viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ИЗ ОКОН ЗИПАЛОВСКОГО ОСОБНЯКА ПОСТОЯННО ЗВУЧАЛА МУЗЫКА...

  Восстанавливая страницы истории Нальчика

   Прежде чем рассказывать о Запаловых, чей дом на углу улиц Ногомова и Кабардинской является одной из достопримечательностей Нальчика, надо вспомнить, что Зипаловым – родственникам и однофамильцам – принадлежал целый ряд зданий в городах Северного Кавказа. В частности, четырехэтажные гостиница «Метрополь» и вилла «Колхида» в Ессентуках; гостиничный комплекс «Россия», состоявший из зданий от двух до четырех этажей в Кисловодске; два двухэтажных дома с магазинами во Владикавказе; жилые особняки-магазины в Ростове, Нальчике...
    В Летописи города-курорта Пятигорска, выпущенной «Пятигорским краеведческим музеем, читаем: «Среди частных гостиниц и отелей, «Номеров» и «Меблированных комнат», которых в центре Ессентуков в 1910-ые годы было уже несколько десятков, наиболее крупными были первоклассные гостиницы «Метрополь» и «Донская». Гостиница «Метрополь» (позднее «Маяк»), выстроенная к сезону 1907 г. братьями Зипаловыми у главного входа в парк, насчитывала до сотни хорошо обставленных номеров. В ней имелись читальня, небольшая библиотека, телефон. Путеводители конца XIX века сообщали, что гостиница находится в парке, напротив почтовой станции. Выстроили её из кирпича и дерева за три года так, чтобы здесь никогда не было жарко: островерхая крыша, балконы, просторные галереи закрывали помещения от палящих лучей солнца. В гостинице находилось 64 номера с небольшими передними и отдельными спальнями. При гостинице имелись первоклассный ресторан с общим залом, библиотека, читальня, зал для танцев и концертов, ванны, экипажи, собственная молочная ферма и огороды. Площадь перед главным фасадом украшал цветник».




    А вот публикация Алексея Большакова в «Кисловодской газете», которая так и называется «Гостиница Зипалова»: «Невысокое здание находится прямо напротив цветника у Нарзанной галереи. Здесь располагалась одна из старинных гостиниц Кисловодска. В 1880 году Леонид Николаевич Зипалов приобрел у казны пустой участок земли напротив Нарзанной галереи и решил выстроить рядом с гостиницей Смирнова собственные меблированные номера для приезжих посетителей. Около 1881 года по проекту старшего архитектора Терской области В.И. Грозмани Зипалов построил на участке два дома ¬ – длинный и короткий, в которых находилось тридцать шесть номеров. От Нарзанной галереи до центрального входа в новую гостиницу была проложена удобная широкая дорожка из каменных плит. Первое здание занимало большую часть участка и выполнено в оригинальном архитектурном стиле, над карнизом была устроена балюстрада. …Главный фасад короткого здания был более скромен; он имел входную лоджию на нижнем этаже, где находился магазин, а его верхний этаж имел три пары окон, разделенных лопатками. Окна были украшены наличниками с замками. Над карнизом тоже проходила балюстрада.




    А центральную часть фасада украшал аттик (декоративная стенка над карнизом) с круглым слуховым окном и килевидной бровкой. В гостинице Л.Н. Зипалова было много номеров с отдельными спальнями. Одну неделю, в конце августа 1896 года, здесь жил знаменитый писатель и драматург Антон Павлович Чехов. К началу двадцатого века зипаловская гостиница имела уже сорок пять номеров, цена которых составляла от двух до пяти рублей в сутки. Леонид Николаевич Зипалов скончался в 1902 году и заведение перешло к его наследникам».
Одним словом, Зипаловых на Северном Кавказе было много, и не все из них являлись родственниками. Самый, пожалуй, известный – знаменитый пятигорский купец 1-й гильдии, потомственный Почетный гражданин Пятигорска Bасилий Семенович Зипалов (1829-1895). В 1860-х годах он был городской головой, активно занимался благотворительностью.
В справке об истории создания старейшего учебного заведения Кавказских Минеральных Вод Пятигорской прогимназии, а ныне средней школы им. М. Ю. Лермонтова, читаем: «…До 1868 года обучение было бесплатным. Когда была введена плата за обучение (10-12 рублей в год), она оказалась тяжёлой для многих малообеспеченных ребят. …Некоторые талантливые дети поэтому, несмотря на страстную охоту к учению, по бедности принуждены до окончания курса были выходить из прогимназии и помогать в работе родителям, или идти на выучку к мастеру, или поступить в лавку. Правда, находились такие меценаты, как Зипалов В.С., который с 1875 по 1883 годы вносил плату за обучение нескольких бедных учеников, но такие примеры были единичными».
А вот какая информация размещена на сайте:http://superinf.ru/view_helpstud: «Императорское разрешение присваивать учрежденным стипендиям, кроватям в лечебницах и богадельнях, целым заведениям личные имена жертвователей от 14 декабря 1877 г. открыло новый этап в развитии благотворительности в России. Потомственный Почетный гражданин Пятигорска купец B. C. Зипалов около 25 лет был почетным блюстителем Пятигорского городского училища. Зипалов завещал училищу после смерти капитал для учреждения стипендии его имени. В 1890 г. в Пятигорском городском училище обучалось 260 учеников, среди которых кроме 30 стипендиатов Мефодиевского общества, значилось 7 стипендиатов имени B.C. Зипалова. 31 марта 1896 г. Министерство народного просвещения утвердило «Положение о стипендии Потомственного Почетного гражданина Василия Семеновича Зипалова При Пятигорском трехклассном городском училище»:
«1. На основании Высочайшего повеления 5 декабря 1881 года, на проценты с капитала в одну тысячу рублей, завещанного умершим потомственным почетным гражданином Василием Семеновичем Зипаловым, учреждается Пятигорским трехклассным училищем стипендия его имени.
2. Стипендиальный капитал, заключающийся в свидетельствах государственной 4-х процентной ренты, хранится во Владикавказском отделении Государственного Банка в числе специальных средств училища и, оставаясь навсегда неприкосновенным, составляет неотъемлемую собственность Пятигорского городского училища.
3. Проценты с означенного капитала, за вычетом суммы, подлежащей, согласно закону 20 мая 1885 г., обращению в доход казны, употребляется педагогическим советом училища на взносы платы за право учения, покупку книг, учебных пособий и на снабжение платьем и обувью стипендиата.
3. Стипендиаты избираются педагогическим советом училища из беднейших учеников означенного училища, утверждаются согласно воле завещателя Пятигорскою городскою думою.
4. В случае преобразования Пятигорского городского училища в другое учебное заведение стипендия имени Зипалова передается во вновь преобразованное училище.
5. Могущие образоваться сбережения от стипендии по случаю временного не замещения ее, или по каким - либо другим причинам, прибавляются к основному капиталу, или выдаются в пособие стипендиату, или же другим беднейшим ученикам, по усмотрению педагогического совета.
6. Пользование стипендией не налагает на стипендиата никаких обязательств».
И поэтому некоторым диссонансом к сказанному выше звучат строки из статьи «Непризнанная угнетенная невинность», опубликованной в 1900 году в газете «Приазовский край». Под ней стоит подпись П. Д’Аржан – это псевдоним известного балкарского публициста Басията Шаханова (1879-1919). Суть статьи отражена в ее начале: «Кавказский обыватель …необыкновенно, до какой-то даже страсти, любит разыгрывать из себя «угнетенную невинность». Послушайте кавказского обывателя, – это чистенький, беленький, невиннейший агнец, на которого, бог весть почему и бог весть за что, все и вся постоянно клевещет, которого все и вся постоянно инсинуирует». И в качестве примера Б. Шаханов приводит историю, произошедшую с купцами Зипаловыми.
Она, по словам публициста, такова: «Братья Зипаловы (Николай и Владимир) - крупнейшие владикавказские купцы. Они имеют огромную, доставшуюся им по наследству, торговлю на Александровском проспекте. Торгуют они, между прочим, и учебными пособиями. Товар этот, как вы знаете, ходкий и прибыльный. Но братья Зипаловы сумели еще сделать его прибыльнее того, чем он есть в действительности: им удалось монополизировать эту выгодную торговлю; монополизировать не официально, а фактически (официально существовали во Владикавказе и другие книжные торговли, но фактически последние учебников продавать не могли, – фокус, в разъяснении, кажется, не нуждающийся). И как монополисты, братья Зипаловы охулки на руки не клали: родитель, попадавший в их магазин за учебниками для сына или дочки, уходил «весьма довольный». Продолжалось такое исключительное положение дела довольно долго, и, наконец, на него обратила внимание местная пресса, которая выступила с разоблачением, указав, между прочим на такой факт, что в торговле бр[атьев] Зипаловых даже переделывают на обложках цены (учебник французского языка Шаланда).
Бр[атья] Зипаловы, понятное дело, завопили: «Ложь, клевета, личные счеты...» Воплями, однако, ограничиться в этом случае нельзя было (общественное положение не позволяло), и пришлось обратиться в суд.
     В первой инстанции (владикавказский окружной суд) им повезло: редактора приговорили к семидневному тюремному заключению, но во второй инстанции (Тифлисская судебная палата) «угнетенную невинность» их не признали: редактор газеты оказался оправданным».
Из этой заметки можно сделать только один вывод: перед нами отъявленные купцы-барыги, идущие на все (в данном случае подлог) ради максимальной прибыли. Но так ли было на самом деле? Не будем говорить о данном конкретном случае (с деталями дела ознакомиться уже невозможно, да и вряд ли нужно), но факты о благотворительной деятельности представителей фамилии Зипаловых свидетельствуют об обратном.






     Но вернемся к нальчикским Зипаловым, непосредственно к их дому. Вот что писала Нина Громова в книге «Нальчик и нальчане», выпущенной нашим издательством в 2006 году: «Это старинное здание с балконами, с фигурной кладкой, привлекающее к себе пристальное внимание горожан, и теперь находится на углу улиц Ногмова (бывшая Почтовая) и Кабардинская (бывшая Воронцовская). Со стороны Ногмова в доме на первом этаже 4 окна и 2 железных двери, а на втором этаже – 5 окон и балкон с ажурной решеткой.
Со стороны Кабардинской на первом этаже этого дома 4 окна и широкая железная дверь, а на втором этаже – 6 окон, над которыми хорошо видна дата постройки дома: «1903 год», а рядом – инициалы хозяина дома: «П. З.», то есть «Петр Зипалов».
     К нему вплотную примыкает двухэтажный кирпичный дом, на первом этаже которого 3 окна и массивная железная дверь, а на втором этаже – 4 окна, над которыми надпись: «1913 год». Это дом родного брата Петра Григорьевича Зипалова – Афанасия».
     Из чего исходила Нина Громова называя второго брата Афанасием, могла бы ответить только она сама. Но не спросишь – энтузиаст нальчикского краеведения давно в ином мире. Но ни в одном из документов, имеющихся в Государственном архиве КБР, имя Афанасия не фигурирует.
Жильцы, проживающие в домах, соседствующих с зипаловским, в частности, Евгения Филясова-Хаджимукова, утверждают, что братьев звали Петр и Григорий.
     Старейший архивист республики Евгения Сергеевна Тютюнина обобщила имеющиеся документы по Зипаловым, и вот какая картина вырисовывается. По книге оценки нальчикских домовладений, начатой в 1917-м и оконченной в 1919 году, самый дорогой дом стоимостью 40 тыс. руб. (это и есть особняк на углу улиц Ногмова и Кабардинская) принадлежал Петру Зипалову. За ним же числился еще один – оценен в 3 500 рублей, а также дача – 25 тыс. руб.
Имелись домовладения и у других представителей данной фамилии, в частности, у Зипалова Василия Вас. Судя по цене – 400 руб. – совсем небольшое строение. По отчеству владельца, пусть и приведенному в сокращенном варианте, можно с полным основанием говорить, что это сын Bасилия Семеновича Зипалова – того самого городского головы Пятигорска, умершего в 1895 году. Кстати, в списке владельцев лошадей, датированным 1896 годом, имя В. С. Зипалова также присутствует, хотя самих лошадей у него к этому времени нет.
Наличествует в рассматриваемом нами списке и дом Василия Гр. Зипалова, оцененный в 3 500 руб. Уточнение отчества – Гр. – понятно: Григорьевич. То есть, братьев на самом деле звали Петр и Григорий.
Что касается самого зипаловского дома, то здание это действительно необычное, сооруженное по оригинальному проекту. Не случайно дом включен в список архитектурных достопримечательностей Северного Кавказа.
Закономерен вопрос: кто же автор проекта? Выше мы уже отмечали, что один из домов семейства Зипаловых был построен архитектором Грозмани. Как оказалось, этот человек имеет самое прямое отношение и к Кабардино-Балкарии.
Вот что можно узнать из книги О. Петрулевич «Протоиерей Иассон Мамацев и Владикавказское Свято-Троицкое Братство ревнителей православия» (М., 2006), размещенной на фамильном сайте данного рода: «Грозмани – потомственные дворяне из древнего флорентийского рода, первые упоминания о которых относятся к XVI веку, имевшие графский титул.
Винченцо (Викентий) Грозмани (17?? – 18??) – выходец из Флоренции, архитектор. В конце XVIII века по приглашению российского правительства приехал в Санкт-Петербург на государственную службу; в числе других архитекторов участвовал строительстве Исаакиевского собора. У него был сын – Иосиф Викентьевич Грозмани (1800-1876), также имевший отношение к строительству Исаакиевского собора был отмечен чином статского советника. Его сын – Владимир Иосифович Грозмани (1840-1910) – окончив институт гражданских инженеров в Санкт-Петербурге (получил звание архитекторского помощника) был назначен в распоряжение Наместника Кавказского. В 1867-1871 годах был войсковым архитектором, далее производителем работ в Терской области, в 1897-1900 годах – главным областным инженером.
В эти годы В. И. Грозмани построил мост через реку Терек в Моздоке, пролётный мост через реку Черек. Конструировал и руководил установкой фашинных плотин через реку Терек, Черек и Аргунь. Строил оросительные каналы и горные дороги на Северном Кавказе. Спроектировал деревянные церкви. Одна из каменных церквей сохранилась до сих пор и находится на станции Прохладной. Самыми известными и значительными постройками Владимира Иосифовича Грозмани считаются Ермоловские ванны в Пятигорске, дома для больных офицеров в Кисловодске и женская гимназия во Владикавказе. Также Владимир Иосифович построил много общественных и частных зданий, особняков и коттеджей. Но самыми приметными из них стала принадлежащая Зипалову гостиница в Кисловодске. Все эти данные приведены в «Юбилейном сборнике института гражданских инженеров», изданном в 1893 году в Санкт-Петербурге.
    Его сын – Владимир Владимирович Грозмани (1878-1913) – окончил в Петербурге институт гражданских инженеров. Служил во Владикавказе. И – внимание – был женат на Александре Николаевне Зипаловой (1890-1952). Александра Николаевна Зипалова – дочь Николая Евдокимовича Зипалова и Евдокии Ивановны Зипаловой (урождённой Фроловой), имела сестру Марию Николаевну Зипалову.
    Сопоставив данные факты, можно с большой степенью уверенности утверждать, что архитектором дома Зипаловых в Нальчике является именно В. И. Грозмани.
Кто же такой, Петр Зипалов, чем он занимался, как сложилась его дальнейшая судьба? Удивительно, но документов о нем в архиве практически никаких нет; даже в списках раскулаченных.
    Оставалось только сожалеть, но готовя этот материал к печати, увидели в Интернете фотографию зипаловского особняка (кстати, отмеченную как памятник архитектуры СКФО, хотя им он до сих пор не является), а под ним короткий комментарий одного из пользователей: «Дом моего предка».
Пользователем оказался Артем Демьяненко; и вот что он написал: «Фамилия моей бабушки (по папиной линии) Зипалова. И Дом в Нальчике построил её предок Петр Зипалов (их было два брата). Корни их греческие».
А потом пришло письмо от Ольги Васильевой: «Я – дочь Веры Петровны Зипаловой, дочери Петра Зипалова. Ваш контакт получила от моего племянника Артема. Пожалуйста, уточните, что именно вас интересует с нашей стороны. Как я понимаю, это биографические сведения моей мамы? В ближайшие время мы с братом обобщим все, что знаем».
Прислал Артем и фотографию, снабдив ее таким текстом: «Это и есть Зипалов Петр Григорьевич, дедушка Веры Петровны Демьяненко (девичья фамилия Зипалова), моей бабушки.
А еще он сообщил, что в их доме хранится семейная реликвия – барометр, причем действующий. На его обратной стороне выцарапаны надписи. Они читаются и таковы:
1870 - Зипалов П.Г. (Петр Григорьевич)
1914 - Зипалов П.П. (Петр Петрович)
1942 - Зипалова М.А. (Мария Аркадьевна)
1947 - Зипалова В.П. (Вера Петровна) (Демьяненко)
1987 - Демьяненко Сергей Васильевич.
Сергей Васильевич – отец Артема.
    Тем самым барометр явился своего рода генеалогической таблицей, позволившей нам хоть в какой-то мере узнать о судьбе (в первую очередь, годе рождения) Петра Григорьевича Зипалова.
     …Это была весьма неординарная личность. Вовсе не обычный торгаш, а человек просвещенный, много читающий, любящий музыку. Рояль в доме был не частью обстановки, а свидетельствовал о духовно-нравстенном развитии хозяев. Как вспоминали слобожане, музыка звучала из открытых зипаловских окон постоянно. И есть какая-то внутренняя связь, что именно здесь разместилась уже в советское время республиканская филармония.
     Особняк Зипаловых стал для слободы Нальчик не только очередной торговой точкой – на первом этаже размещался магазин «Мануфактура», а по большому счету – культурно-просветительским центром: второй этаж был отдан под киноконцертный зал «Синема». Здесь крутили не только первые немые фильмы, но и ставили благотворительные спектакли.
Сам особняк представлял из себя большое хозяйство, в котором все было налажено и исправно функционировало. Во дворе располагалось жилье для обслуги; конюшни с несколькими выездными экипажами. На заднем дворе размещалась всяческая живность: коровы, свиньи, птица. После экспроприации все это хозяйство приказало долго быть – новая власть не могла позволить, чтобы животные жили лучше людей. Конюшни (со стороны Ногмова) переделали под бараки, в которых заселили людей. Кстати, сеновалы над конюшнями так и остались. Сеновалы были также в хлеве для коров (со стороны улицы Кабардинской), но при смене крыши и установки форсунок их убрали.
Что касается основных зданий, то одно время (недолго) на втором этаже располагался дом пионеров, в годы, когда восстанавливали разрушенный в годы войны кинотеатр «Победа» – демонстрировали трофейные фильмы. Старожилы Нальчика рассказывали, что в 1945 году именно здесь показывали художественный фильм «В 6 часов вечера после войны», хотя война еще продолжалась, но уже шла к победоносному концу.
А после восстановления «Победы» на втором этаже зипаловского особняка разместилась филармония и находилась здесь практически до конца 90-х годов прошлого века.
Первый же этаж все эти годы оставался торговой точкой – в нем располагался универсальный магазин, в 70-80-х годах носивший название «Богатырь».
За прошедшее время дом претерпел множество варварских (это самое уместное здесь определение) вмешательств. Причем некоторые из строительных новаций не поддаются разумному объяснению: к примеру, крайне непрофессионально (неряшливость зашкаливает) заложенные окна на первом этаже совершенно обезобразили внешний вид здания. При этом не было осуществлено ни одного не то что капитального, а обычного ремонта. Подвальное помещение постоянно залито водой и как может быть по-другому, если сюда спущены водосточные трубы.
В 1988 году неисповедимыми путями особняк по улице Кабардинская, 57, являющийся, напомним, архитектурным памятником СКФО, ушел в частные руки. Что же сделано собственником за прошедшие 28 лет из более чем столетней истории дома? Несколько окон и дверей и заложены кирпичом и зашиты листовым железом; на втором этаже установлены пластиковые окна. Вот и все. Правда, сейчас в залах первого этажа осуществляется переделка. Но вот кто ее санкционировал?
В этом году особняк облагородили внешне, но вы зайдите внутрь и увидите, что за фасадом и во дворе не просто разруха, а сюжет для снятия фильма «Собачье сердце». Если дело пойдет таким образом и дальше, то дом купцов Зипаловых, настоящий архитектурный шедевр, будет утрачен.
…Более 20 лет назад в одном из властных кабинетов Дома правительства один из авторов этих строк стал участником разговора о том, что было бы неплохо организовать в данном особняке нечто вроде дома для творческой интеллигенции. Владельцем кабинета, на тот момент одним из людей, руливших республикой, мне на полном серьезе было предложено заняться этим вопросом: проработать его, внести предложения. Помнится, составил грандиозный план, разработал мероприятия, программу для клубов по интересам. Все кончилось ничем. А ведь идея была неплохой. К ней и сегодня не поздно вернуться, если мы хотим не просто сохранить то, что было – то есть, архитектурный памятник Дом купцов Зипаловых, но и дать ему вторую жизнь. Право, он этого достоин.


?

Log in

No account? Create an account