viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НИ В НАЗВАНИЯХ, НИ В ВОСПОМИНАНИЯХ…

   О тех, кто вписал свои имена в нашу историю
    На фото Фердинанд и Любовь Кропф с дочерью Светланой

   …Летом 1936 года в Нальчике был зарегистрирован брак между австрийцем Фердинандом Кропфом и русской Любовью Сергеевной Бутаревой – людьми, вписавшими свои имена в историю советского альпинизма.
    Они познакомились летом 1935 года в альплагере «Адыл-су, куда приехала вчерашняя нальчикская школьница, а австрийский политбеженец готовился к восхождениям на ряд знаковых вершин Кавказа – Джантуган, Северную Ушбу…
Чувству, вспыхнувшему между молодыми людьми, не помешало даже незнание Фердинандом русского языка. Да и не мог он, вчерашний шуцбундовец (мы уже рассказывали об этой организации), проживший в Австрии со дня рождения (14 июня 1921 года) до эмиграции в Чехословакию, а оттуда выдворенного в СССР (апрель 1934 года) изучить язык за столь короткий срок. Шуцбундовцев, выбравших нашу страну местом проживания, было 300; их разбросали по разным городам страны. Кропф выбрал Харьков, где первое время работал по своей основной специальности – слесарем.


    Тяга к горам приводит его летом следующего года в альплагерь «Адыл-су» (спортобщество «Локомотив»), где он и встречается с девушкой, которая следующим летом (после достижения совершеннолетия) станет его женой, родит ему в 1938 году дочь и проживет с ним вместе десятилетия.
    Вместится же в эти годы многое. Трагический 1937-й, когда каждый иностранный подданный считался потенциальным шпионом. Из тех же трехсот шуцбундовцев в живых осталась едва ли десятая часть. Среди 12 инструкторов, арестованных 28 июля 1937 года в альплагере «Адыл-су» был и Ф. Кропф. Но – невероятный поворот судьбы – Фердинанда не расстреляют, как его напарника по связке при первопрохождении Северной стены Центральной Шхельды Петра Заричняка, а спустя некоторое время отпустят.

    В годы Великой отечественной войны советский подданный (гражданство Кропф получил в 1940-м году) в первых рядах борьбы с фашистскими оккупантами – служит в ОМСБОН НКВД. Отдельная мотострелковая бригада особого назначения Народного комиссариата внутренних дел, так расшифровывается эта аббревиатура, была создана с целью «вести разведывательные и диверсионные действия на важнейших коммуникациях противника, ликвидировать вражескую агентуру, действуя отдельными подразделениями, мелкими группами и индивидуально», «участвовать в развитии и расширении партизанского движения, создании подполья, сплочении патриотов в тылу врага».
    Вот лишь один из эпизодов диверсантской деятельности альпиниста, о которых рассказала его дочь Светлана Кропф (ее воспоминания записал Леонид Мач):.
– Отец говорил на правильном берлинском диалекте, ему очень шла эсэсовская форма – самый настоящий Фриц. Тогда я не знала, что «Фриц» – кодовое имя отца. В одной из книг П.К. Игнатова, (в войну командира партизанского отряда) есть глава «Наши немцы». «Группу Фрица»: папа, Рихард - соратник Тельмана, двое бывших военнопленных, забрасывают в Клетнянские леса – немецкий тыл, но не в тот квадрат, куда предполагалось. Они попадают в партизанский отряд местного значения, передатчика в отряде нет, только приёмник. Папа говорил на русском с сильным акцентом, Рихард почти не говорил, двое немцев не говорили вообще. Партизаны раздели немцев до белья, закрыли в землянке и стали разбираться, что с ними делать – сразу расстрелять, либо подождать. На допросе отец предложил: «У Вас нет передатчика? Предлагаю послать радиограмму с нашей рации: вы составляете текст и назначаете дату ответа». Так и сделали. В назначенный день, партизаны собрались у приёмника – ждут, слушают. Левитан читает сводку: «От советского Информбюро … В конце: «В Клетнянских лесах велись бои местного значения»». Радостный крик партизан: «Наши немцы!». Отряд Фрица ушёл на задание.
    Известно, что Ф. Кропф принимал участие в качестве командира роты в боевых действиях в составе партизанской бригады «Вперёд» на территории Белоруссии, являлся командиром партизанского отряда «Авангард», действовавшего в тылу немцев на территории Австрии.


    Вот какая информация приведена на сайте Mountain.ru: «В 1944 г. на одной из подмосковных дач шло формирование и обучение интернационального отряда под командованием Ф. Кропфа. К этому времени он уже имел опыт партизанской борьбы в Брянской области и на территории Гомельщины, был переводчиком в партизанском отряде у знаменитого Медведева. Наряду с омсбоновцами-австрийцами, в отряд включались опытные командиры, разведчики и подрывники — Б. Смирнов (заместитель командира), В. Сиротин, знаменитый разведчик О. Лоран-Астафьев. После нескольких неудачных попыток, отряд все-таки был сброшен на парашютах к партизанам Югославии. Взбешенные смелыми диверсиями омсбоновцев, фашисты упорно преследовали отряд, неоднократно навязывая ему неравные бои, окружения и засады. Командир отряда Ф. Кропф каждый раз уходил от карателей и вскоре его отряд заявлял о себе в другом месте. Затем Ф. Кропфу, прекрасно разбирающегося в горных условиях, удалось без потерь провести отряд на территорию Австрии. Ф.А.Кропф трижды во время войны забрасывался на территории Австрии, Югославии и Италии. Там он выполняет боевые задания по организации движения Сопротивления».
    В этой войне он воевал за свое новое отечество, о чем прекрасно говорят эпизоды, о которых он рассказал впоследствии своим детям.
Со слов Светланы: «…Международная встреча альпинистов. Я руководитель советской делегации и переводчик. Полный зал. Бывший фашист (я его узнал) читает лекцию о горах мира. Перечислил все горные системы, а Кавказа вроде, как и нет.
- Извините, герр такой то, Вы забыли про Кавказ, насколько мне известно, Эльбрус – высшая точка Европы!
- А вы то, Кропф, причём тут!? – сказала эта сволочь.
- Россия моя вторая Родина, я никому не позволю её оскорблять! Мальчики, встать, выходим!
И все встали и вышли, а зал то полный!
Ребята спрашивают:
- Папа, что делать?
Им в ответ:
- Собираем свои вещи!
- Как?!
- Я что сказал, быстро! Нет, медленно – медленно!
Я пошёл в свой номер и по одной рубашечке с перекурами, не торопясь, укладываю чемодан.
Влетают организаторы:
- Герр Кропф, что такое?!
- Господа, он оскорбил не меня, а моих мальчиков, любой, сидящий в этом зале почтёт за честь идти с ними в связке!
- Он придёт сюда и извинится!
- Nein, nein, nein! Там, где он оскорбил мальчиков, пусть там и извинится!
Они убежали, их долго не было, возвращаются:
- Герр Кропф, нет проблем!
Советская делегация вернулась в зал, «фашист» извинился и его больше не видели».
А вот рассказанное Александром, сыном от второго брака:
«…Середина семидесятых, ФРГ, Мюнхен. То ли ресторан, то ли помещение Баварского Красного Креста. Наша делегация, на встрече очень много немцев. Разговоры про горы, лыжи – в таком духе. Постепенно, в процессе общения, зашла речь о войне. Кто-то из немцев встаёт и достаточно раздражённо, с обидой на всех говорит: «Надоели разговоры о войне, я всё здоровье потерял на Восточном фронте». Немцы затихли. Отец встал и рубанул: «Ты потерял здоровье, а мы из-за таких, как ты, потеряли двадцать миллионов!» Ветерана Восточного фронта попросили уйти».
И еще один эпизод из воспоминаний дочери, прекрасно говорящий о том, каким мужественным человеком был Фердинад Кропф: «Когда отцу было уже далеко за 80, он перенёс сложную болезненную операцию под местным наркозом. Я приезжаю в Красногорский военный госпиталь к доктору – хирургу.
- Сядьте. Такого человека, как ваш отец, я не встречал, а я военный хирург.
- Что?
- Он не пикнул, единственно, перед концом операции он спросил: «Ещё долго? - ещё минут десять». Я не видел таких людей.
- И не увидите, он такой один и другого такого, как мой отец, человека быть не может».

Окончание следует


?

Log in

No account? Create an account