viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ЛЕСТНИЦА, ВЕДУЩАЯ В ТУННЕЛЬ?..

 Продолжение постов:
   1. Подземный мир
   2. Туннели, выплавленные в скалах
   3. По подземным туннелям местные жители возили …сено
   4. Подземные туннели пронизывали Главный Кавказский хребет?
   5. Подземные туннели ведут к гигантской пещере?..

   Итак, Чегемское ущелье. Все началось с истории истории, поведанной Константином Рыбалко. Знакомство с ним состоялось в конце семидесятых годов прошлого века – во время моей работы в республиканской молодежной газеты. Костя – заядлый любитель природы, знаток горных ущелий – как-то пришел в редакцию с материалом о диких братьях наших меньших. В этой зарисовке было столько тепла, искренности, тонких наблюдений, что, после небольшой правки, она увидела свет.
В день выхода газеты, в кабинете Юры Курилова, спортивного обозревателя «молодежки», статейка была обмыта в дружеском кругу и автор пообещал не останавливаться на достигнутом. И не обманул – заметки о встречах с животными, обитателями гор и лесов республики, последовали одна за другой. Многие из них впоследствии нашли место на газетных страницах.



     Многие, но не все. В частности, одна из статей – о высокогорном подземелье, была отвергнута редактором как завиральная, а на предложение опубликовать ее под рубрикой рассказ, Костя не согласился. «Зачем быль объявлять выдумкой?» – доказывал он, но убедить не смог. И это вполне объяснимо – не приветствовались в те времена материалы с неясной иделогоческой подкладкой. А здесь подземелье – неизвестно кем вырытое, с какой целью и куда ведущее.

  Статья о подземелье была опубликована Костей уже в перестроечные времена (в сильно сокращенном виде) в газете «Кабардино-Балкарская правда» под притягательным заголовком «Тайна каменной плиты» (1984, 22 июня). Перед тем, как процитирую рыбалкинский материал, уточню, что Скалистый хребет, о котором идет речь в тексте, тянется от реки Белой (бассейн Кубани) на 375 км почти до Терека. Своей наибольшей высоты он достигает между реками Чегем и Черек (г. Каракая, 3646 м). Чегемское ущелье тянется с северо-востока на северо-запад и рассекает все горные хребты (Лесистый, Пастбищный, Скалистый и Боковой) за исключением Главного (Водораздельного). Там, где ущелье прорезает Скалисты хребет, образовалась самая узкая его часть. Выше него, уже за хребтом, расположено селение Верхний Чегем.
    А теперь та самая публикация: «Это было в предгорьях Скалистого хребта, в царстве скал и альпийских лугов. Я переходил в соседнее ущелье, когда опустившееся с высоты облако накрыло меня. Склон, ущелье, скалы – все утонуло в тумане. Пришлось идти медленнее, чтобы не потерять тропу. И все-таки на одной из каменистых осыпей я потерял ее. Несмотря на это, продолжал идти в надежде, что вновь отыщу. На склон поднимался приблизительно час. Взобрался на самый верх. Не пойму, где нахожусь. Место незнакомое. Перевал где? Слева или справа – тоже не ясно. Пошел на спуск. Хорошо, что спустился не спеша. Смотрю – впереди, шагах в пяти, – линия, а за ней и ниже плывут клубы белосого тумана. Пропасть...
    Внизу река шумит. Повернул назад, отошел подальше от края и пошел вдоль скалы: думаю, все равно пересеку ускользнувшую тропу. Сколько шел, не знаю, а тропы все нет. Думаю, а нужна ли она мне, если скалы уже кончились, спущусь к реке и без нее по поросшему травой склону. Стал спускаться, опять пропасть… Поднялся назад, и так несколько раз. А туман все клубился, словно пар над кипящим молоком.
Что делать? Рассуждаю: раз нет спуска, нет тропы, вернусь назад, в то ущелье, откуда начал путь. Надо уходить, потому что в такой обстановке где-нибудь свалиться очень даже просто. Повернулся спиной к скалам, что отрезали путь к реке, и пошел назад. Пришел к крутому спуску, который, к моему огорчению, тоже обрывался пропастью. Теперь я понял, что заблудился.
    А туман, как назло, становился гуще и щедро кропил водяной пылью. Я шел до тех пор, пока не устал. Сам себя успокаивал, мол, в горах не новичок, выберусь, главное – не паниковать. Надо где-то остановиться, переждать и обдумать положение. Штормовка промокла, потяжелел рюкзак. Я выбирал место, где расположиться, смотрю – впереди много камней и небольшая ровная площадочка. Пошел к ней. Эта площадочка оказалась тоже гладким четырехугольным камнем, лучше «стола». Я расположился на нем и, аппетитно пережевывая бутерброд, обратил внимание на следы рук человека. Представьте обтесанное тупым топором дерево. Ведь на нем останутся затесы. Вот приблизительно такие следы, только чуть помельче, были на этом камне. Я запил холодным чаем бутерброд. Собрал остатки еды в рюкзак и внимательно осмотрел камень. Это была плита размером приблизительно метр на метр или чуть меньше и толщиной сантиметров десять.



    Что это за камень? Попробовал сдвинуть за угол, он поддался без особого труда сантиметров на двадцать в сторону. Смотрю, под ним пустота, темный, уходящий вглубь провал, из которого веет холодом. Дрожащими руками зажег спички. Они сразу потухли, то ли от дождя, сверху, то ли от ветра из ямы, ничего рассмотреть не удалось. Тогда я отодвинул плиту, под ней увидел такое отверстие, что впору пролезть человеку. Глубина около метра, а справа – ступенька и темнота. Кое-как осветил, чиркнув сразу несколько спичек, заметил еще ступеньки и ход, который расширяется ко дну. И стены, и ступеньки обтесаны, как плита. Думаю, что это такое? Любопытство подстегивало меня. Не очень-то смело опустился вниз. На четвертой ступеньке можно было стоять уже в полный рост. Я снова зажег спички и увидел перед собой узкую каменную лестницу, крутые ступени которой вели вниз. Я робко пошел по ним, и эхо моих шагов, гулко перекатываясь, зазвучало далеко внизу.
    На десятой ступени я остановился. Идти дальше мне расхотелось. Кончались спички, а чернильная темнота была бесконечна. Вход светлел сзади, вверху, маленьким четырехугольником. А ступени все так же круто уходили вниз.
    Скажу откровенно, идти дальше без света побоялся. Подумайте сами, как мне было лезть под землю, если наверху дороги домой отыскать не мог? Зажег одну из последних спичек, повернул назад. Смотрю – на стене что-то выбито, то ли буквы, то ли знак какой-то. Спичка погасла, так толком и не рассмотрел, что там было. Рукой нащупал какие-то линии. Больше спичек расходовать не стал, а вдруг где-то ночевать придется. Только и сделал, что бросил небольшой камешек, который долго-долго летел вниз, подпрыгивая по ступенькам.
Наверх из этой норы выскочил быстро, дрожа от непонятного страха. Задвинул плиту на место. Думаю, обязательно еще приду сюда. И, взвалив на спину рюкзак, пошел по гребню, так и не поняв, что это за плита, что за лестница. Кто ее вырубил, для чего и за какое время в монолитной скале?
    Туман все так же стелился над землей, его белесая пелена по-прежнему окутывала все вокруг. Блуждал я до самого вечера. В одном месте прямо из-под ног вылетела стая уларов. Только поздним вечером мне посчастливилось: услышал лай собак, ориентируясь на звук, вышел к животноводческой ферме.
Оказывается, я удалился от потерянной мною тропы километров на 25 совершенно в другую сторону
    Много лет прошло с того памятного дня. Но это место до сих пор не дает мне покоя. Ходил туда уже много раз, да так и не нашел его вновь. Оно исчезло, словно привидение, ведь в горах столько склонов и заваленных плоскими камнями гребней...
    Я все рассказал археологам, они согласились со мной, но, чувствую, не поверили. Их начальник так и сказал:
    – Покажите ту каменную лестницу, тогда поверим и обследуем.
    Но как им покажу, если я и сам не могу найти это место? Этот плоский камень размером чуть больше половины крышки стола, словно иголка в сене, затерялся в горах. Я сейчас с гарантией нашел бы его, если бы тогда не было тумана, и если бы не заблудился сам.
Теперь ругаю себя: почему не пошел тогда вниз до конца по этой лестнице, ведь должна же она где-то кончаться? Или, когда выбрался наружу, почему не приметил место? Так рассуждаю сейчас. А тогда одолевали другие мысли: не свалиться в пропасть, найти бы дорогу домой».
    Вот такая история, в подлинности которой можно было усомниться, но смущало одно – если она была Костей выдумана, то зачем – славы не прибавила, пользы не принесла. Даже после публикации никто к Рыбалко не обратился с предложением поискать то место, провести разведывательную экспедицию. Да и время, если напомнить, было не самое благоприятное для подобного рода поисков.
    Куда же вели те ступени? Не был ли это один из спусков в подземный туннель?..

Продолжение последует


?

Log in

No account? Create an account