viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАЗНАЧЕН ВЛАСТЬЮ ...ЛИДЕРОМ ПОВСТАНЦЕВ Часть 6

    Продолжение материала о так называемой Балкарской контрреволюционной повстанческой организации.

   ...А вот еще одно, потрясающее по своей глупости и тупости доказательство виновности Ако Гемуева, – его молчание на съезде хлеборобов Балкарии, посвященного сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса: «На съезде присутствовал и Гемуев Ако, который в выступлениях участия не принимал и все время демонстративно молчал. Поведение Гемуева на этом съезде окончательно убедило колебавшихся еще членов организации, что Гемуев действительно идет против коммунистов и подготовка восстания в Чегемском и Баксанском ущельях идет по его заданию».
    Обвиняемый Исмаил Дажиев: «5 февраля [19]30 г. в г. Нальчике был съезд хлеборобов по сплошной коллективизации, где был и я, как предсельсовета селения Актопрак. На этом съезде выступали и говорили о нажиме и ликвидации кулака при проведении сплошной коллективизации. Гемуев Ако также был на съезде, он стоял в стороне, не выступал, даже не сказал ни одного слова. Вот здесь я и понял, что все кулаки, которые говорили еще до съезда, что Гемуев идет с нами против коммунистов и колхозов, говорят правильно, так как сам Гемуев на съезде не выступал…».


    «После съезда на другой день я зашел на квартиру к Гемуеву Ако и вместе шли мы до облисполкома. Когда я Гемуеву изложил все жалобы о том, что работники коллективизации меня заставляют описывать кулаков, Гемуев прямо сказал: «Работников надо убивать, так как они проводят политику коллективизации сами, из центра же нет никаких директив, в Балкарии коллективизацию нельзя проводить еще десять лет». Это убедило меня в том, что Гемуев идет с нами и надо действовать…»

   «Я возвратился в с. Актопрак приблизительно 6–7 февраля с твердым намерением поднять восстание и побить коммунистов, проводящих коллективизацию. Когда я вернулся со съезда, то открыто стал выступать на собраниях против работников по коллективизации, хотя я и был председателем сельсовета. Стал тесно блокироваться с кулаками, вел подготовку к вооруженному восстанию, кулакам говорил о том, что Ако на съезде шел против колхозов и дал мне указание побить работников. После моих разговоров и открытых выступлений на собрании кулаки Жабелов Каракез, Тухаевы Огур и Лукман, Геграев Хасан-хаджи, Кулиев Юсуф, Акбулатов Абдулла (коммунист) открыто ездили по селениям и агитировали за восстание. Эти же кулаки связались в селении Чегем с Малкандуевым Озюком, Мизиевым Исмаилом и Калабековым Адраем, которым поручили вести подготовку. В В.Чегеме также вели подготовку Гемуев Магомет и Женикаев Чулукай…».
    «Население было подготовлено к восстанию, но не было предлога поднять таковое. Толчком к восстанию послужило следующее. Днем 17 февраля из с. Былым приехал Афашоков Мат-Гери в с. Кокташ и сообщил мне о том, что в Баксанском ущелье идет восстание и все железные дороги заняты. За ним приехал Тапасханов Аслан, который подтвердил слова Афашокова, а к вечеру 17 февраля приехали Жабелов Каракез и Акбулатов Абдулах, которые дали точную информацию о том, что везде идут восстания и нам нужно восставать. С приездом двух последних было устроено в поселке Кокташ совещание, на котором присутствовали: Тухаев Лукман, Тухаевы Джепу и Огур, Жабелов Каранез, Акбулатов Абдулах, Жансуев Мисост. На собрании было решено поднять восстание и побить работников по коллективизации. Когда подошли к зданию сельсовета, я первый убил работника по коллективизации Гольдина, а Акбулатов Абдула убил второго – Чапаева и восстание было поднято…».
    Следствие набирает обороты: «Для руководства восстанием был организован штаб, руководивший боевыми действиями повстанцев во главе с князем Суншевым Кумук, и при нем «Совет повстанцев», в состав которого вошла часть руководителей к-р ячеек Чегемского и Баксанского ущелий. Штаб повстанцев с первых шагов стал делать попытки связаться с Гемуевым Ако, но неудачно, вследствие наступления красноармейских частей».
Вот незадача – пытались связаться, ан не удалось. Но тогда получается, что Гемуев не имеет никакого отношения к происходившему? Непорядок. Опять нужны показания. Они, как говорится, есть у меня.
    Свидетель Ачабиев: «Суншев Кумук мне приказал написать донесение Гемуеву Ако и сообщить следующее: «Ваше указание мы выполнили, сейчас только разбили отряд большевиков, за-хватили 30 человек в плен, наш штаб находится в х. Эльбаево. Прикажите, что нам делать…». Я сел писать, но в это время кто-то сообщил, что большевики наступают и отряд разбежался…».
    Обвиняемый Кумук Суншев: «Когда мы из с. Былым перешли на хутор Эльбаев, здесь был организован штаб повстанцев, начальником штаба был избран я. При штабе был создан совет пов-станцев, куда вошли: я, Барасбиев Камлук, Тухаев Огур, Ахтубеков Ибрагим от Чегемского ущелья; и от Баксанского было 5–6 человек. …Когда был созван совет повстанцев, получили донесение, что красный отряд наступает на с. В. Чегем. Штабом совета была дана задача выбросить часть повстанцев в с. В. Чегем для уничтожения красного отряда во главе с Дажиевым. На другой день было получено донесение, что красный отряд разбит, взято много пленных. Это была первая задача нашего штаба, которая выполнена очень удачно. Как только получили это сообщение, то мною было дано распоряжение, чтобы всех пленных доставить в штаб. В штабе я действительно заставил тех. секретаря Ачабиева писать донесение на имя Гемуева Ако о том, что мы разбили красный отряд и что нам, повстанцам, делать…».
Тут в тексте обвинительного заключения появляются бравурные нотки: «В результате чекистско-войсковой операции вооруженное выступление в Балкарии, в которое было втянуто до 800 человек, было ликвидировано. Основные фигуры организации, как Геграев Хасан-хаджи, Гемуев Магомет, Женикаев Чулукай, Эльбаев Кайсым и Тапасханов Мусса, сыграв роль вдохновителей и организаторов выступления, от непосредственного личного участия в последнем уклонились, имея в виду сохранить силы организации, поскольку с первого же момента выступления выяснилась перспектива его поражения. Бандповстанческие скопления, после ряда боевых столкновений с красноармейскими частями, рассосались».
    А как же Ако Гемуев, тайный вдохновитель и организатор повстанцев, с которым, по мнению следователей, последние все время пытались связаться? А никак – занимается тем, чем и должен был заниматься: ведет «работу по добровольной явке повстанцев и возвращению их из лесов в свои аулы». Следовательно, надо показать, что его позиция – позиция двурушника. А это можно осуществить только через свидетелей. Что и делается, причем настолько топорно, что показания разных людей совпадают текстуально.
Обвиняемый Мусса Тапасханов: «После подавления февральского восстания я спросил Гемуева, как же так, ведь ты говорил, что когда сделаем переворот, то не будет коммунистов и жизнь улучшится. Сделали восстание, а его подавили и стало только хуже для Чегемского ущелья. На это мне Гемуев ответил: «Я вам говорил, как надо подготовить восстание и ждать моего распоряжения, пока все ущелья поднимут восстание, когда примкнутся и другие области. Вот тогда все войска разбросали бы во все стороны и нам было бы легче с ними справиться…».
    Обвиняемый Чулукай Женикаев: «После подавления февральского восстания я у Гемуева Ако спросил: «Ведь ты говорил, чтобы мы подняли восстание – тогда будет нам лучше жить, мы подняли восстание, его подавили, а жить нам стало не лучше». Гемуев мне ответил: «Я же вам говорил, чтобы поднять восстание одновременно с другими нацобластями, а вы подняли восстание только в Балкарии, и его легко подавили...».

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account