viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НА ПУТИ К УРАНОВЫМ РУДНИКАМ. Часть 3-я из 4-х

  Как спасли Лену из Новосибирска
    Отчет об этой экспедиции не был написан по свежим следам - не хватало информации; но сегодня она есть и пришло время вспомнить о том. что вместилось в один из июньских дней этого года.

  ...Мысль о грядущем подъеме сквозь сплошной туман удерживала нас на привале. Тем более, что перед этим Муаед поведал историю, произошедшую в этих местах в 1997-1998 годах – точную дату он, к сожалению, запамятовал.
    Тем летом почти двадцатилетней давности в этих местах оказалась группа горных туристов из Новосибирска (точное место их жительства тоже требует уточнения), которые собирались перебраться из Кабардино-Балкарии в Северную Осетию через перевал Тоторс. В группе было шесть человек, в том числе молодые люди Сергей и Лена, влюбленные друг в друга. На подходе к перевалу случилась трагедия: сошла лавина, в которой погиб один из членов группы – Сергей; его тело так и не было найдено; возможно, он попал в трещину. На месте его предполагаемой гибели туристы положили охапки горных цветов.


     К сожалению, уточнить эту информацию мне не удалось. Если списки погибших в горах альпинистов ведутся и их фамилии публикуются в том же интернете, то по горным туристам такие сведения отсутствуют. Поиск же по дате происшествия и его месту результата не дал. Впрочем, это и не так важно, так как речь дальше пойдет о том, какое продолжение получила эта история. Летом 2002 года Лена, одна из участников той группы, привлекательная худенькая рыжеволосая девушка, вернулась в Кабардино-Балкарию, чтобы вновь побывать там, где оборвалась жизнь Сергея, принести любимому альпийские цветы.

  Она оставила вещи в селении Ташлы-Тала, на попутной машине доехала до домика охотхозяйства и пошла в сторону перевала. Более того, добралась до места трагедии, выполнила намеченное и двинулась обратно.
    Муаед Бозиев увидел ее уже спускающейся вниз. Вид одинокой девушки, без спутников и горной экипировки, двигавшейся из глубины ущелья, вызывал недоумение. Так и узнал жемталинец историю Лены, увидел, как тяжело она переживает трагедию тех лет, вернувшись в злосчастное лето, когда погиб ее любимый.
Почувствовав, что с девушкой что-то не так, предложил помощь, но та отказалась. Попрощались, но Бозиев даже предполагать не мог, что буквально через несколько часов он снова встретится с Леной. Более того – спасет ей жизнь.
    Встреча с девушкой состоялась в первой половине дня, а часа в три после полудня Муаед собрался домой. И уже внизу, в районе маслозавода, сам не зная почему поинтересовался у работников о Лене – когда она проходила вниз, предполагая (она ведь двигалась пешком) нагнать ее на выходе из ущелья. Тут то и выяснилось, что девушку никто не видел, хотя пройти это место незамеченной она никак не могла.
    Понимая, что могло случиться всякое, в том числе и непоправимое, что счет идет, возможно, на минуты, Бозиев вместе с товарищами кинулись к реке. И на берегу увидели аккуратно лежащие вещи девушки. Видно было, что она разделась, собираясь, судя по всему, искупаться. День действительно стоял жаркий. Но купаться в такой своенравной реке как Хознидон, значит, рисковать жизнью.



    Случайным ли был этот риск или обдуманные решением, на этот вопрос у Муаеда и сейчас нет ответа. Но в тот момент он, не теряя времени, двинулся вниз по течению и – о чудо! – в самом узком месте, над которым проложен самодельный мост, краем глаза заметил человеческую руку, судорожно обхватившую железную трубу. Саму же голову девушки то и дело скрывали набегавшие волны и ее практически не было видно. Невероятным был сам факт, что в сплошном речном водовороте, окружающем ее, она еще продолжала дышать. Лена не звала на помощь, так как судорожно сжимала рот, ибо открой она его, вода мгновенно бы проникала в легкие.
     Огромных усилий стоило Бозиеву оторвать руки девушки от трубы. Она уже не понимала, что происходит и действия Муаеда воспринимала не как помощь, а как усилия со стороны реки оторвать ее от спасительной трубы.
Муаед вытащил ее на берег. Курткой прикрыл тело – вода унесла все, что было на девушке. Лена по прежнему молчала. Дрожь, перераставшая в конвульсии, сотрясала ее тело. И только когда она заплакала – вначале тихо, а потом навзрыд, всем собравшимся стало ясно, что девушка спасена. Человеческая жизнь спасена. Что Лена из Новосибирска остается с нами.
    Сколько времени провела она в ледяной воде (реку Хазнидон питает ледник Хазны и в ущелье она практически не нагревается даже в самое жаркое лето), неизвестно. Но то, что речь идет о многих минутах, это несомненно. Как же вовремя вспомнил Бозиев о девушке, находившейся, как теперь понятно, в трансе после посещения места, где погиб ее любимый; как мгновенно, не раздумывая, принял решение организовать ее поиски; как увидел ее и успел помочь... Не просто помочь – вернуть к жизни. Даровать саму эту жизнь. Лену переодели в халат, который принесли женщины, отвезли в Ташлы-Талу, откуда она уехала на следующий день. Как сложилась ее дальнейшая судьба Бозиеву неизвестно. Да и о самой этой истории я узнал не от него, а от Джабраила. Муаед же был немногословен, скуп на эмоции.

Окончание следует


?

Log in

No account? Create an account