viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

КАК КАБАРДИНЦЫ УСТРОИЛИ ТАТАРАМ ВАРФОЛОМЕЕВСКУЮ НОЧЬ

В продолжение вчерашнего поста "Кабарда: страницы истории". Еще два отрывка из исследования Вольдемара Пфаффа «Материалы для древней истории Осетии» по теме «Осетино-кабардинская война».


ПРИНЯТИЕ ОСЕТИНАМИ МАГОМЕТАНСТВА
И ИНОЗЕМНЫЕ НАШЕСТВИЯ

   Со времени завоевания арабами Дербента и Дагестана, не менее и впоследствии, при персах, магометанство медленно, но верным шагом распространялось по Кавказу в направлении с востока к западу. В Дагестане христианство вполне исчезло; зато оно сохранялось еще долго в Осетии и на «Черкесской горе» в «Стране христиан», как говорится во многих аварских и чеченских народных песнях. Оба религиозных течения – восточное, или магометанское, и западное, или христианское, – встретились в Среднем Кавказе. Весьма естественно, что при той низкой степени развития, на которой стояли тогда кавказские горцы, магометанство должно было одержать верх над христианством. Но так как во многих обществах Западного и Среднего Кавказа, между прочим, и у осетин с давних пор уже не было никаких церквей и они были христианами только по имени, в существе же – язычниками, то победа в Среднем и Западном Кавказе, одержанная магометанством, собственно, не может считаться победою магометанства над христианством, но – над язычеством.


       Черкесское племя (во главе их – кабардинцы) приняло магометанство в продолжение XV и XVI столетий. В половине XVI столетия последние следы христианства в Кабарде были уничтожены окончательно крымскими татарами, которые под предводительством Давлет-Гирея покорили тогда всю Кабарду. С тех пор в Кабарде всегда находился с многочисленными войсками крымский, а по покорении Крыма турками – турецкий паша. Местопребыванием этих пашей были горные ущелья – Чегем- ское и Баксанское . Кабардинцы платили дань.

   Чтобы остановить успехи крымских татар, царь Иван Грозный, как известно, заключил союз с кабардинским князем Темрюком, но скоро после Темрюка могло случиться, что турецкий паша о голову знатного кабардинского князя Кургоко Хатожукова выбивал табак из своей трубки. За эту обиду кабардинцы, правда, отблагодарили своих угнетателей своего рода Варфоломеевской ночью, но на успех магометанства это не могло уже иметь никакого влияния.
Магометанская пропаганда, конечно, проникла тогда и до
     Осетии, и те части ее, которые находились в зависимости от кабардинских князей, действительно и приняли магометанство, вероятно, уже в XVI или в продолжение XVII века, так как с тех пор осетины, даже христиане, часто стали давать своим детям магометанские имена. Прочие осетины остались номинально христианами или, вернее, так как они о христианстве не имели никакого понятия, – язычниками. Последнему обстоятельству нужно приписать и то, что в магометанских аулах Осетии, как многими уже замечено, общественная нравственность стоит, отчасти и до сих пор, выше, чем в так называемых христианских аулах. К тому же в осетинские ущелья, оставшиеся свободными от кабардинцев, магометанство проникло в меньшей мере только потому, что осетины, бывшие с кабардинцами в смертельной вражде, не хотели иметь с ними общей религии и давать к себе доступ кабардинским муллам.
     Во время религиозного кризиса в Осетии последовало кроме нашествия крымских татар еще несколько других иноземных нашествий, тоже отчасти стоявших в связи с магометанством. Из этих нашествий памятен особенно поход в Кавказские горы Шаха-Абаса. Осетинское народное предание хорошо помнит об этом событии. Сах (так называют его осетины) был в Валаджире и в Куртате. Валаджирцы рассказывают, что предки их встретили Саха в Нузале, где они защищались, сбрасывая с высоты гор камни на войска и обливая их кипятком. Куртатинцы же показывают, что Сах обстреливал пушками древний, высеченный в скале монастырь в Дзивгисе и поджег церковь; потом осетины отступили до крепости Хилака, в глубине Куртатинского ущелья, где они храбро защищались, но крепость, однако ж, была взята вследствие измены одной женщины, которая дала персам знак, где и когда сделать приступ, сняв свои красные штаны и вывесив их у стены.
    Осетины, кроме того, вспоминают пребывание у них Саха еще следующей легендой.
На одной высочайшей скале в Куртатинском ущелье заметна длинная горизонтальная линия, которая издали похожа на дорогу, искусственно высеченную в скале; охотники, побывавшие на верху скалы, действительно подтверждают, что там виден еще след (Сахнад), по которому будто бы Сах проехал на своей арбе. Такое предание еще не расследовано компетентными лицами.

  ПАГУБНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОСЕТИНО-КАБАРДИНСКОЙ ВОЙНЫ

  Осетино-кабардинская война вследствие продолжительности и ожесточенности своей имела самое пагубное влияние на благосостояние и нравственность не только обеих воюющих сторон, но и всех остальных племен, обитавших в Среднем и Западном Кавказе. Со времени принятия кабардинцами магометанства война эта получила религиозный характер, а известно, что нет страшнее войны и нет сильнее ненависти, как та, которая берет свое начало от противоположности нравственных принципов. Но на этом злополучная судьба осетин не остановилась.
    Всякая война, ведущаяся из-за религии, неминуемо влечет за собой и коренную перемену в социальном быту народов. Когда в северных окраинах Осетии сначала отдельные абреки, потом целые семейства, аулы и, наконец, общества стали принимать религию кабардинцев, тогда естественным образом война была перенесена в недра семейств и обществ, так что превратилась в кровавое междоусобие. Осетины до тех пор поклонялись своим дзуарам; но вот тот или другой член семейства стал доказывать, что эти дзуары – истуканы и что надо поклоняться пророку ненавистных кабардинцев. Естественно, что подобный член общества был изгоняем и делался абреком. Число этих абреков увеличивалось так, что от них ни на одной дороге не было проезда. Чтобы прекратить губительную расправу и обеспечить себя хоть на время от слишком частых набегов кабардинцев и возрастающего числа абреков, многие пограничные аулы Осетии были вынуждены обстоятельствами принять новую веру.


  • 1
Так Шах-Аббас обстреливал действующий монастырь в Осетии?

Эти противоречия между религиями в далеком прошлом, сегодня крымские татары один из братских российских народов, а о былых разногласиях между кабардинцами и осетинами мы все давно забыли. Нет такой семьи в которой когда-либо между родными братьями не было вражды, однако вражда проходит братство остается.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account