viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

АЛЕКСАНДРА, УШЕДШАЯ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ…

  Трагическая история наших дней

  ...Мне сложно объяснить с чем это связано, почему эта история всплыла именно сегодня, какие она будет (и будет ли?) иметь последствия.
А началось все со сна – предутреннего и прерывистого, субурного и непонятного.
    Вижу девушку. Вижу как в туманной дымке. Лицо и близко, и далеко. И различимо как-будто, и в то же время черты лица расплываются. Вглядываюсь, пытаюсь признать.
Приятное лицо, миловидное. Округлые щеки, сочные губы, брови вразлет. Простая прическа: шатенка, непослушные пряди каштановых волос. О таких, когда они улыбаются, говорят: какое милое лицо. Но на лице той, что пришла в мой сон, печаль. Великая печаль.
    Кто она? Почему пришла? Я ее не знаю. Никогда не видел раньше.


    Позади нее темнота. Странная темнота, словно заключенная в круг, разрезанный почти пополам. А над девушкой, справа и слева от нее – горные вершины. Темно-серые, как в предзакатное время.
    Смотрю на незнакомку, она на меня и я вдруг понимаю, что она обращается ко мне, что-то говорит. Я вслушиваюсь, но не доносится ни одного звука. В моем сне царит молчание. И тем не менее слова девушки словно телефонное сообщение летят ко мне, отображаются на каком-то светящемся экране.

Первое предложение: «Вы забыли про меня».
Второе: «Почему вы забыли про меня?»
И третье: «Жаль, что вы забыли про меня».
В сообщениях (назову это так) повторяется одна и таже фраза: «вы забыли про меня», но смысл у всех разный: констатация, печальный вопрос, сожаление.
И все – сон обрывается. Никого, ничего. В окно медленно, нерешительно вползает рассвет. Что значит этот сон? Кто эта девушка? Какой смысл заключен в ее словах?
Не понимаю. Пытаюсь восстановить перед глазами ее лицо, но не получается: ускользает, уплывает. Только абрис и непокорная прядь волос, которая, кажется, колышется словно от слабого порыва ветерка.
Почти уверен: ее не было в моей реальной жизни. В близкой мне жизни.
Не встречался. Не видел. Не знаю.
Но ведь пришла она в мой сон! Но ведь обращалась она ко мне! А значит, мы как-то связаны. Знакомы. Если не воочию, то виртуально.
Роюсь в памяти. Никакой зацепки. Никакой и ни с кем.
Лежу с открытыми глазами. Утренний свет безуспешно пытается пробиться сквозь занавесь. Отдергиваю его. Там, за многоэтажками, горы, которые я не могу видеть, но которые возникают перед моими глазами. Это особое зрение – зрение, основанное на предчувствии. Когда ты видишь не то, что перед тобой, а то, что за этим – привычным, обыденным. Эти горы так похожи на те, что были фоном у девушки из сна. Значит, не только само ее лицо, но и горы имеют в данном случае значение?
Зажмуриваю глаза. Крепко-крепко, до яркого, светящегося мельтешения. Стою так какое-то время и сам неожиданно для себя вслух говорю: «Кто ты?». Повторяю еще громче, чуть ли не кричу: «Ответь, кто ты?» Наверное, если кто-нибудь увидел меня со стороны, покрутил бы пальцем у виска, поинтересовался, не случилось ли что.



И был бы прав.
Молчание было мне ответом. Молчание не царило, оно буквально кричало отовсюду. Из-под крепко сомкнутых век сами собой заструились слезы. А вслед за ними вновь возник в голове светящийся экран и на нем одна за другой стали появляться буквы:
А Л Е К С А Н Д Р А
Мне это имя ни о чем не говорило. Но буквы продолжили появляться на экране:
Д М И Т Р И Е В Н А
Ясности по-прежнему не было никакой. Но кто-то невидимый терпеливо нажимал на буквенные клавиши:
З А М А Н И Н А.
Александра Дмитриевна Заманина… Александра Дмитриевна Заманина? Я не знал этого имени, я не был знаком с этой женщиной, я... Но сама собой, словно на проявляющей кинопленке, из глубин памяти ожила полная боли и гори история о девушке, исчезнувшей в наших горах. Девушке, пришедшей сегодня в мой сон…
Для меня лично она началась ровно четыре года назад, в октябре 2012 года, когда на электронную почту пришло письмо от благочинного православных церквей Кабардино-Балкарии отца Валентина. К нему с просьбой о помощи обратилась одна из прихожанок. Рассказанная ей история потрясала своей трагической безисходностью. Весной 2010 года ее дочь Александра Дмитриевна Заманина, студенка последнего курса одного из пятигорских вузов, вместе со своими однокурсниками поехала на экскурсию в Кабардино-Балкарию. Их автобус доехал до тоннеля, что в Черекском ущелье. Здесь все вышли из машины, чтобы не столько размяться, как посмотреть на Черекскую теснину, уходящую на сотни метров вниз, на удивительную панораму, открывающуюся глазам. Продолжалось это какие-то 15-20 минут, но когда все вернулись в автобус и собирались отъезжать, выяснилось, что нет Александры Заманиной.
Ей кричали, ее искали, но безрезультатно – студенты уехали домой без нее. С тех пор девушку никто не видел.
Безутешная мать приехала в Кабардино-Балкарию, побывала в МВД, оставила заявление; ездила в Черекское ущелье, обошла селения, лежащие как до тоннеля, так и после него, опрашивала местных жителей.
Никто ничего не знал о судьбе ее дочери. Ничего не дал и осмотр Черека – было предположение, что туристка по неосторожности упала в пропасть, которая здесь не огорожена и уходит отвесно вниз на сотни метров.
Александра Заманина исчезла словно ее и не было никогда.
Но она была. И мать не могла смириться с трагической неизвестностью. Не удовлетворившись ответом слуг закона, приостановивших действия по поиску, обратилась к служителям Бога на земле.
Ее письмо попало к отцу Валентину. Он обратился ко мне. Но вот вопрос: к кому мог обратиться я? Тем не менее я предпринял определенные действия по поиску Александры…

Продолжение следует


?

Log in

No account? Create an account