viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЧИСТО ДИТЕ ПРИРОДЫ"

    Продолжение, часть третья

    А это публикация из журнала «Смена» (1935, январь. № 265) корреспондента С. Крушинского, которая так и называется «Бетал Калмыков»

   «Рыхлый вешний лед оседал и ломался под тяжестью «фордика». Снова и снова цеплялся «фордик» задними колесами за кромку льда – и снова лед обламывался и тонул, и снова колеса, уцепившись за кромку льда, буксуя, понемногу толкали машину вперед. Подо льдом кипела мутная река. Когда «фордик» выбрался, наконец, на песок, шофер выключил мотор и протянул дрожащую руку, чтобы открыть дверцу. Но пассажир молча взял его за плечо и посадил на место.
– Съезжай с дороги, – сказал он совершенно спокойно. – На дороге не останавливаются.
Таков этот человек.
В его спальне висит трапеция. По утрам он обтирается холодной водой. В свободное время он выходит в парк или едет верхом в лес. Раз лошадь сорвалась с узкой тропинки и перекатилась через седока, прижав его к земле седлом. Через несколько дней седок ехал в Москву, на XVII съезд партии.
Таков этот человек.


    Он вышел из машины и ткнул в рыхлую землю измерительную линейку.
– Двенадцать, – сказал он, и сеятели стали смотреть в землю. Он взялся за поручни плуга и прошел несколько метров.
Плуг шел криво и порывался вынырнуть лемехом наружу.
– Вы гребете, а не пашете, – сказал он. Достал из-под сидения гаечный ключ и стал регулировать плуг: цепи, отвал, ножи. Потом он прошел гон. Лошади шагали легче, хотя земля взрыхлялась теперь на 20 сантиметров.

Когда пахари под его руководством отрегулировали последний плуг и он сел в машину, рядом остановился другой автомобиль и из него вышел рослый человек в защитном.
– Сидишь в кабинете? – спросил Бетал человека в защитном.
– В этой бригаде я был сегодня утром.
– Зачем ты зря бензин жжешь? Ты смотрел плуги? А еще секретарь нальчикского райкома, в областном центре живешь! Ничего не знает и не учится. Курсы пропускает.
Напоев всем туловищем залез в машину, заслоняя колхозников и как бы призывая собеседника говорить тише. Но тот продолжал еще громче:
– Колхозников заставляешь учиться, а сам не учишься. Какой, Асламбий, будет толк в руководителе, если он не возьмется за учебу?
Таков этот человек.
Всякий, кому довелось взглянуть на эту страну с ее тучными урожаями, с ее образцовыми полевыми домами, с ее фундаментами новых человеческих поселений – агрогородов, с ее колхозными гидроэлектростанциями в ущельях, с ее опрятной, зеленой столицей, – всякий, кому довелось побывать в Кабардино-Балкарской области, искал случая повидать Бетала Калмыкова, секретаря обкома партии, с чьим именем связана слава этой страны.
Это истинный сын народа. В детстве он носил войлочную одежду и пас княжеский скот. И он вобрал в себя лучшие национальные черты трудящихся кабардинцев: он решителен, прямолинеен, тверд.
Прекрасный наездник. Люди, проведшие верхом полжизни, выходят полюбоваться, когда он садится в седло.
Он народный герой. Еще в тринадцатом году он скрывался в трущобах Балкарского ущелья, и седобородые бунтовщики рассказывали по селениям о бесстрашном юноше. После Февральской революции он пришел к волостному старшине и сорвал со стены портрет Николая II. Власти в горах скрывали от народа, что самодержавие пало. Растерявшийся старшина не знал, посадить ли Бетала в кутузку или откозырять ему как представителю новой власти. Затем Калмыков пришел в Нальчик и стал собирать под красное знамя кабардинскую и балкарскую бедноту. Он шел первым в сражения, которые оканчивались победой партизан.
Когда победа была одержана, он, торжествуя вместе со всеми, в первые же дни говорил о новых задачах, еще больших, чем выполненные, говорил в глаза каждому о его темноте, о том, с какой жадностью надо теперь браться за культурное и хозяйственное строительство.
Едва заглохли в горах перекаты последних выстрелов, он сказал на съезде советов:
– Мы пользовались поддержкой националистов, защищавших шариат, а не советы. Эти люди хотели бы убрать кое-каких князей и кое-каких коммунистов и сесть на княжеское место. Но пусть знают они, шедшие за нами, что мы-то за ними не пойдем, что мы не отступим ни на один шаг с наших позиций.
И действительно, сколько отошло от партии и революции этих Хатхановых, Гимуевых и Абазовых, мечтавших примирить советы и шариат, т.е. подчинить советы шариату, а народ, освободившийся от ярма помещичьего, впрячь в ярмо буржуазно-демократическое.


Бетал Калмыков умел вовремя раскрыть их тайные замыслы и вовремя выбросить их из седла.
Но, конечно, более всего он вырос, гигантски вырос, руководя строительством области. Первый опытник, первый зачинщик всего нового, он сделал так много, что победы колхозов Кабарды и Балкарии неотделимы от его деятельности.
Знают его все: школьники и учителя, доярки и агрономы, дети, не принимаемые по малолетству на площадки, и старики, поседевшие еще в прошлом веке.
Знают и всегда ждут. Он может появиться ночью в детдоме и пробрать администрацию за то, что ребятишки спят в непроветренной комнате. Может разбудить на рассвете секретаря партячейки и оказать:
– Ты лодырь! Колхозники давно уже встали!
Он вдруг вызывает в полночь машину и едет проверять, как в такой-то МТС ремонтируется мощный «челябинец». Или садится верхом и едет сквозь заросли терновника на участок, где ведется раскорчевка кустарника.
И все это у него не от суетливости, от редкой внутренней организованности и отличного знания всей жизни области. Если он едет ночью, то на это есть особые причины, точно так же, как результатом специальных расчетов является то, что он едет эту МТС, а не в другую, в этот колхоз, а не в другой.
Он знает все, держит в руках все нити, и область делится для него не на районы, не на МТС, не на сельсоветы даже, но на бригадные клетки.
Бетал Калмыков часто говорит:
– Надо, чтобы колхозник верил каждому из нас, как себе. Чтобы он знал, что у каждого из нас не две души, а одна, не два закона, а один, не две идеи, а одна: и для других и для себя.
И он, действительно, так живет и работает, что ему верят больше чем себе. И других заставляет так жить и работать.
В 1933 г., в дни всеобщей мобилизации на ломку кукурузы, он сам встал в бригаду – и не один, а с женой. По ночам и во время законного обеденного перерыва он просматривал сводки, выслушивал доклады и подписывал телеграммы и постановления. И ежедневно перевыполнял норму. В этом не было и тени рисовки. Он всех вокруг себя заставил ломать кукурузу, а с весны добивался, чтобы каждый низовой активист – председатель колхоза, секретарь ячейки – не менее половины записываемых ему трудодней отрабатывал в поле.
В Нальчике он открыл класс машиноведения и агротехники для областного актива и изучал вместе с другими плуг и трактор, способы борьбы с сусликами и правила ухода за свиньей. Он ревностно держит звание первого ученика.
Участие актива в физическом труде и изучение техники имеет ни с чем несравнимое значение для страны, где еще недавно труд был синонимом рабской покорности. В таком духе раньше «воспитывало» духовенство кабардинцев.
В конце концов между Беталом Калмыковым и трудящимися области установилось особое взаимное понимание, понимание с полуслова.
Когда на закладке агрогорода «Ленинцы», держа в одной руке первый кирпич, а в другой лопаточку каменщика, Бетал оказал тихо и сердечно: «Этот кирпич мал, но ведь все большие дела большевиков начинались с малого», – все встретили эти его слова как непреложную истину, потому что помнят Калмыкова начинавшим с малого другое большое дело: помнят, как с горсткой партизан отправился Бетал горными тропами из белогвардейского тыла в советский район за оружием.
И когда на всенародном торжестве по поводу вручения Кабардино-Балкарии ордена Ленина Бетал опросил:
– Спасем ли урожай от засухи, повернем ли реки на поля? – пятидесятитысячный хор разноголосо ответил:
– Повернем, сделаем.
И еще:
– Пойдем ли с орденом Ленина в первом ряду свободных народов?
– Пойдем! В первом ряду! Да здравствует орден великого Ленина! Да здравствует Сталин!
Пятьдесят тысяч трудящихся – треть взрослого населения области – колоннами по районам занимали огромную площадь, окаймленную зеленью. Они кричали: «Сделаем! Ура! Ура!» – и не знали, как выразить радость».

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account