viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

МИТРОФАН АЛЕХИН – ЛЕТОПИСЕЦ НАЛЬЧИКА, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ ЛЬВА ТОЛСТОГО

 Окончание материала.
   Фотографии, представленные ниже,
   ранее никогда не публиковались


    ...Вот что вспоминала приемная дочь Алехина (племянница супруги) Аня Гаврющенко (в замужестве Щитова), чьи заметки «Вспоминая прошлое» опубликовала «Кабардино-Балкарская правда» (1960. 20 нояб.): «Сама я из бедной рабочей семьи. Поэтому родители отдали меня на воспитание в семью Митрофана Васильевича Алехина. Об этом гуманном, талантливом человеке у меня сохранились самые светлые воспоминания.
    В доме Алехина собирались лучшие люди Нальчика. Ни одно из крупных событий в общественной жизни России не оставалось без их внимания.


 

 

    У Митрофана Васильевича, очень образованного человека, была большая библиотека с произведениями Л. Н. Толстого. Некоторые из книг сохранились и поныне: собрание сочинений Л. Н. Толстого в 14 томах 1903 года издания, трехтомник неопубликованных ранее произведений Л. Н Толстого, изданный в год смерти писателя, фотографии, картины, журналы со статьями о Л. Н. Толстом. К сожалению, после смерти Митрофана Васильевича часть книг осталась на руках его различных знакомых.

Митрофан Васильевич очень берег письма Толстого и после смерти любимого писателя передал их через Бонч-Бруевича в Москву, где они были опубликованы».

 

Здесь мы прервемся и процитируем А. В. Рыжеволову. Вот что она пишет о взаимоотношениях Алехина с одним из соратников В. И. Ленина, советским партийным и государственным деятелем В. Д. Бонч-Бруевичем (1873–1955): «Владимир Дмитриевич не раз бывал в Нальчикском округе, всегда останавливаясь у Алехина. О своем пребывании в Нальчике он писал: «Летом 1909 года мне случилось быть в слободе Нальчик Терской об-ласти и жить в доме Митрофана Васильевича Алехина, одного из ранних последователей Льва Николаевича Толстого, строго проводившего в жизнь принципы его учения...».
    Далее он говорит о судьбе писем Толстого к Алехину, часть из них отобрала полиция и присоединила к протоколам как вещественное доказа-тельство виновности Алехина; другая часть погибла в саду, в кустах, где Алехин пытался спрятать пятнадцать писем.
    Сохранился фотоснимок 1909 года, сделанный Алехиным в Нальчике, во дворе своего домика. На нем запечатлены В. Д. Бонч-Бруевич, его жена В. М. Величкина, их маленькая дочь, доктор-балкарец Абаев и его жена, ранний последователь Толстого художник Г. К. Линденберг и другие друзья Алехина».
    Вернемся к заметке А. Щитовой: «Часто Митрофан Васильевич рассказывал о том, с какими трудностями печатал запрещенные произведения Льва Николаевича Толстого на гектографе, как прятал их от полиции в своем саду. И сейчас я храню остатки форм гектографа.
    М. В. Алехин, прекрасный художник, часто рисовал портреты Л. Н. Толстого по памяти. У него было много картин, изображающих чудесную природу и простых людей нашего края. Некоторые картины М. В. Алехина после его смерти приобрел Московский музей Л. И. Толстого: автопортрет М. В. Алехина, Л. Н. Толстой в гробу, несколько видов Кавказа. Кроме того, в музее хранятся письма Алехина к Л. Н. Толстому и воспоминания, которые в преклонные годы начал писать художник».
    Большинство кавказских толстовцев, после распада общины, разъехались, но Митрофан Алехин остался в Нальчике. Продолжал заниматься сельскохозяйственным трудом, разводил пчел; одно время столярничал, сапожничал. Творчества при этом не оставлял. Более ста картин написано им в эти годы, но большинство из них, к сожалению, не сохранились – художник щедро делился ими со слобожанами, а если и продавал, то за сущие копейки. Тем не менее, немало его работ находится в Кабардино-Балкарском государственном музее изобразительных искусств.


































     После Октябрьского переворота 1917 года Митрофан Алехин преподавал живопись и черчение в Ленинском учебном городке, начальных школах города, педтехникуме. И хоть в заметке «Вспоминая прошлое» А. Щитова пишет, что «М. В. Алехин приветствовал нашу новую жизнь и искренне радовался, что советские люди так глубоко почитают его любимого писателя», но сказать, что сам художник был востребован советской властью, тем более облагодетельствован, вряд ли будет правильно.   Сохранилось его прошение о назначении пенсии по старости как «полезному члену общества» с приложением трудового списка. Более того, А. В. Рыжеволова пишет, что «когда решался вопрос о пенсии Алехину, Бонч-Бруевич подробно рас-сказал о нем первому наркому просвещения А. В. Луначарскому и передал ему документы Алехина, но они случайно затерялись. Персональная пенсия М. В. Алехину была назначена несколько позже при содействии секретаря Кабардино-Балкарского обкома партии Б. Э. Калмыкова». Но это, к сожалению, неправда. Советская власть так и не удостоила пенсионного вспомоществования художника, рассуждая, вероятно, так: одно дело красный партизан и совсем другое – толстовец. Поэтому в данном случае вер-нее было бы говорить о несодействии Калмыкова в просьбе.
     В книге Нины Громовой «Нальчик и нальчане», выпущенной нашим издательством в 2006 году, имеются сведения о том, где проживал художник: «Семья жила на два дома. Сначала в центре слободы, на улице Крайней (ныне улица Революционная, 12), в доме, построенном еще в начале XX века, в котором Алехин прожил более десяти лет. Этот дом и сегодня существует в первозданном виде. Низкий фундамент, широкое окно, узкая дверь, выходящая прямо на улицу, ветхая крыша с пострадавшей от вре-мени черепицей, облупившаяся штукатурка. Дом нуждается в реставрации, но скоро может случиться так, что и восстанавливать уже будет нечего.
     Другой дом – на Мужичьем хуторе, на бывшей Ямной (ныне улица Добровольского, 71). В доме, хорошо сохранившемся, четыре комнаты, деревянные полы и потолки, печь с духовкой, веранда, переделанная в кухню. Была большая библиотека, а стены сплошь увешаны картинами художника с «Автопортретом» в зале. Рядом – времянка, где находились пчелы, а вокруг – густой сад с грушами, персиками, сливами и морем цветов, среди которых 50 кустов роз, садовые фиалки. Рядом стояла мельница на берегу реки, вдали – Детский дом (ныне школа-интернат на улице Калинина) и густой тенистый сад. В этом доме жили художник Митрофан Васильевич, его жена Маланья Васильевна, их приемная дочь Анна Федоровна, внучка Надежда Владимировна».
     Митрофан Алехин – большой русский мастер кисти, ушел незаметно, тихо и неожиданно – причиной смерти стал аппендицит, проявивший себя в столь пожилом возрасте. Художника можно было спасти, но до Мужичьего хутора, где это произошло, в те времена добираться было непросто. Был Митрофан Васильевич крепкого здоровья – сказался физический труд, болел редко, жить мог еще долго. Аня, его приемная дочь, долгие годы впоследствии корила себя, что послушалась отца, не хотевшего никого обременять, и не отвезла его в больницу. Похоронили Алехина на городском кладбище, при переносе которого впоследствии о прахе нальчикского толстовца никто не побеспокоился.
     На письмах Л. Н. Толстого, адресованных его нальчикскому последователю, написано: «Нальчик Терской области, собственный дом Алехина». Впервые они были опубликованы в «Известиях общества Толстовского му-зея» (Санкт-Петербург. 1911. № 1).
Письма М. В. Алехина Толстому хранятся в отделе рукописей Государственного музея Толстого, что на Пречистенке.


?

Log in

No account? Create an account