viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЗАЮКОВСКИЙ КОТЕЛ

  В VII томе (выпуск 6) «Ежегодника по геологии и минералогии России» (ЕГМР), первого отечественного реферативного журнала в означенном направлении, издававшегося с 1897-го по 1917 год под редакцией Н. Криштафовича, опубликована статья «Гигантские котлы на Бештау» . Ее автор – Петр Иванович Кротов (1852–1914), известный русский геолог и геоморфолог, профессор Казанского университета, автор ряда работ по стратиграфии, палеонтологии, тектонике, общей геологии и физической географии.
    Котлам этим (принято считать, что их изготовили скифы) посвящена мой публикация «Котлы, вмещающие стадо». Она будет опубликована ниже.



    Котел же, представленный на снимке, изготовлен значительно позднее. Он значительно меньших размеров, и находится в селении Заюково, в семье Жемуховых.
    Артур Жемухов – легендарный сталкер, открывший знаменитую шахту-пещеру, привез мне эту фотографию незадолго до своей трагической гибели. Обещал поделиться подробностями того, откуда появился котел, какие семейные предания с ним связаны. Но не успел…



  КОТЛЫ, ВМЕЩАВШИЕ СТАДО

    Предание о том, что в одном из труднодоступных ущелий Балка-рии сохранились гигантские медные котлы, живет уже долгие деся-тилетия, хотя никаких материальных подтверждений этому до сих пор не имеется. Более того, поисками столь внушительных емкостей (считается, что их изготовили скифы) занималось немало людей. Уже в наше время одним из представителей рода Абаевых была обещана весомая награда (автомашина « Жигули» ) тому, кто обна-ружит котел.
    Почему в находке оказались заинтересованы представители именно этой фамилии? В работе исследователя М. Джуртубаева « Путями предков» приводится полевая запись, сделанная в селении Верхняя Балкария, в которой информатор А. Османов передает рассказ своего деда Омара о том, что « в давние времена возле скотного двора Абаевых стоял огромный медный котел. В нем со-держались больные овцы, числом более десятка. Котел назывался тайпокъ къазан. Его потом распилили для изготовления разной до-машней утвари»     1. Ученый предлагает такое толкование этого названия: тайпа – племя; окъ – стрела; когда слово обозначает собира-тельное множество, оно ставится в единственном числе. Къазан – котел. Таким образом, словосочетание означает « котел (изготов-ленный) из стрел племени» .
    Другой балкарский исследователь археолог Исмаил Мизиев уве-рен, что речь идет именно о скифском котле: « Помещая в него больных животных, балкарцы, видимо, полагали, что котел облада-ет какой-то исцеляющей силой. Котел принадлежал Абаевым, то есть роду, который в течение долгого времени имел большую власть. Представители этого рода занимали должность олия – вер-ховного князя, правителя Балкарии. Если мы допустим, что это был другой (не скифский) котел, нет ответа на вопрос: какая была необ-ходимость при дороговизне металла в горах тратить его на изготов-ление чрезвычайно массивной вещи?»
    2. Оба ученых в своих выводах опираются в первую очередь на со-общение Геродота о скифском царе Арианте, который велел каж-дому из воинов принести по одной стреле и изготовить из их сплава в священном месте Эксампай огромный котел емкостью 600 амфор.
    Эти цитаты взяты из книги « Аспекты культурной антропологии народов Кабардино-Балкарской Республики» , вышедшей в нашем издательстве. В начале двухтысячных годов с ее автором Йоханном Маттисом, на тот момент аспирантом Кабардино-Балкарского гос-университета, мы встречались достаточно часто. Немец по нацио-нальности, он приехал в наши края руководить христанской мисси-ей, за короткое время стал прекрасно говорить по-русски, активно занимался изучением балкарского и кабардинского языков. Но са-мое главное – иск¬ренностью, отзывчивостью, добрым нравом этот симпатичный молодой человек вовлек в круг близких друзей множе-ство самых разных людей, воистину отражая в своей личности на-звание представляемого им миссионерского союза « Свет на Востоке» .
    Увлекшись историей, этнографией местных народов, Йоханн на-писал ряд весьма аргументированных работ, среди которых « Тиль-зитский мир и утилизация медных русских монет балкарцами» , « Турлук – конструкционный материал адыгов» , « Применение горцами ртути и олова» , « Грозовые божества черкесов и балкарцев и молния как явление» , « Напитки черкесов и балкарцев и современ-ные технологии» . Эти исследования молодого немецкого ученого легли в основу успешно защищенной кандидатской диссертации и составили его монографическую работу. Есть в ней и глава, нося-щая название « Реконструкция скифского котла, известного в Бал-карии в XIX веке» . Уже из нее видно, сколь глубоки и всесторонни познания Йоханна, подходящего к легенде с рациональных позиций: если котел существовал на самом деле, кто, когда, как, из чего его мог изготовить. Пытаясь ответить на эти непростые вопросы, Мат-тис привлекает данные не только из истории, но и физики, химии, металлургии. Говоря о его вместимости, а следовательно, размерах и массе, он отталкивается от имеющихся косвенных сведений – таких, как « в нем содержались больные овцы, числом более десятка» , балкар-ской поговорки: « Как котел Абаевых, в котором 9 (или 12) овец ели корм» , сведений Геродота – « огромный котел емкостью 600 амфор» . И делает следующий вывод, который в силу его убедительной ар-гументации нам хотелось бы привести целиком: « В оценках разме-ров учитываем, что обычно боковые стенки котла, если рассматри-вать его меридиональное сечение, переходят в днище по радиусу или иной кривой. Следовательно, минимальный диаметр котла, ес-ли исходить из того, что несколько ягнят могли свободно поместить-ся в нем, располагаясь головами к его центру, должен быть не ме-нее 2 м. Если же согласиться, что в нем кормилось более десятка овец, то тогда диаметр котла должен быть примерно 2,6 м.
    Исходя из условия обеспечения удобства пользования котлом и минимума расхода материала, его высоту необходимо брать при-мерно в два раза меньше диаметра. Таким образом, минимальные размеры котла должны быть: диаметр – 2 м, высота – около 1 м. По максимальным оценкам, диаметр котла должен быть равен 2,6 м, а высота примерно 1,4 м. Приняв радиусы скруглений в нижней части котлов равными 0,25 м, можно найти объемы двух вариантов котлов – малого и боль¬шого. Они равны соответственно 3000 и 8000 л.
Указание о том, что вместимость котла была равна емкости 600 амфор, не слишком облегчает наши оценки, так как достоверно не-известен объем этих сосудов. Однако очевидно, что упоминался самый удобный и широко распространенный в то время вид амфор. Исходя из эргономических соображений, а также из того, что антро-пометрические и физические данные людей со времен Геродота принципиально не изменились, можно предположить, что амфоры имели емкость от 8 до
12 л. Здесь учитывается, что сам сосуд из керамики имел массу не менее 2,5–3 кг. Тогда искомый объем котла мог находиться в интер-вале от 4800 до 7000 л, что укладывается внутри диапазона емко-стей, найденных из других соображений.
    Итак, сопоставляя проведенные оценки, принимаем наиболее вероятные размеры скифского котла равными: диаметр – 2,5 м, вы-сота – 1,25 м, радиус скругления в местах перехода боковой стенки котла в днище – 0,25 м. Тогда объем котла будет равен около 5000 л, а площадь его наружной поверхности – примерно 12–13 м» 3.
Теперь что касается того, из какого материала был изготовлен котел – из меди или бронзы: ведь люди, видевшие емкость, могли сильно окисленный бронзовый котел принять за медный и наобо-рот.
    « Если предположить, – рассуждает Маттис, – что котел был бронзовым, то изготовить его можно было только литьем, так как бронза хрупка и ковке почти не поддается. При указанных размерах толщина стенки изделия должна быть не менее 7–8 мм, иначе его просто нельзя было отлить. Кроме того, для обеспечения необхо-димой прочности котел должен иметь местные усиления за счет утолщения стенок по верхнему краю котла. В этом случае масса литого котла получается около 1100–1200 кг. Вместе с литниками, прибылью и технологическими потерями для литья котла необхо-димо было иметь примерно 1300 кг бронзы.
    …Если считать, что металлический наконечник стрелы в сред-нем имел массу 25–30 г, то число скифских воинов, сдавших ме-талл, должно быть 45–55 тысяч… что маловероятно» 4. Если при этом уточнить, что отливать изделия из бронзы массой в несколько сот и более килограммов научились в некоторых странах только в ХIV–ХV веках, то получается, что скифы не могли изготовить столь огромную емкость. Исследователь предоставляет им еще один шанс, ведь древние могли использовать « не только собранные бронзовые и медные наконечники стрел, но также большое количе-ство небольших слитков меди, которые в то время умели получать. Весь собранный металл переплавляли в небольших печах с дутьем и отливали в литые заготовки, которые имели форму длинных пло-ских брусков массой по 15–20 кг.
    Полученные отливки по механическим свойствам скорее можно отнести к легированной легкоплавкими металлами меди, чем к бронзе, поскольку добавка к медным слиткам бронзы в количестве до 25–30 % не приводит к слишком большому увеличению содержа-ния в сплаве олова или иных легкоплавких металлов. Таким обра-зом, если в сплаве было не более 4–5 % олова, то такой материал имел однофазную структуру в виде твердого раствора олова в ме-ди. Такой сплав пластичен и допускает обработку давлением, вклю-чая холодную ковку.
Из упомянутых длинных слитков легированной меди ковкой в не-сколько переходов получали трапециевидные полосы длиной около 2–2,3 м и толщиной 4–5 мм. Поскольку медь при ковке упрочняется (нагартовывается), применяли промежуточный отжиг заготовок. Из медных полос собирали котел, плотно соединяя детали клепкой. Полосы в основании котла крепились к плоскому диску, изготовлен-ному ковкой из невысокой цилиндрической отливки. Заклепки при-меняли медные. При использовании заклепок из любого другого ме-талла медный котел разрушился бы за несколько лет из-за электро-химической коррозии, которая всегда возникает при контакте разно-родных металлов в присутствии влаги. Древние электрохимии, ко-нечно, не знали и использовали медные заклепки просто из практи-ческих соображений.
    …Хотя плотная клепка меди позволяет получать достаточно герметичное соединение деталей, швы для надежности могли про-паять. Скорее всего паяли свинцовым или оловянно-свинцовым припоем. В качестве флюса могли использовать водный раствор молочной кислоты, который образуется естественным образом при молочно-кислом брожении сахаристых веществ или обезжиренного молока. Этот продукт скифы, по-видимому, знали, так как с глубокой древности продукты брожения молока кочевники использовали при выделке кожи после обработки ее известью.
    …Сборный медный котел, изготовленный по описанной техноло-гии, должен был иметь массу 400–500 кг. Если медные заготовки использовали меньшей толщины (около 2,5 мм), то масса котла могла быть в два раза меньше, то есть 200–250 кг» 5.
    Вот такие весьма убедительные аргументы в подтверждение то-го, что гигантский котел был изготовлен скифами, приводит Маттис. И здесь с его выводами можно согласиться. Как и с предположе-ниями о том, что способствовало сохранности котла нахождение его « в результате крупного оползня, инициированного ливнем или зем-летрясением… в относительно сухих осадочных породах, которыми изобилует Северный Кавказ» , а последующий выход на поверх-ность произошел « в результате эрозии горных склонов или непре-рывного процесса изменения русла рек. Реки постоянно подмывают преимущественно один из берегов на изначально прямом участке русла. Это происходит вследствие действия известной силы Корио-лиса. Проявляется это явление в том, что реки, текущие в Северном полушарии в меридиональном направлении, в результате действия силы Кориолиса перемещают свое русло вправо (закон Бэра)» 6. Большую меридиональную составляющую имеют почти все прито-ки, пересекающие территорию Кабардино-Балкарии и впадающие в Малку и Терек. Их русла, постепенно перемещаясь к востоку, раз-рушают правый берег, что хорошо видно на примере реки Черек в районе селений Псыгансу и Старый Черек.
Тем самым Маттис сам отвечает на поставленный им же вопрос: как столь малоподъемная емкость оказалась в Верхней Балкарии? Апелляция Йоханна к « народной смекалке, которой у народа дос-таточно» , не очень-то убеждает, даже с учетом того предположе-ния, что « для балкарского народа этот котел, может быть, значил больше, чем в свое время Царь-колокол для русских» . При отсутст-вии в те времена в Черекском ущелье дорог – имелись места, где на тропинке с трудом могли разминуться две лошади – доставить котел с равнины в горы было практически невозможно. Следова-тельно, если котел существовал, то он не был привезен в эти места два или три столетия назад, а находился здесь многие века. Может быть, и изготовлен был здесь же.
     Гр-мадная емкость, принадлежащая князю Абаевых, как мы помним, была распилена для изготовления домашней утвари, но, тем не ме-нее, легенда о котле, поныне находящемся в верховьях Черекского ущелья, продолжает жить.
Что подпитывает ее? Прежде всего, личное свидетельство одно-го из старожилов селения Верхняя Балкария – Хаджи-Мурата Ге-ляева, 1930 года рождения. Как он утверждает, такой котел (причем не один, а два) он видел в ущелье Дых-су, более того – знает, где спрятаны емкости, и даже сумел доставить к себе домой самую ма-ленькую из них. Котлы будто бы находятся в земле – на одном из склонов. Так как берег постоянно подмывается рекой, их невозмож-но заметить, и если не знать точное место, то найти практически невозможно. Сам он это место помнит, может показать, но доб-раться в ущелье по причине преклонного возраста и болезней (да-леко за семьдесят, из дома давно не выходит) ему уже не под си-лу, а на словах объяснить, где именно надо искать, не получается.
    Верить или нет симу рассказу? Непросто ответить однозначно. Проверить же еще сложнее. Дело в том, что ущелье Дых-су, пожа-луй, самое труднодоступное в Кабардино-Бал¬карии. Не имеется не то что дорог, а даже тропинок, как таковых. Местные жители, в силу сложности природного ландшафта, здесь не бывают, так как до ущелья от селения достаточно далеко (более двадцати километ-ров), а самое главное, хождение по нему сопряжено с немалым рис-ком для жизни. Оползни, крутые склоны, тут и там изборожденные постоянно находящимися в движении каменными осыпями, смы-кающиеся скалы, между коих даже бурлящий водяной поток с тру-дом находит себе дорогу, узкие карнизы, которые невозможно пре-одолеть без страховки и альпинистских навыков, ледниковые выно-сы делают ущелье по большому счету непреодолимым.
    Не случайно, что 8 марта 1944 года, в день выселения балкар-ского народа, именно здесь скрылись несколько жителей аулов, что располагались ранее на месте нынешнего селения Верхняя Балка-рия. Органы НКВД, узнав об этом, даже провели специальную опе-рацию, только никого так и не нашли. Причем несколько солдат, участвовавших в поиске беглецов, навсегда остались в ущелье, разбившись на скалах.
    А в наше время, как утверждают сами верхнебалкарцы, пройти Дых-су от начала и до конца (на это, кстати, надо не менее трех дней) смогли всего несколько человек. И это несмотря на то, что награда, объявленная кисловодскими Аба¬евыми, всколыхнула мно-гих. Один из них Магомед Мусуков. Но котлов он не нашел, как и другие молодые люди, использовавшие в поисках даже металлоде-текторы. Естественно, это не укрепило их веру в сообщение старика о том, что он видел котлы. И поэтому вопрос о том, спрятаны или нет в верховьях Черекского ущелья скифские котлы, по-прежнему остается открытым.


?

Log in

No account? Create an account