viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАЛЬЧИКСКАЯ АХИНЕЯ МАРШАКА И КОРНЕЯ

    В конце октября 1936 в Кабардино-Балкарии торжественно отмечалось 15-летие области – КБАО. Торжества были многодневными и грандиозными. На заключительный концерт и последовавший после него банкет было приглашено множество гостей, в числе которых были достаточно известные личности. В частности, Семен Буденный (1883-1973), на тот момент удостоенный в числе пяти крупнейших советских полководцев учрежденного в ноябре 1935 года звания «Маршал Советского Союза». Главный конник страны, сумевший в числе немногих из руководящей верхушки СССР удержаться на плаву, так сказать, «От Ильича до Ильича», т.е., от Ленина до Брежнева. Эту поговорку, сочиненную, правда, про другого политического долгожителя Страны советов – Анастаса Микояна можно было с полным основанием отнести и к Семену Михайловичу, поддерживающему тесные связи с Кабардино-Балкарией на протяжении более чем полувека.




    Компанию ему составлял Павел Постышев (1887-1939) – на тот момент второй секретарь ЦК КП(б) Украины и одновременно секретарь ЦК ВКП(б), чья судьба весьма показательна. Арестованный всего через год с небольшим после его выступления на митинге по случаю 15-летия КБАО (его объявили агентом японской разведки), расстрелянный в феврале 1939 года, а впоследствии реабилитированный, Павел Петрович запомнился как организатор кампании по поиску фашистских символов. Так по его поручению из продовольственных магазинов была изъята любительская колбаса, на срезе которой один из бдительных граждан обнаружил контуры фашистской свастики.

Но были среди гостей, приглашенных на торжества в Кабардино-Балкарию, и те, чьи имена знакомы и сегодня практически каждому; те, кто остался в истории навсегда, чьи стихи любимы и известны. Речь о Корнее Чуковском и Самуиле Маршаке, которые приехали в Нальчик из Кисловодска, где оба отдыхали в санатории.
В 13 томе собрания сочинений К. И. Чуковского опубликованы дневниковые записи за 1936 год. Вот одна из них – от 6 ноября: «Видел в Нальчике будущий «Дом Пионера». Очень понравились барельефы художника Михаила Лезвиева, который, говорят, из цыган».
Об этом скульпторе, изваявшем, как выяснилось, скульптурный ансамбль «Танцующая пара», что на аттике кинотеатра «Победа», мы писали в № от 27 апреля с. г.)
И далее следует вклеенная «Программа художественной части праздника народов в день 15-летия Кабардино-Балкарской Автономной области. Нальчик». На обороте ее первой страницы имеется черновик стихотворения. Вот оно:
«Я старый сказочник, я Мойдодыр седой,
Я в сказку смолоду влюбился.
И сказочных людей я вывел чередой,
И вот 15 лет промчались чередой,
Но солнце увидав над горной Кабардой,
И сам я в сказке очутился»...
В «Чукоккале» – знаменитом рукописном альманахе, который Корней Иванович вел с 1914 по 1969 год и в котором оставили свои автографы многие выдающиеся люди, бывшие его современниками, имеется стихотворение Маршака, написанное на бланке секретаря Кабардино-Балкарского областного Дома художественного воспитания детей. Руководила этим Домом, как известно, супруга Бетала Калмыкова Антонина
А вот и сам текст:
«Чуковскому Корнею
Пишу я ахинею,
Чуковскому Корнею
Почтенье и привет!
Прими, Корней Чуковский,
Привет мой Маршаковский,
Прими, Корней Чуковский,
И здравствуй много лет!»
В конце этого незатейливого экспромта имеется приписка: «Дворец пионеров. Стол. Бутылки». Сами строчки Корней Чуковский озаглавил весьма жестко: «Пьяный Маршак под лезгинку».
История общения двух детских классиков, их соперничества, творческих и житейских взаимоотношений – тема особого разговора. Суть ее можно понять из писем Корнея Ивановича к сыну Николаю – известному писателю, автору популярного романа о блокадном Ленинграде «Балтийское небо».
Николай Корнеевич оставил воспоминания о выдающимхся представителях отечественной культуры, которые составили в его книгу «О том, что видел…». В ее вторую часть – «Письма – вошла переписка с отцом. Вот отрывки из нее. Отец пишет сыну из Кисловодска: «Здесь Маршак. Интригует даже здесь и отравляет мне воздух».
И еще цитата – из письма от 3 ноября 1936 года: «Сегодня уезжает Маршак. На прощанье мы с ним расцеловались, хотя за последние 3–4 месяца он только и делает, что предает меня оптом и в розницу. И здесь, и в Нальчике, ставил мне подножку за подножкой. Эгоцентрическая хавронья!»
Последняя цитата взята из письма, в котором подробно рассказывается о поездке в Нальчик. Процитируем его: «Дорогой Коля! Жара здесь (в Кисловодске – авт.) египетская. Еле сижу – в легеньком белом костюме. Уже третий день стоят жгучие безветренные солнечные «погоды» – в одном только Кисловодске. Пятигорск и Ессентуки заволокло тучами, там ленинградский «мелкий дождичек», а здесь хоть бы облачко. Люди ходят с облупленными красными носами и пьют нарзан, как лошади. На склонах гор голые люди принимают солнечные ванны.
Я был в Кабардино-Балкарии — в Нальчике. Познакомился с Беталом Калмыковым, видел целодневное народное празднество, был на банкете с Буденным и Постышевым и очень жалел, что мне не 32 года: все это так баснословно, легендарно, изумительно, радостно. Сейчас сижу у здания нарзанных ванн и жду, когда приедет наш автобус с учеными. Вчера было чествование нашего санаторного доктора. Я сказал такой экспромт (преплохой!):
Достопочтенные ученые,
В водах Нарзана кипяченые!
Взгляните в зеркало: увидите вы сами:
Вы были старцами, а сделались юнцами
С помолоделыми сердцами.
И силы юные, и юную красу
Вернуло вам родное наше КСУ.
Родное, да! здесь все для нас родное,
Но всех роднее он, наш доктор Айболит,
Которому горячее, простое
Спасибо сердце говорит,
— Спасибо за нарзан, за солнце, за упорный,
Неблагодарный, незаметный, черный,
Тяжелый труд — хвала ему, хвала
С Великого и Малого Седла!»
Уточнив, что аббревиатура КСУ означает курортно-санаторное управление, заметим, что Нальчик остался в творческой биографии Корнея Чуковского еще одним необычным фактом. В его письме от 15 августа 1941 года к дочери – Лидии, ставшей впоследствии известной не только как писательница, но и правозащитница, читаем: «Лидочка. Я послал Тебе письмо от Матти для Иды П<етровны>. Не знаю, дошло ли. Матти здоров, сыт, спит на той же кровати, что в прошлом году. Сейчас пришло письмо от Бобы. Адрес его такой: Полевой почтовый ящик 571. Полк 39, рота 2-ая Борису Чуковскому. Он просит тебя написать ему о Женичке. Я и мама здоровы. Живем в Москве. Я сочинил о Гитлере стихи. Сдал в Детиздат. Печатаются. Пишу еще. Ждем от тебя известий о твоем житье-бытье».
Так вот. стихотворение, о котором пишет К. И. Чуковский, называется «Легкая добыча». Или, по первым строчкам, «И воскликнул Гитлер: „Радуйся, Германия!..“». Опубликовано оно было среди первых в сборнике стихов, очерков и рассказов «В огне Отечественной войны». А вышел этот сборник не где-нибудь, а в Нальчике, в 1942 году.

?

Log in

No account? Create an account