viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

«Адыгская (черкесская) мифология и культы»

  Сдана в производство и уже во второй половине июля увидит свет книга, которая будет интересна каждому адыгу. Принимаются заказы и объявлена подписка на первые 100 экземпляров. Для этого достаточно написать в личку
Предлагаю вашему вниманию издательское предисловие к ней.

  ...Выпуск этой книги – дань глубокого уважения издателей Аскерби Тахировичу Шортанову (1916–1985), чье многостороннее дарование оставило заметный след в литературе, искусстве, науке Кабардино-Балкарии. Сегодня невозможно представить кабардинскую прозу, драматургию, литературоведение, этнографию без его романа, повестей, рассказов, пьес, монографических исследований.
    И работы, представленные в настоящем издании, еще одно тому подтверждение. По большому счету над книгами «Адыгская мифология» и «Адыгские культы» А. Т. Шортанов работал на протяжении всей своей жизни.
    В двадцатилетнем возрасте он принимает активное участие в подготовке фундаментального труда «Кабардинский фольклор» («Академия», 1936), выступая в нем в роли одного из собирателей, автора подстрочных переводов, переводчика, толкователя архаизмов.



   Будучи заведующим сектором фольклора и литературы научно-исследовательского института, организует и сам участвует в многочисленных этнографические экспедициях.
Накопленный материал стал не только основой для выпуска ряда фольклорных сборников и научных трудов, но и побудительным мотивом для самого А. Т. Шортанова: уже в середине 50-х годов прошлого века он берется за его систематизацию и осмысление, приступает к подготовке монографии об адыгской мифологии и культах. Причем использует при этом огромный сопутствующий материал: летописи, сведения русских и иностранных путешественников, научные труды ученых, записки военных, миссионеров.



   Как свидетельствует Адам Гутов, эта работа вылилась в огромный, более чем восьмисотстраничный труд «Адыгская мифология и культы», состоящий из двух частей: «Мифология» и «Культы». Но так как он создавался не единовременно, а на протяжении более чем двадцатилетнего периода, то вполне объяснимым было наличие недостатков, и прежде всего концептуальных нестыковок. Так пришло понимание в необходимости разделения рукописи на две части, каждая из которых становилась самостоятельным исследованием. В 1982 году увидела свет монография «Адыгская мифология», а спустя десять лет, уже после смерти автора, монография «Адыгские культы».
В них, как пишут авторы предисловия А. Алиева и А. Гутов, «ученый не только восстановил систему архаичных языческих верований адыгов, но и проследил их трансформации на разных исторических этапах»; ввел «в научный обиход огромный по объему и строго систематизированный материал, с большой полнотой отражающий древнейший пласт национальной культуры в ее эволюции от самых примитивных представлений до сравнительно высоко развитой системы мировосприятия».
Его «концепция истории адыгского фольклора основывалась на том, что такому внушительному памятнику народной словесности, как эпос «Нарты», должна была исторически предшествовать поэзия более архаическая, к которой он относил прежде всего фольклор, связанный с мифологией: обрядово-ритуальная поэзия и мифологические сказания. И, хотя данная концепция не во всех своих частях одинаково безупречна, она сыграла свою значительную роль в становлении национальной фольклористики и этнографии. Оригинальная для своего времени концепция истории адыгского фольклора впервые рассматривала предмет в контексте всей духовной культуры, прежде всего мифологии».



  «Результатом кропотливой работы ученого стала впечатляющая картина стройной системы мифологических представлений адыгов с древнейшего времени. Обстоятельно охарактеризовал автор исторический путь развития космогонических, хтонических и тератологических персонажей. В сущности, это стало важнейшим вкладом в исследование истории общественного сознания адыгов. Известно, что в древности адыги приняли христианство византийского толка. Ислам стал проникать в их среду в середине нынешнего тысячелетия и окончательно возобладал несколько веков назад. Таким образом, легко выделяются три основных этапа – языческий, христианский и мусульманский. Но, согласно выводам, к которым в результате разысканий пришел А. Т. Шортанов, действительность гораздо сложнее данной схемы: принимая формально каноны мировой религии, впитывая определенные ее элементы, адыгское общество многие века сохраняло в качестве центростремительной силы совокупность воззрений, выработанных в недрах собственного сознания, и это в значительной степени определило его самобытность, отличающую адыгскую культуру как от культур христианского мира, так и от культур мира мусульманского или иного. Вместе с тем широкий сравнительный анализ позволил установить многие контактно-генетические связи, а также типологически сходные черты с мифологическими системами многих народов. В результате автором выстроен такой ряд мифологических сюжетов и персонажей, в котором представлены исконно адыгские божества и демоны (боги Тхашхо, Шибле, Тлепш, Тхагалеждж и др.; великаны-иныжи, драконы- благо и т. д.) и рядом с ними ассимилированные образы христианской или древнегреческой мифологии (боги Ауш- Герги – адыгский вариант Георгия Победоносца, Марием – святая дева Мария, Ела – Илья-пророк и др.).
Опираясь на весьма немногочисленные сведения, А. Т. Шортанов воссоздает также ряд языческих персонажей женского пола. Это, кроме Марием (почитаемой как мать великого бога и ведающей пчеловодством, а также оберегающей детей от разных болезней), богини и другие сверхъестественные существа довольно широкого диапазона функций – покровительницы вод, полей, домашнего очага, деревьев и т. д.
Уже в первой своей книге по мифологии ученый демонстрирует глубокое знание не только адыгской, но и мировой этнографии, а также тонкое умение выделить из структуры фольклорного сознания, где подчас доминирует осознанная или неосознанная художественная условность, научно достоверные сведения по религиозным верованиям, духовной и материальной культуре древнего и средневекового адыгского общества».
К сожалению, вторая монография осталась незавершенной: в ней нет обстоятельного введения и заключения, не всегда строго аргументированы отдельные выводы и теоретические обобщения, да и охват всего многообразия культов далеко не полон. Отсутствует в рукописи и такая важная тема, как культ предков и культ старшего».
Тем не менее, именно А. Т. Шортанов явился зачинателем целого направления в изучении народной культуры: его отличительная черта – комплексный подход, предполагающий сочетание историко-этнографического и художественного анализа с привлечением материалов археологических, социально-психологических, лингвистических и др. Тем самым была создана так называемая школа Шортанова, оказавшая влияние не только на адыгских, но и на многих северокавказских ученых – литературоведов, фольклористов, этнографов, искусствоведов.
Естественно, работы А. Т. Шортанова несут печать того времени, в какое они издавались. Но неизменным во всех его трудах остается одно – любовь к родной культуре, беззаветное стремление поведать о ней миру, последовательный и многолетний труд по собиранию, изучению, систематизации, изданию образцов адыгского народного творчества». Именно последним постулатом и руководствовались издатели, готовя к печати данные труды.
В заключение следует сказать, что в книгу дополнительно включен раздел, посвященный культу головы, весьма распространенному среди адыгов, как и среди ряда других народов региона. Помимо текстовых иллюстраций, в нее включены многочисленные работы иностранных и русских художников, позволяющие зримо представить историю адыгов на протяжении XVII-XIX века.


?

Log in

No account? Create an account