viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

КАБАРДИНЦЫ С АНГЛИЙСКИМИ ИМЕНАМИ

   Шотландские миссионеры на Кавказе

   ...Где-то в году 1995-м, когда издательский центр «Эль-Фа», которым я в то время руководил, активно продвигал свою книжную продукцию на столичные книжные рынки, на меня вышел ставропольский (на тот момент) переводчик Сергей Мануков (в его творческом багаже десятки зазвучавших на русском англоязычных авторов) и предложил свои услуги. Причем на весьма доступных условиях. В это время в редакционном портфеле ждали своей очереди для выхода в серии КЛИО («Кавказский литературно-исторический Олимп) несколько ксерокопий, которые сделал в московских архивах известный библиограф Рашад Туганов.
    Почему я отобрал для перевода именно записки Эдинбургского миссионерского общества, сказать трудно, но именно они – отчеты за 1817 и 1818 годы с приложением географического и исторического описания миссионерских обществ в Азиатской России, первыми были отправлены переводчику. А в скором времени и поступили в издательство, чтобы в 2000 году выйти отдельной книгой «Загадочный мир народов Кавказа».


    Это были первые печатные работы в России свидетельств людей, непосредственно причастных к организации и деятельности шотландской миссии, хотя публикаций о колонии Каррас, действовавшей на Северном Кавказе в 1802-1835 годах, имелось к этому времени великое множество – десятки, если не сотни. Причем среди авторов известные русские путешественники, военные, ученые, знаменитые кавказоведы. В 2012 году состоялись даже Каррасские научные чтения, посвященные 210-летию со дня основания поселка Иноземцево, который располагается на месте бывшей колонии. Пятигорский исследователь Лидия Краснокутская защитила диссертацию на тему «История Шотландской миссии на Северном Кавказе 1802-1835 гг»; издала отдельной книгой монографическое исследование.

   Но вернемся к оригинальным отчетам. Итак, осенью 1802 года шотландцы Генри Брунтон, Александр Патерсон, Элорам Гаррисон приезжают в селение Каррас (здесь и далее мы будем придерживаться именно этого написания – авт.), которое, как напишет в своем дневнике А. Патерсон, «населено татарами, кабардинцами и абазинами под властью трех братьев султанов. Селение было названо по имени отца. Татары кочевали с места на место, и где семья оседала, то место и получало название Каррас. Каждый из братьев имел своих рабов, воинов, наследников».
А вот что говорится в приложении к основному отчету за 1817 год, озаглавленном «Географический и исторический отчет о миссии в Каррасе с замечаниями о татарах и черкесах, живущих в окрестностях»: «Каррас, первая миссия Эдинбургского миссионерского общества в России, расположен между Черным и Каспийским морями в Кавказской губер¬нии, примерно, на 44 градусе северной широты и 42 градусе восточной долготы от Лондона. Он находится на восточном склоне самой высокой из пяти гор, называемых татарами Бештау, между реками Кума и Подкумок, недалеко от последней. От Георгиевска, главного города Кавказской губернии и места проживания губернатора, Каррас отделяет примерно 32 версты. В восьми верстах к юго-западу нахо¬дится Константиногород, одна из русских крепостей так называемой Кавказской укрепленной линии.
Юго-западнее, севернее и юго-восточнее от Беш¬тау, выгибаясь, протянулся Главный Кавказский хребет. Он заканчивается юго-западнее Каспийского моря и отделяет Кавказскую губернию от Грузии.
Кавказские горы населяют большое количество племен, языки которых отличаются друг от друга не только диалектами, но и корневыми словами, и конструкциями. Большая часть кавказских народностей выделяется практически полным отсутствием желания стать цивилизованными, а также воинственностью и вспыльчивостью. Главное занятие горцев – грабительские набеги друг на друга и жителей соседних областей. Считается, что когда-то кавказцы были христианами, однако сейчас, насколько нам удалось выяснить, почти все обратились в распущенную и кровожадную веру Маго¬мета».


Последние фразы весьма однозначно отражают настроение приезжих миссионеров как к тем, кого они приехали обратить в свою веру, так и к религии, исповедуемой местными народами. Одним словом, цивилизаторы пришли к варварам. Вот что говорит по этому поводу Лидия Краснокутская: «Шотландские миссионеры, будучи евангелистами, своей главной целью полагали распространение христианства. Они были идеалистично убеждены в том, что это самая правильная вера на всем белом свете. Кроме этого, у них была еще одна задача – обучить коренных жителей ремеслам и привить им трудолюбие. Члены миссии …представление о жизни на Кавказе имели весьма смутное – считали, что все беды местных происходят от того, что они исповедуют неправильную веру, не трудятся, как европейцы, не ведут оседлый образ жизни. По их философии распространение христианства и любви к труду почиталось за высшую добродетель. Это были представители эпохи Просвещения, естественно, европоцентризм затмевал их сознание, плюс они весьма слабо были осведомлены о реальной жизни на Северном Кавказе. Шотландцам казалось, что здесь живут не так с их европейской точки зрения, и поэтому они решили привезти свою культуру на окраину России.
Миссионеры были по-своему одержимы идеей, но в то же время каждый из них имел университетское образование. Глава миссии Генри Брунтон был профессором филологии, его единомышленник Александр Патерсон прослушал медицинские курсы Эдинбургского университета, Георг Блей также имел наряду с духовным образование медицинское».
Именно поэтому в описании живущих на Кавказе народов руководители колонии достаточно объективны и непредосудительны. Вот как, к примеру, характеризуетсян один из титульных народов нашей республики: «Черкесы в основном населяют области Кавказской губернии, которые называются Большая и Малая Кабарда. Большая Кабарда на юге граничит с Кавказскими горами, на западе – с южным рука¬вом Терека, на востоке – с Подкумком. Границами Малой Кабарды являются: на юге Кавказские горы, на севере и востоке Терек, а на западе река Сунжа. По названию областей проживания и для того, что¬бы отличать черкесов от многочисленных племен, живущих в горах и вдоль Кубани, таких, как, например, тимергои, чеченцы, кисты, абазы и многие другие, миссионеры в своих отчетах обычно называют их кабардинцами. Черкесы – красивый народ, у них правильные черты лица и живые выражения. Часть черкесов возделывает землю и живет в селе¬ниях, однако большинство живет за счет грабежей и набегов на соседей. Во время набегов они захватывают пленных и обращают их в рабов. Практически все горские племена отличаются воинственностью и добывают себе на хлеб насущный опустошительными набегами и продажей рабов, захваченных в ходе этих набегов.
Кабардинский язык совсем не похож на татар¬ский. После того как кабардинцы стали магометанами, они позаимствовали у татар несколько религиозных слов и фраз. У кабардинцев очень трудное произношение, и у них никогда не было своего алфавита, а следовательно, и письменности. Скорее всего для этой цели придется придумывать новый алфавит, поскольку их язык изобилует сложными гортанными звуками, которые едва ли возможно передать буквами из известных алфавитов. Из-за этого чужеземцы практически не в состоянии выучить язык кабардинцев и, следовательно, не могут разговаривать с ними».
С целью пропаганды христианства, или, как пишется в отчете, «для обращения в истинную веру этих племен и народов в Каррасе и была создана миссия Эдинбургского миссионерского общества. Для претворения в жизнь этой благородной задачи миссию основали в 1802 году господа Брайтон и Патерсон, которые в апреле того года были посланы Эдин¬бургским миссионерским обществом на Кавказ с по¬ручением найти подходящее место для основания миссии между Черным и Каспийским морями.
Как только мистер Брайтон и мистер Патерсон выбрали для этой цели Каррас и ознакомились с проживающими в тех местах народами, они тут же поняли, что и для их удобства, и для успешного выполнения поставленной великой цели, ради которой они приехали на Кавказ, необходимо быть полностью независимыми от местного населения и иметь средства для выкупа из рабства пленных, которым по¬том можно будет объяснять основы христианской веры и учить правилам цивилизованной жизни. Познакомив господина Новосельцева, проживающего в то время в Санкт-Петербурге и бывшего в боль¬шом доверии у Его Императорского Величества, со своими планами приобрести землю под миссию и выкупать у татар рабов, мистер Брайтон и мистер Патерсон быстро получили согласие императора на выделение создаваемой в Каррасе миссии земли».
Но далеко не все благополучно складывалось в деятельности приехавших, и связано это было в первую очередь с черкесами, по мнению которых «открытие миссии в Каррасе яви¬лось нарушением основ магометанской религии, которой они придерживаются с таким рвением и фанатизмом. Вражда кабардинцев к русским, охраняющим миссию в Каррасе, только подливает масла в огонь, увеличивает препятствия на пути миссионеров и мешает им нормально работать. Не могло изменить положения дел в лучшую сторону и то, что на воротах миссии стоит угрюмый и сердитый часовой, с которым приходится общаться местным жителям при посещении миссионеров. Враждебное отношение кабардинцев к русским автоматически переносится и на миссионеров, несмотря на дружеское отношение к ним со стороны последних. Эти обстоятельства, по мнению миссионеров, делают желательным закрытие миссии в Каррасе и перевод ее в другое место, где бы она не так сильно раздражала татар и не провоцировала враждебное отношение со стороны кабардинцев».

Окончание следует


?

Log in

No account? Create an account