viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

МСТИСЛАВ И РЕДЕДЯ: ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

   Часть девятаяя

   В ЛИТЕРАТУРНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ НАШЕГО СОВРЕМЕННИКА
   В 1994 году в Сухуми, в издательстве «Алашара» отдельным изданием была выпущена историческая новелла «Редед - князь адыгов». Ее автор – Алексей Аргун – ученый (доктор искусствоведения), писатель (автор книги «Дом горел, и песню пели…).
Знаменательно, что новелла, написанная в 1988 году, сразу была переведена на адыгейский язык и вышла в Майкопе в том же году.
Вот какими автору видятся события тысячелетней давности.


    «Редед все молчал и думал, как приостановить страшную опасность, нависшую над его родиной… Знал он , что все сроки и обещания уже прошли. И князю Мстиславу сейчас туго. Так думал Редед, и все на поле ждали его решения. Войны не хотели умирать, не хотели распрощаться с благодатной красотой природы, с самой жизнью. - Вот что, князь, я понял тебя. Тяжело тебе, да и мне нелегче. Давай порешим так: сойдём с коней только мы с тобой и поборемся один на один от имени наших воинов и народов! А кто победит, тот и будет распоряжаться жизнью и судьбой обоих народов, твёрдо произнёс Редед, это было мудрое решение в данной ситуации - отдать лишь одну жизнь во имя спасения всех остальных…


- Договорились! Но сначала оповестим войска о нашем решении, чтобы они не пошли друг на друга, - предложил Редед, и оба князя дали знак телохранителям сообщить о своём намерении.
Шеренги воинов с обеих сторон задвигались, подтягиваясь ближе к центру поляны, образовывая огромный круг для поединка.
- Ну что, князь тмутараканский, отбросим прочь мечи и дамасские лезвия и померимся силой, данной нам богом солнца? - снова сказал Редед, обращаясь к сопернику.
Мстислав молча выхватил из ножен меч и бросил его Севастию, тоже проделал Редед, и Каирбек подхватил оружие. Засвистел кнут Редеда, и его вороной конь устремился вперёд, на серого в яблоках жеребца…
Грудью сшиблись кони и звонко заржали то ли от сильной боли, то ли от страха. Попятились назад для разбега и снова схлестнулись, ударяя друг друга в грудь. И опять послышался их отчётливый стон. В какой-то момент жеребец касогского князя , высоко вскинув передние копыта от удара камчи, со всей силой ударил коня Мстислава и свалил его вместе со всадником. В рядах касогских воинов послышались возгласы одобрения, а князь тмутараканский тут же вскочил и сел на коня Севастия.
- Можешь и ты поменять лошадь! - крикнул Мстислав Редеде.
- Мой пока ещё в силе! - весело ответил Редед и добавил: - Держись князь, иначе, опять придётся тебе мять полевые цветы!
И снова направили соперники коней друг на друга. На сей раз, удар был настолько сильным, что вороной Редеда припал на левую ногу.
- Не послушался доброго совета, теперь опозоришься, - выкрикнул разгорячённый Мстислав.
- Это ты уже опозорился на глазах у воинов! - обернувшись, заметил Сантемыра на белом коне.
Сын тут же соскочил и передал поводья отцу.
- Отец, я же рядом! - приглушённо сказал Сантемыр, уводя вороного с поля.
- Помни, сын мой, заменить можно многое, но изменить народу нельзя! - крикнул Редед, вскочил на коня и сразу же кинулся на соперника.
- Князь, сойдёмся в рукопашной, хватит мучить коней, - прерывистым голосом предложил Редед и спрыгнул с жеребца.
Его стройная фигура замелькала среди цветов. За ним последовал и разгорячённый схваткой Мстислав. Силы князей оказались равными. Время шло, а борьба продолжалась, хотя противники изрядно измотали друг друга. Но ни один из них не коснулся земли спиной.
Солнце клонилось к закату, и воины с обеих сторон предлагали перемирие.
- Князь, может, прекратим и разойдёмся с миром? - с трудом переводя дыхание, обратился Редед к Мстиславу.
- Только после того, как вы примите веру! - произнёс в ответ Мстислав волю византийского императора.
Тогда Редед, собрав последние силы, снова ринулся на противника, и в какой-то миг, резко повернув его, бросил на землю и прижал всей тяжестью своего тела. Мстислав ослабел и перестал сопротивляться.
- Скажи, князь, всем, что ты проиграл, и я отпущу тебя, - повелел Редед.
- Нет, язычник! Жизнь, дарованная тобой, хуже смерти! Прикончи, - шипел ему в лицо Мстислав.
- Ну, князь мир между нами? - обратился к нему Редед, но Мстислав смотрел ненавидящим взглядом.
- Один из нас должен умереть! - прохрипел Мстислав.
- Твоя правда, князь, только дай слово, если я умру первым, людей моих не тронешь, а я останусь в живых - твоих отпущу по домам…
- Слово князя! - быстро проговорил Мстислав и бросился на Редеда.
Сантемыр со страхом смотрел на этот смертельный поединок, вцепившись в руку Черыма, рука Лаурсена дрожала на рукоятке кинжала.
Солнце опустилось за горы, потянуло сырой прохладой. Вдруг на землю упал Редед, придавленный Мстиславом. Не дав сопернику пошевелиться, он приставил к его сердцу острый клинок.
Воины окружили их и ахнули, увидев тускло сверкающее лезвие кинжала. По рядам пронёсся ропот возмущения, но клинок уже вызывал боль в груди Редеда.
- Вот гордец, что теперь скажешь? У тебя есть ещё время смириться! - сквозь зубы процедил Мстислав, грудью надавливая на рукоять кинжала.
- Ты нарушил условие, и я не могу больше верить тебе… У меня тоже был клинок, но я не воспользовался им, - глухо произнёс Редед.
- Крикни, что ты сдался, и я сохраню тебе жизнь!
- Никогда не бывать этому! Но заклинаю тебя всеми богами, не разоряй мою страну. Не жми на клинок, дай сказать прощальное слово друзьям…
- А ты крикни только "я сдаюсь" и уезжай с ними в горы! Эй, скажите ему, чтобы сдался! - велел Мстислав Лаурсену и Каирбеку, но Редед остановил их слабым взмахом руки.
- Отойдите, друзья мои, уже поздно. Не оставляйте сына… А о тебе, князь, народ сложит худую песню, - через силу улыбнулся Редед и добавил: - В жизни и смерти надо быть настоящим мужчиной, князь… Рабом твоим я никогда не стану, но народ, он ещё постоит за себя! - что было силы, выкрикнул Редед и резко рванулся с земли…
Мстислав увидел на миг открытые глаза соперника, и уже в следующую минуту его обмякшее тело опустилось на землю. Князь тмутараканский вскочил и заорал, что было мочи:
- Я хотел лишь припугнуть его! Он сам себя заколол! - Мстислав опустился перед Редедом на колени, бормоча вслух: Я не хотел, князь, ты меня слышишь? - слёзы катились из его изумлённых глаз…
Неслышно подошёл Лаурсен и, преклонив колени, осторожно вытащил клинок из груди Редеда, да так и остался стоять возле него… Затем к отцу приблизился Сантемыр и положил руки на его рану в сердце. Веки отца ещё трепетали, и губы еле слышно произнесли:
- Сынок Сантемыр, запомни, если сердце не смотрит, то и глаза ничего не видят. Сердцем восприми всё, что случилось сегодня. Я не мог иначе, сын мой… Пусть я навеки буду предан земле нашей, а может, забвению, кто знает… Но сегодня спас жизни тысяче адыгов! Брату твоему, Тамырбеку, когда вернётся из Абхазии, расскажи всё, что я сделал для того, чтобы выиграть время для подготовки к войне. Держитесь, сыны мои, крепко друг за друга, и за народ свой… Вручаю вам княжество на мудрое правление.   Соберите славных адыгов под свои знамёна. Позовите на помощь братье - абхазов, как бывало веками… Вместе вы одолеете врагов!..
Прощай сынок… А ты, Лаурсен, не трогай Мстислава, он не виноват. Отпустите его, я так решил… Сегодня другого выхода нет, а потом… Я уверен, придёт время, и адыги с абхазами поставят на колени всю Тмутаракань. А теперь отпустите Мстислава, адыги не бьют трусливых. Скажи воинам, Лаурсен, пусть споют абхазскую песню ранения… Как же я любил её вместе с друзьями в Абхазии… Прощайте, братья, я свой долг выполнил…
…И полилась над равниной, словно горная лавина, мощная и протяжная песня "О ранении", и вторили этому гимну бессмертия ручьи и горы, и всё природа земли адыгской. Созданная нашими предками тысячелетия назад, она провожала в последний путь славного адыга, мужественного война - князя Редеда. Тягуче - продолжительный вздох вырвался из груди Редеда. Чуть приоткрыв глаза, князь медленно обвёл воинов прощальным взглядом, и улыбка, словно молния в горах, блеснула на лице Редеда в последний раз…
Он хотел что-то сказать ещё, но не вымолвленные слова застыли на губах … Князь адыгов умолк навечно…
А песня абхазов поднималась всё выше и выше в горы, разнося по адыгским аулам печальную весть о случившемся…
- Я не виноват, не виноват, не убивайте меня! Мы же дружили с князем Редедом и … потом, он сам выбрал способ для поединка между нами… Лаурсен, ты же видел, не я убил его! Пощадите… - бормотал Мстислав, изрядно напуганный таким оборотом событий. Он знал, что гордые и бесстрашные адыги рано или поздно будут мстить.
- Не трясись, князь тмутараканский, земля адыгская не воспримет поганую кровь. А в твоих жилах течёт кровь труса и предателя! Ты, жалкий исполнитель воли чужеземца, византийского базилевса. Ты продал свой народ, как и землю свою, вместе с душой своей византийскому государю. Жалкий сатрап…
…Песня абхазов, всё удалялась, затихала в горах, а над полем полились звуки сотен бжамий - это Черым с воинами - адыгами, играли князю, спасшему им жизнь, прощальную адыгскую песню о героях. И только слуга - музыкант Черым не скрывал своих слёз.
Лаурсен и Севастий, Каирбек и Ростислав подняли на руки тело Редеда, покрытое белоснежной буркой, и траурная процессия медленно двинулась на землю адыгов… - Храбрецы Тмутараканские! Я повелеваю вам отныне и навсегда не ступать более на землю касогскую с поднятым мечом! Мудрый Редед смертью своей сохранил жизнь всем нам и воинам нашим, да будет достойной память о нём во все века! Аминь! - обратился Мстислав, несколько успокоенный.
Войско его повернуло в тмутараканскую сторону, и князь с обнажённой головой медленно побрёл вслед…
***
Это случилось в середине лета 1022 года, а молва о поединке жива и поныне. Я слышал эту историю от стариков. Об этом прочитал в "Повестях временных лет", а историки писали: "Спустя столетия, когда не было в живых ни Редеды, ни Мстислава , Тмутаракань стала резиденцией адыгского князя, и русский царь Иван Грозный был женат вторым браком на адыгской княжне Гошаней". Жизнь шла своим чередом, и не меркла в народе память о славном сыне адыгского народа - Редеде, предотвратившем кровавую бойню между двумя народами. Сколько добра и мужества таится в этом!… А Тмутаракань была когда-то резиденцией адыгских князей, и там звучал мощно - гортанный, певучий, клокочущий, словно горный родник, могучий язык адыгов. Ныне об этом многие не помнят. Быстротечное время поглощает всё: и судьбы людские, и боли людские, и, к сожалению, радость людскую…
Всё изложенное мною происходило почти тысячу лет назад, всё это уже в прошлом. Но ведь жили на Кавказе такие люди - боги, подобные Редеде, не зря писал великий француз Александр Дюма: "Кавказ есть история богов и людей". Пожалуй, лучше не скажешь…»

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account