viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

КАБАРДИНЦЫ С АНГЛИЙСКИМИ ИМЕНАМИ

   Шотландские миссионеры на Кавказе
    Окончание

   ...Как сообщается в отчете, «в 1809 году большинству миссионеров пришлось переехать в Георгиевск в связи с враждебны¬ми действиями черкесов. Они, хотя и не нападали на миссию, но, несмотря на все меры предосторожности, сумели угнать большое количество скота, принадлежащего миссионерам. Вскоре после этого печального происшествия генерал-губернатор выделил для охраны миссии отряд из 36 казаков. Этому генералу миссионеры обязаны многими важными привилегиями. Через некоторое время он сумел уговорить их вернуться в Каррас. После этого почти три года миссионеры наслаждались относительной безопасностью. В 1812 году турецкий эфенди притворился, будто получил из Константинополя приказ переселить всех татар из этого района на другой берег Кубани. Решив выполнить приказ си¬лой, он собрал армию и начал опустошать соседние области. В который уж раз нашим миссионерам пришлось искать убежище в Георгиевске, где они жили, пока конфликт не был разрешен. Для охраны мис¬сии пришлось выделить дополнительных людей. Только после окончания боевых действий миссио¬неры вернулись в Каррас. С тех пор миссию в Каррасе охраняет большой отряд, состоящий из 180 солдат и казаков. Тот факт, что на охрану миссии пришлось выделить столь внушительные силы, го¬ворит об опасной ситуации в районе. Присутствие солдат и казаков является сильным препятствием для свободного общения миссионеров с местными жителями по вопросам религии».
    Тем не менее, переселенцы активно продолжали свою деятельность, регулярно посещая лежащие поблизости кабардинские аулы, пытаясь приобщить к христианству местных жителей, выкупая горских невольников и детей-сирот, которых впоследствии обучали в школе, открытой в Каррасе. Из отчетов известно, что миссионеры выкупили около 30 человек, причем сумма выкупа за каждого была достаточно высокой – 200 рублей серебром.
    В приложении к отчету за 1817 год публикуется «Список местных жителей, выкупленных из рабства, их возраст и племена, к которым они принадлежат». Относится он, судя по датам смертей двух включенных в него лиц, к 1806–1808 годам или чуть к позднему времени. Подавляющее большинство в этом списке кабардинцы. К сожалению, имен, данных ими при рождении, не приводится, а только те, что получены при крещении – их нарекали по фамилиям директоров и меценатов Эдинбургского библейского общества. А поэтому уже никогда не узнать, кто эти люди и откуда они.

Вот их имена (в скобках указан возраст). Мужчины: Беллена (50), Авраам Уоррэнд (18, крещен), Уолтер Буканан (23, крещен), Эндрю Хантер (23, крещен), Джон Аберкромби (16), Джон Грив (16), Джон Стил (16), Джон Мортлох (14), Эндрю Скирвинг Хэй (13).
Женщины: Тезада (17, крещена), Хаз (49, крещеная), Малек Хан (45, крещеная), Анна (17), Нелли (14), Мэри (14), Вьюдж (3).
К списку имеется приписка, гласящая: «Из упомянутых выше Маргарет Дэвидсон (она была дигорка и в приведенном выше списке отсутствует), Джин (тоже дигорка) - жена г. Фрэ¬зера, Тезада – первая жена мистера Галлоуэя, умерли несколько лет назад и, наверное, попали на небеса. Джон То¬мас Дэвидсон после смерти Маргарет женился на Малек Хан и уехал, а Аарона Буканана почти в тоже самое время похитили кабардинцы. Все трое больше не возвращались в миссию. Джеймс Педди (темиргой), Эндрю Хантер, София (чеченка) и Мэри находятся сейчас в Астрахани с мистером Митчеллом и мистером Диксоном. Уолтер Буканан, Джон Грив и Анна – в Оренбурге с мистером Фрэзером и мистером Макальпином. Остальные по-прежнему живут в Каррасе».
Дополнительно о кабардинцах сообщается, что Беллена и Вьюдж умерли в 1806 году, Бэзил Вуд покинул миссию в 1807 году, а Авраам Уоррэнд – в 1809 году.
Стоит здесь сказать и о том, что приведенный выше список был впервые обнародован Рашадом Тугановым, учредителем краеведческого журнала «Живая старина», в первом выпуске которого за 1991 год наш выдающийся библиограф опубликовал (совместно с В. М. Аталиковым) статью «Шотландская миссия в Кабарде». Но перевод ее оказался не совсем корректным, отчего некоторые персонажи поменяли пол, а написание имен стало противоречить привычному в Англии.
Вот еще один отрывок из отчета, свидетельствующий о тех трудностях и испытаниях, которые выпали на долю миссионеров и обращенных в христианскую религию: «Нам хотелось бы подробнее остановиться на трех местных жителях, чей интерес к Священному Пи¬санию вселял в наши сердца особенные надежды и оптимизм. К сожалению, их уже нет с нами.
В ноябре 1809 года в Каррасе распространялись сильные слухи о скором приближении неприятеля, подхода которого ждали со дня на день. Опасаясь за жизнь своей супруги, мистер Галлоуэй решил от¬везти миссис Галлоуэй в Константиногорск. Одна¬ко, добравшись до Констаниногорска, он не сумел попасть в крепость и был вынужден в тот же самый день вернуться в Каррас. Погода была холодной, поездка тяжелой, к тому же миссис Галлоуэй всего месяц назад родила ребенка. Она сильно простуди¬лась и скончалась три дня спустя. Миссис Галлоуэй была кабардинкой, выкупленной из рабства. Ей было восемнадцать лет, и незадолго до замужества она крестилась. После замужества миссис Галлоуэй стала примерной христианкой и редко пропускала утрен¬ние и вечерние службы в церкви миссии. В ночь, накануне смерти жены, мистер Галлоуэй долго бе¬седовал с ней о религии. К сожалению, она так ослабла, что не могла говорить, и только редко односложно отвечала. Примерно за час до ее кончины мистер Галлоуэй спросил, боится ли она смерти?
На это миссис Галлоуэй ответила: «Нет, не боюсь. Почему я должна бояться смерти? Ведь Иисус – друг всех грешников!» «Кончина миссис Галлоуэй, – написал нам в одном из своих писем мистер Брай¬тон, – большая потеря не только для ее мужа, мистера Галлоуэя, и их ребенка, но и для всей миссии в Каррасе, поскольку она была ревностной христианкой и прекрасно знала татарский и кабардинский языки».
«Господу Богу было угодно в своем святом про¬видении, – написали миссионеры в конце 1811 го¬да, – наслать на нашу миссию целый рад тяжелых испытаний: болезней и смертей. Миссис Дэвидсон, выкупленная из рабства девушка, позднее ставшая женой Дж. Т. Дэвидсона, заболела 11-го и сконча¬лась 20 ноября сего года. В последние минуты пре¬бывания на этой земле она выразила свою глубо¬кую веру и надежду в Иисуса Христа, самого боль¬шого друга заблудших грешников. Миссис Фрэзер, тоже из выкупленных из рабства, умерла в начале февраля после тяжелой продолжительной болезни. Сразу после того, как она была выкуплена из рабст¬ва, мы с глубоким прискорбием заметили у нее симп¬томы туберкулеза. Миссис Фрэзер любила беседо¬вать о религии и сочувствовала людям, попавшим в беду. Незадолго перед своей смертью она дала нам убедительное доказательство того, что ее надежда зиждется на прочном основании, заложенном в Сио¬не. И она, и миссис Дэвидсон были уроженками страны Дюгор и несколько раз допускались церковью к причастию».
Шотландская миссия была заведомо обречена на провал. Языковой барьер (даже при том, что миссионеры постоянно совершенствовали свои знания языков), ментальный; религиозная неприязнь, неприятие местным населением непонятных кавказцам европейских ценностей и постулатов не могли быть преодолены в те времена ни с помощью просвещения, ни посредством воспитания. Выкупая детей, миссионеры предполагали воспитать их на христианских традициях, которые юноши и девушки должны были при взрослении нести в окружающую среду. Естественно, такие планы были восприняты враждебно. Отсюда и нападения, грабежи, побеги и прочие проблемы, которые колонисты так и не смогли преодолеть. Сгинули, ушли на растопку напечатанные ими (в тысячах экземпляров!) библейские издания, да и кому были нужны книги при повальной неграмотности населения.
Летопись деятельности миссионеров шотландской колонии Каррас – это история неудавшегося просветительства, затеянная не в том месте и не в то время.


?

Log in

No account? Create an account