опрошено более 200 свидетелей и все участники экспедиции, вплоть до партработников и отъявленных скептиков, пришли к общему выводу, что алмасты существует. Более того, по описаниям свидетелей, пришли к выводу, что речь идет о 8-12 особях разного возраста и пола.
    «Нашествие»  на горный Азербайджан и южный Дагестан объяснили тем, что алмасты мигрировали из района Центрального Кавказа из-за боевых действий во время войны.
    По возвращению в Москву был представлен обширный доклад, на Поршнева набросились академисты, обвинили в антинаучности и пр. Но к мнению партработников из состава экспедиции прислушались и даже последовало поручение первому секретарю Компартии Дагестана организовать поиск и отлов существа. Как они там искали, не знаю, но через некоторое время триумфов науки стало предостаточно  и эту тему сняли.
Не успокоились только Поршнев и Жанна, на свой страх и риск продолжившая поиски.
На мой вопрос, почему «снежный человек» за столько лет так не пойман, она ответила:  выжил алмасты лишь потому, что постоянно передвигается. Т.е. если его вчера где-то видели, то следующая ночевка будет в 10- 30 км от того места. А учитывая, что информация до нее доходила в лучшем случае через неделю, то о реальных поисках не могло быть и речи.
Так что она его и не пыталась ловить, ограничивалась только сбором информации о его повадках, описании и ареале обитания.
    А пастухи, почему его не пристрелят? – не понимал я, пока сам не убедился, что местное население горных районов достаточно спокойно относится к его существованию, считает его чуть ли не добрым духом из леса. Мне самому один пожилой пастух объяснял, что есть животные и птицы дикие, а есть домашние. Также и люди: «А это просто дикий человек, за что его убивать? Он совсем не злой» .
    Еще одна интересная особенность – все опрошенные Жанной свидетели отмечали, что домашние животные (кроме собак, понятное дело) относительно спокойно на него реагировали.
Позже она вернулась в Москву, потом уехала во Францию к сестре и мы потерялись. Знаю, из интернета, что ее приняли почетным членом международного общества криптозоологов в Париже. И вроде еще жива, дай Бог ей здоровья».
    А теперь от этого лирического отступления вернемся к упоминаемому нами выше отчету В. Макарова: «Она объехала верхом или на машине и обошла пешком с рюкзаком за плечами почти весь Кавказ. Её живой характер и общительность раскрывали перед ней двери домов и души горцев, от которых она услышала много интересного не только об алмасты и его собратьях, но и о некоторых других неизученных до настоящего времени животных вроде гигантских высокогорных варанов, необычных змеях и других. Но всё-таки главное её внимание было приковано к «дикому волосатому человеку»  Кавказа – алмасты.
Почти ежегодно на базе экспедиции останавливались труппы молодых ребят, чаще всего студентов, отправляющиеся на поиски легендарного существа. Все они получали у неё подробнейший инструктаж, необходимое снаряжение, которое, к сожалению, иногда забывали возвращать. За почти 30 лет работы экспедицией был собран огромный материал: сотни рассказов очевидцев из разных районов, десятки фотографий следов, несколько отлично выполненных гипсовых слепков. Неоднократно Жанна Иосифовна буквально «сидела на хвосте»  у своего подопечного, – но каждый раз ему удавалось скрыться от неё. Правда, в узком кругу она признавалась, что несколько раз видела существо, которое, по всей видимости, было не кем иным, как алмасты, но это было на таком расстоянии, что сфотографировать его не было возможности, следовательно, доказать, что это он, было нельзя. Неоднократно участники поисковых групп шли по следам алмасты, видели в темноте светящиеся красным светом глаза, которые находились на высоте примерно 1,5 метров и, следовательно, не могли принадлежать волку или рыси (и у того, и у другого глаза ночью светятся зелёным, а не красным светом). Некоторым из участников экспедиции посчастливилось и увидеть алмасты.
Так, Э. Б. Зелигман, дежурившая ночью в пустом коше, который якобы посещает алмасты, услышала чьи-то шаги – кто-то приближался к кошу. Через некоторое время звуки шагов прекратились и в проёме окна, на фоне неба, появилась лохматая голова. Очевидно, незнакомец разглядел или почуял находящегося в тёмном помещении человека, так как силуэт его головы исчез и послышался топот ног убегающего существа.
Похожая ситуация произошла с харьковским исследователем В. К. Панченко. Летом 1989 года он узнал от знакомых балкарцев, что в сарай, в котором находилась захромавшая лошадь, наведывается алмасты. Панченко не стал терять времени на поездку за плёнкой для фотоаппарата (она у него перед этим закончилась) и поспешил к этому сараю. Прикрывшись брезентом, он затаился и стал ждать. Уже глубокой ночью он услышал осторожные шаги приближающегося животного. Потом в широком проёме над дверью показалась фигура похожего на обезьяну или волосатого человека существа, которое мягко спрыгнуло вниз. Через некоторое время это существо подошло к лошади, которая стояла совершенно спокойно, и стало поглаживать её по шее. При этом раздавалось приглушенное бормотанье, интонации его были успокаивающие, ласковые. Лошадь стояла по-прежнему спокойно. Панченко было плохо видно, но, когда он пошевелился, незнакомец метнулся к двери, одним прыжком буквально взлетел на край проёма, соскочил вниз и раздался удаляющийся топот его ног.
Несколько раз участники поисковых групп видели похожие на человека тёмные фигуры, пробегавшие по склонам или гребням холмов, но всегда это было на большом расстоянии, так что на полученных фотографиях  фигурки имели размеры, сопоставимые с зерном фотоплёнки, и о каких-либо деталях изображения говорить не приходится.
Произошло однажды и такое. Московская группа А. Данилова закончила полевые работы и возвращалась на базу. Усталые ребята растянулись по тропе, которая извивалась по склону горы. За очередным поворотом проглядывало небольшое кукурузное поле. Обогнув поворот, идущие впереди увидели трогательную картину – волосатая мама, с опаской поглядывая на появившихся из-за поворота людей, загоняла в кукурузу двух маленьких детёнышей. Алмастята, как всякие малыши, выворачиваясь из-под её руки, с любопытством поглядывали на людей. Ситуация была вполне человеческая – мать, испугавшаяся незнакомцев, пытается укрыть своих детей. И все движения у неё были человеческие, она ласково, но настойчиво подталкивала малышей в гущу кукурузы. Преследовать, конечно, никто не стал.
Весной 1976 года произошло ещё одно знаменательное событие. В середине марта Жанне Иосифовне сообщили, что на территории одной из туристических баз обнаружены свежие следы алмасты. Срочно выехав на место, она увидела цепочку чётких следов странных босых ног человекоподобного существа, прошедшего или скорее пробежавшего, по спортивной площадке. Следы были обнаружены накануне утром. Сторож рассказал, что ночью очень сильно лаяли собаки, а когда он вышел, то они бросились ему в ноги, но он ничего не увидел, а утром обнаружил следы. Туристов в это время, на турбазе не было.
Всего было видно 23 отпечатка, которые тянулись в одну линию. Длина шага была около метра. Посетившая турбазу особь была не из крупных – ростом примерно 160 см. Сделанные Кофман фотографии и гипсовые слепки по своему качеству лучшие в СССР, а, возможно, и в мире».
Здесь мы сделаем одно небольшое отступление, о котором рассказал авторам Эткар Шпанагель – российский немец, человек широкой души, большую часть жизни проработавший фотографом в республиканских средствах массовой информации, создавший настоящую фотолетопись Кабардино-Балкарии 1970-х – начала 1990-х годов, мечтавший издать ее в виде альбома, но так и не сумевший из-за отсутствия средств сделать это, выехав в конце концов на постоянное место жительства в Германию.
Вот что поведал Эдик. Двое весьма уважаемых в республике людей, чья фамилия в те годы была и ныне есть  на слуху, решили, следуя принципу «коль гора не идет к Магомету…», порадовать, так сказать,  исследовательницу. Вначале думали организовать съемки – алмасты должен был изображать нарядившийся в медвежью шкуру более молодой представитель фамилии, но потом от этой идеи отказались, удовлетворившись следами. Изготовляли их  долго и сделали достаточно убедительными, оставшись весьма довольны своим розыгрышем, будучи уверенными, что «француженка» клюнет. Не клюнула – разобралась, прекратив с шутниками всяческое общение. Самое интересное, что дело происходило в Тызыльском ущелье, где авторы этих строк во время своих многочисленных экспедиций неоднократно видели непонятные следы, весьма отличные от медвежих…
А вот чем завершается цитируемый выше раздел из отчета В. Макарова: «Летом 1994 года удача чуть было не улыбнулась неутомимой исследовательнице. Один из чабанов сообщил, что накануне утром он видел в районе одной балки трёх алмасты. Кофман с двумя своими коллегами срочно выехала в указанное чабаном место. Спускаясь по дороге на дно балки, Жанна Иосифовна и её спутники увидели на противоположной стороне стоящую около большого куста массивную фигуру. Расстояние было слишком большое, и разглядеть какие-либо детали было нельзя, даже в бинокль. Чтобы сократить расстояние, двинулись напрямик по склону, но, когда обогнули стоящий на пути куст, то этой фигуры на месте не оказалось. Прочесали балку, но ничего не нашли.
Из многих сотен рассказов очевидцев, собранных Ж. И. Кофман и её помощниками, небольшая часть вошла в сборники «Информационных материалов комиссии по изучению «снежного человека. По случайно выбранным 100 сообщениям, собранным Кавказской экспедицией, получается следующая статистика.
Распределение встреч с алмасты по годам: до 1930 года – 5, в 30-е годы – 8, в 40-е – 14, в 50-е – 14, в 60-е – 26; год не известен – 32.
Распределение по времени года: зимой – 12, весной – 7, летом – 32, осенью – 22; время  неизвестно –  27.
Распределение по времени суток: ночью – 30, утром – 6, днём – 31, вечером – 13; время неизвестно – 20.
Распределение по полу: мужской – 21, женский – 38, не указан – 41.
Наблюдения детёнышей: всего – 7, одного – 2, двух – 4, трёх – 1.
Случаи поимки с последующим отпусканием – 4, приручения – 3, убийства – 5.
Рост: до 180 см – 8, 2 м – 9, 2,4 м – 1, около 3-х м – 3; в остальных случаях рост не указан.
Собранные на Кавказе материалы по экологии и поведению алмасты были опубликованы Ж. И. Кофман в основном, в зарубежных изданиях. Помимо богатейшего опросного материала и собственных наблюдений, участниками экспедиции были собраны фотографии, слепки следов, образцы волос и фекалии. Исследования последних подтвердили, что рацион алмасты растительный. Волосы же принадлежат примату, но имеют отличия от человеческих и обезьяних».
И еще один материал из интернета – своего рода квинтэссенция сделанному  Жанной Кофман в Кабарде, настоящий гимн кабардинскому научному гоминологии. Он так и называется «Снежный человек в горах Кабарды»:
    Великолепную разведку в Кабардино-Балкарии провел летом 1960 года профессор А. А. Машковцев. Его отчет, насыщенный опросными данными и вносящий во все это сырье начальный биологический порядок, заложил новый дом. Ибо Кабарде суждено было олицетворять иной этап, иной уровень всего исследования. Это пятнышко на карте нашей планеты ныне – место, где полевое исследование проблемы реликтовых неандертальцев, родни откопанного в тех же местах «подкумского человека», продвинуто дальше, чем где бы то ни было. И этим советская и мировая наука обязана Жанне Иосифовне Кофман. Она перебазировала свою работу в Кабарду с 1962 года.
    В натуре Ж. И. Кофман заложен героизм. И она нашла себя. Ныне это первоклассный специалист, притягивающий к себе и вводящий в дело много молодежи. Высок ее огонь и мужественны жертвы. Лестница трудностей и препятствий, которым, кажется, конца не будет, и все-таки железная уверенность в торжестве и даже славе. Каждый год по нескольку месяцев в кабардинских селениях – на «запорожце» и мотоцикле, но без всякой материальной и организационной опоры, всего лишь на правах действительного члена Географического общества. Крепнувший шаг от ориентировки, исполненной сомнений, до обретенного уверенного мастерства и геометрической прогрессии знаний.

продолжение следует

?

Log in

No account? Create an account