viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЗАУРБЕК И КРИВЧИК

  В одном из своих постов о первых предпринимателях Нальчика я обещал опубликовать эпизод, случившийся между Заурбеком и городской головой Нальчика Яковом Ефремовичем Кривчиком, нашедший отражение в книге Константина Чхеидзе "Страна Прометея".
    В защиту Кривчика хотелось сказать только одно - не таким уж надменным человеком он был. Новая власть посчитала его одним из своих главных врагов. Спустя чуть более десяти лет после описываемых событий (1927 год) по постановлению коллегии ОГПУ он был арестован и расстрелян без суда и следствия за поддержку белогвардейских властей.
Кстати, в Нальчике до сих пор живут потомки Я. Е. Кривчика, чья гостиница находилась вначале улицы Кабардинской по нечетной стороне.

  – Знаете ли вы, – говорил какой-нибудь старослужащий офицер другому, недавно поступившему в полк. – Знаете ли вы историю с Кривчиком? О, это было дело... Тут он себя показал... Это случилось в 191... году. Наш полк стоял на по-зициях. Пополнения собирались в Нальчике и отсюда, после выучки, направлялись на фронт. Вскоре после того, как был убит Хасан-Бий *, младший брат Заурбека, начальник дивизии, великий князь Михаил Александрович, получает телеграмму: «Прошу разрешить заменить собою убитого брата в родном Кабардинском полку». Великий князь спросил: «Кто знает За-урбека?» Большинство не знало. А те, кто знал, пожали пле-чами. И были совершенно правы... Тем не менее нельзя же отказывать в такого рода просьбе. И вот Заурбека приняли в полк. Но предварительно хотели посмотреть: как он будет себя вести?

На фото человек в шляпе на тройке купца Шуйского предположительно Яков Кривчик



     Его назначили в тыл обучать пополнение, собиравшееся в Нальчик. Великолепно!.. В декабре, кажется, он прибыл в Нальчик, а уже в январе произошла эта история с Кривчиком. Дело было так: для пополнения были отведены несколько кварталов, и в районе этих кварталов всадники несли ночной караул. Надобно заметить, что большинство молодых кабардинцев, поступавших в пополнение, понятия не имело не только о грамоте, но и о русском языке. Однажды городской голова Кривчик, в сильном подпитии, возвращался откуда-то с именин, ночью, домой. Путь его лежал как раз через кварталы, занятые кабардинцами. Покачиваясь и напевая веселый мотив, он переходил Бульварную улицу. Стоявший здесь караул остановил его.

  – Что надо? – грозно спросил Кривчик. Он чувствовал себя полным хозяином в городе. – Кто такие?
    Кабардинцы не могли ему толком ответить, они не знали языка, но помнили наставления урядника, что караул обязан следить за порядком и останавливать пьяных – нарушителей тишины. Кривчик, конечно, догадался, что перед ним находится караул из молодых кабардинцев. Ему следовало бы объяснить им, кто он и куда идет. Однако в его жилах кипело вино, ему показалось оскорбительным то, что караул осмелился исполнять свои обязанности по отношению к нему – городскому голове! Он решил наказать дерзких. Городское управление находилось поблизости. Кривчик сбегал туда и привел несколько стражников. Все они набросились на молодежь, едва ли понимавшую, что с ними делают, и повели весь караул в кутузку. И здесь избили в кровь одного за другим. Ранним утром избитые кабардинцы вернулись в сотню и рассказали о ночном приключении. Заурбек – вы же знаете, какой он порох! – сжал кулаки и бросился на стоявших перед ним молодых всадников .
    – Как же вы смели не убить его? – кричал Заурбек. – У вас были кинжалы?
    – Были, – понуро отвечали ему.
    – И вы после того хотите называться мужчинами?.. Прочь с моих глаз!
    ...На следующее утро Заурбек вывел всех кабардинцев на площадь, расположенную перед Городским управлением, и построил каре. Поглядывая на двери, откуда должен был выйти Кривчик, Заурбек ходил посередине каре, похлестывая свои ноги крепкой кабардинской плетью. Наконец, двери открылись и в них показался городской голова, с лицом надменным и неприступным. Быстрыми шагами Заурбек приблизился к нему, взял его под руку и пригласил следовать за собой, в середину выстроенных всадников. Кривчик, вероятно, почуял недоброе, но отступать ему было некуда.
– Вы городской голова, Кривчик? – громко спросил Заурбек.
– Да, я, – отвечал тот, насупившись и тяжело переводя дыхание.
– Эй, Шеретлоков. Тхамбельмишхов, Тляругов... выйти сюда! –
Когда вышли те, кто носил еще на лице следы побоев, Заурбек спросил Кривчика:
– Узнаете свою работу?
Кривчик, в приливе отчаяния, замахал руками:
– Они сами виноваты! Как они смели останавливать городского голову?..
– Вы это бросьте, дорогой, – спокойно возразил Заурбек. – Они исполняли свой воинский долг. А вот позвольте вас спросить: правительство вас поставило, чтобы вы следили за порядком или устраивали кавардак?
Кривчик молчал. Заурбек отодвинул его на длину вытянутой руки, взял за шиворот и обратился к всадникам:
– Вот, – сказал он, – вот человек, которого стыдно назвать человеком! Я вас называю мерзавцем! – добавил он, поворачивая к себе лицо Кривчика.
И потом с поразительной быстротой и силой согнул толстяка Кривчика в пояснице, зажал его голову между коленями и всыпал ему изрядное количество «горячих» в то место, откуда растут ноги. Можно сказать, что Заурбек бил его, пока не уста-ла рука. Замечательно, что Кривчик ни разу не вскрикнул...
– А теперь – идите!.. Жалуйтесь сколько угодно и кому угодно!
Кривчик нахлобучил шапку и, не поворачивая головы, выскочил из каре.
Разумеется, жалобы полетели во все стороны. Заурбека вызывал начальник округа, требовали его во Владикавказ, к высшему начальству... Дело доходило до наместника на Кав-казе... По городу кто-то пустил листовку, которая начиналась так: «Лавры Гинденбурга не давали спать молодому поручику Заурбеку...» и т. д. Вся эта история кончилась тем, что его послали на фронт. Но вы посмотрите, все-таки какой это свое-вольный и опасный человек! Он – настоящий самостийник…


?

Log in

No account? Create an account