viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАЛЬЧАНИН ЛЕО МОЛ – КАНАДСКИЙ СКУЛЬПТОР УКРАИНСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

   Часть вторая

   Вернувшись в 1935 году в Ленинград, он подает документы в Академию художеств (нынешний Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина), куда из 18 абитуриентов зачисляют лишь троих: его, Вадима Соколова и Льва Кербеля. Творческим наставником нальчанина становится знаменитый скульптор Матвей Генрихович Манизер.
    Учеба была связана с многочисленными трудностями, прежде всего материального характера – крошечной стипендии хватало только на питание; одежду приходилось то и дело штопать. Но все это не отражается на творчестве: Леонид работает над образами композиторов Чайковского и Бородина – делает скульптурный портрет первого и статую второго, которую и поныне можно видеть в холле Санкт-Петербургской консерватории.


   В летний период – над заказами в Нальчике, среди которых скульптурный ансамбль «Танцующая пара», установленный на аттике (аттик – декоративная стенка, возведённая над венчающим сооружение карнизом) кинотеатра «Победа»,

   Это предположение об авторстве Молодоженина данного арт-объекта находит подтверждение в воспоминаниях бывшего второго секретаря Кабардино-Балкарского обкома М. И. Звонцова. Последний рассказывал, что летом 1935 года к нему на прием (здание обкома тогда располагалось на улице Кабардинской) пришел молодой человек – худощавый, невысокого роста, очень бедно одетый. Как представился, он уже не помнит, но сказал, что местный, живет в Нальчике, занимается скульптурой. «А что вы умеете делать? – спросил секретарь. На что получил ответ: «Все!» Молодого человека привлекли к работе по изготовлению скульптур для возводящегося кинотеатра «Победа». Вероятно, в помощь московскому скульптору Василенко, которого долгое время было принято считать единоличным автором ансамбля «Танцующая пара».
Подтверждением сказанному выше служат и воспоминания Жануси Аталиковой, одной из первых солисток ансамбля «Кабардинка» («Газета Юга», 2000, № 13): «В 1935 или 1936 году нас с Аслангери, одетых в национальную одежду, возили на линейке в домик в районе Затишья, где мы позировали скульпторам. Их фамилии – Василенко и Молодоженин. Затем фигуры поставили на крышу кинотеатра».
Кто такой Василенко, какова его роль в этом творческом дуумвирате выяснить сегодня проблематично, но участие Леонида Молодоженина в этом проекте не вызывает сомнений.
Вероятно, он имеет отношение и к барельефам внутри кинотеатра. Во время войны, когда кинотеатр был разрушен, были уничтожены и барельефы, но их, как свидетельствуют старожилы, восстановили. При пожаре 2016 года барельефы опять пострадали, но незначительно.
Кстати, на фасаде «Победы» по краям от барельефа «Арфа», как это видно на фотографии 1938 года, расположены две картины, исполненные в технике цветной штукатурки (граффити). На них танцевальные сюжеты, которые в ходе послевоенного восстановления кинотеатра были уничтожены. Помня, что эта техника нашла отражение в канадский период творчества ваятеля, вполне допустимо сделать вывод, что к этим картинам приложил руку Леонид Молодоженин.
Судя по всему, из-под рук юного скульптора, наделенного великим талантом и огромной работоспособностью, за вторую половину тридцатых годов вышло немало работ, большинство из которых так и остались для нас безымянными. Так одна из них – «Пастух с ягненком» – не сохранилась, но скульптура животновода с ягненком на руках, украшающая вход на городской рынок и принадлежащая перу другого ваятеля, вызывает вполне определенные ассоциации и аналогии. Со слов скульптора его биограф Д. Степовик пишет в своем исследовании: «Находясь в Нальчике, он все же сделал скульптуру кабардинского пастуха в каракулевой шапке – характерный национальный тип горца. Сделал также и портрет, но, конечно, не Свердлова, а местного кабардинского поэта Пачева, чтобы это произведение можно было подать как дипломную работу».
Фотографию этого бюста опубликовала газета «Социалистическая Кабардино-Балкария», снабдив ее следующим текстом: «Молодой ленинградский скульптор – студент Академии художеств Л. Молодоженин по заказу Управления по делам искусств при Совнаркоме КБАССР выполнил скульптуру, изображающую Бекмурзу Пачева (гипсовый бюст больше натуральной величины). Заслуженный деятель искусств, сталинский лауреат, скульптор профессор М. Г. Манизер в своем отзыве об этой работе пишет, что она «обладает большой жизненностью, проста и убедительна по композиции и вполне грамотно исполнена, почему может быть с успехом экспонирована в любом музее или общественном месте». Образ Пачева, запечатленный мастерской рукой ходожника, оставляет большое впечатление». Сегодня бюст Бекмурзы Пачева можно увидеть все в том же Атажукинском саду в конце так называемой Литературной аллеи, примыкающей к Дворцу торжеств «Эльбрус»
В 1940 году Леонид Молодоженин завершает 4 курс обучения в Академии художеств; за оставшиеся два года надо было подготовить дипломную работу. Темой ее он выбрал скульптурную композицию из жизни кабардинских овцеводов. Как вспоминал сам Леонид, «дипломная работа меня привлекала возможностями хорошей композиции, пластики, передачи характеров персонажей. А кроме этого – перспективой работать долгое время дома, в Нальчике. Но всю эту сбалансированную систему доказательств Матвей Генрихович отклонил, сказав: «Вы зарекомендовали себя в жанре портрета и Ваша дипломная работа тоже должна быть в этом жанре. Я предлагаю Вам выполнить портрет Якова Михайловича Свердлова, соратника Ленина. Это важная и ответственная работа, с которой Вы справитесь. Потом этот портрет будет отлит в бронзе и сохранен в музее Академии».
Я почувствовал, что покраснел от этих слов, так как считал Свердлова человеком плохой славы. Одним словом, он был для меня гадким. Но этого я не мог сказать. Манизер все время лепил, кажется, статую Ленина, как и другие заказанные властью портреты вождей, и эти темы ему казались нормальными. Но он не знал моей жизни, моих родителей. Что я лишен родины, родного языка из-за этих Свердловых. …Манизер твердо настоял, что дипломная должна быть в жанре портрета, а не бытовой композиции про пастухов-овцеводов.
Я оформил отпуск домой и покинул Ленинград. Думал, что ненадолго, но судьба повернулась так, что почти навсегда».
И вот здесь мы подходим к тому моменту, почему имя Леонида Молодоженина оказалось вычеркнуто из истории Кабардино-Балкарии, из истории страны, в которой он начал творить, сделал первые шаги как великий ваятель. Дело в том, что следующие два года – а это 1941 и 1942-й – самые темные в биографии скульптора. Трагические как для страны, так и самого Леонида. Долгие годы он старательно избегал этой темы; более того, создал себе новую биографию, в которой появилась учеба в Австрии, в художественной студии Вильгельма Фрасса, куда пятнадцатилетний подросток из Советского Союза спокойно приезжает. И это в 1930 году, при полностью перекрытых границах. Появился и целый ряд иных подробностей, созданных воображением скульптора.
Но как же было на самом деле? Обратимся ко всё той же работе Д. Степовика, написанной на неприукрашенных воспомианиях Лео Мола. Вот что он пишет: «Не попав в первый призыв мобилизации в Красную армию как приезжего студента, его не успевают призвать и в следующий: поздней осенью немецкие войска заняли часть Предкавказья. Немцы начали регистрацию молодежи для отправки в Германию на принудительные работы. Не избежал этого списка и Леонид. Рекрутов начали разделять по специальностям. И во время этого разделения Леонид познакомился с военным немецким журналистом Эрнстом Шуле, который немного говорил по-русски. Леонид рассказал журналисту, что он скульптор и показал ему фотографии своих работ. «Жаль,– сказал Эрнст Шуле,– но если останешься здесь, тебя расстреляют: или наши, если уклонишься от призыва на работы на заводах Германии, или твои, советские, если они сюда вернуться. Я тебе предлагаю третий выбор: заниматься и дальше скульптурой. Но не в Нальчике. Ты поедешь, будто на принудительный труд, но с моим рекомендательным направлением. Ты поедешь в Вену, в распоряжение скульптора Вильгельма Фрасса, которого я хорошо знаю. Это немецкий скульптор, хотя и живет в Австрии. У него там есть большая мастерская и ему требуются помощники. Я всё делаю законно согласно немецкого военной власти: использую тебя на принудительных работах по твоей специальности, и направляю туда, где ты нужен. Но это не рудник и не металлургия. Будешь заниматься творчеством, а Вилли Фрасс – человек добрый и тебя в жертву не отдаст».
Как будто все логично и все становится на свои места. Но есть один нюанс, о котором мы и поведаем. Дело в том, что первой заинтересовалась творчеством Леонида Молодоженина старший научный сотрудник Национального музея КБР Надежда Емельяненко. Вот что рассказала она о своих поисках в статье «Мы не можем принять работы Лео Мола?» («Газета Юга», 2008, 25 сентября): «С 1980 года я искала бюст Бекмурзы Пачева, который был сделан в 1937 году и установлен после в нальчикском городском парке. Двадцать лет поисков не дали результатов. Было известно, что морды львов на входе в парк – работа Молодоженина. Также выяснилось, что в музее хранилась его дипломная работа "Пастух с ягненком", к сожалению, не сохранившаяся... Но поиски самого скульптора ни к чему не привели – все следы терялись.
Так получилось, что свел нас Бекмурза Пачев. В 2004 году я участвовала в создании музея Бекмурзы Пачева в Нартане. Однажды в мой кабинет вошла пожилая женщина: "Мой брат когда-то делал скульптурный портрет Пачева..." Надо же было такому случиться! Двадцать лет поисков - и тут удача сама нашла меня! Оказалось, что сестра Молодоженина Нина Григорьевна Зюзина специально приехала из Иркутска в Кабардино-Балкарию, чтобы найти какую-нибудь информацию о брате, посмотреть на место своего прежнего обитания»...
И вот тот самый нюанс. В одном из писем Надежде Емельяненко. Нина Григорьевна сообщила, что «в начале войны Леонид был призван в Советскую Армию и попал в Грозненское пехотное училище, их курсантский полк был отправлен в Сталинград. Последний «треугольник», который они получили: «Ухожу в бой, потом всё напишу». Он попал в плен, а для родных числился без вести пропавшим».

Окончание следует


?

Log in

No account? Create an account