viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ПРОПУСК В «РАЙ» С ПЕРЕХОДОМ В АД

  В годы войны за этот небольшой листок бумаги (его формат 150 х 420 мм; он сворачивался в два, а потом еще в два раза, превращаясь в небольшую книжицу-раскладушку, которую легко можно было спрятать в кармане, кисете или где еще) могли расстрелять (и расстреливали!) практически сразу после его обнаружения у солдата. Оправдания не принимались, даже, если боец утверждал, что он подобрал листовку с целью свернуть самокрутку. Потому что это была не просто листовка, за которую тоже грозили самые суровые меры, но еще и пропуск. Пропуск в плен.



    Такие пропуска разбрасывались сотнями тысяч. В основном с самолетов, но не только. Ими заряжали и помповые пушки, из которых обстреливали позиции Красной армии.

Какое количество таких пропусков было напечатано, не знает никто, но то, что речь идет о десятках миллионов – несомненно.
  Срабатывала ли подобного рода агитация? К сожалению, срабатывала, особенно в 1941 году, когда наша армия отступала, когда окружение следовало за окружением, когда солдаты тысячами попадали в плен. Тем более, что означенные материалы готовились на достаточно профессиональном уровне, они не столько агитировали, как неназойливо советовали: задумайся над словами своего командования и одновременно посмотри, как мы обращаемся с солдатами, как им живется в германском плену. А то, что буквально каждое слово в этом агитационном материале было лживым, кого волновало, если действенность была налицо.

  Первые месяцы войны показали, что из всех видов печатной продукции, листовки наиболее эффективны. Доходчивость и доступность, доходящие до примитивизма, с одной стороны, оперативность в подготовке и исполнении – с другой, простота в распространении – с третьей приносили, особенно в 1941 году, реальный результат.
Впрочем, как известно, плен плену рознь. Подавляющее большинство советских солдат попадало в него, оказавшись в прямом смысле слова в безвыходном положении – окруженными, ранеными, больными. Известно, что даже в 1944 году, году наступательном, горечь пленения познало более двухсот тысяч наших военнослужащих. А что говорить о 1941-м, когда уже к октябрю в плену оказалось 3,8 млн бойцов и командиров Красной Армии. По данным немецких историков эта цифра еще выше – 5,2 млн. Только «неучтенные потери первых месяцев войны» — 4559 тысяч человек.
  А теперь вспомним слова верховного главнокомандующего: «у нас нет военнопленных, есть предатели», вспомним приказ НКГБ, НКВД и Генерального прокурора СССР от 29 июня 1941 года, гласивший, что все сдавшиеся в плен приравниваются к изменникам Родины и предателям – и многое получает объяснение. В том числе и действенность листовок-пропусков.
  Та, что вы видите, была найдена у одного из уроженцев Кабардино-Балкарии во время ее короткой оккупации. Некто Моздоков написал на ней собственноручно: «Изъята у меня при обыске 31/X-42 г.». Какова судьба этого человека, мы не знаем, да и не важно по большому счету это. Что-то ведь заставляло его держать листок бумаги при себе. Держать, несмотря на страх, что найдут. И ведь нашли, и арестовали, и наказали, в чем не может быть сомнений.
А заставляла, помимо надежды на лучшее, и пропагандистская форма подачи листовки. Посмотрите, с чего она начинается. С убедительных слов, что «с пленными мы обращаемся хорошо. С перешедшими добровольно на нашу сторону, по новому приказу Гитлера,– обращение еще лучше: они получают особое удостоверение, обеспечивающее им лучшее питание и ряд других льгот. Желающих работать, мы устраиваем на работу по специальности. Решайтесь скорее!»
А дальше целый ряд ярких фотографий «Из жизни в германском плену», иллюстрирующих данный посыл.
Вот мальчишка, уминающий макароны с улыбкой. На его лице улыбка. Но только вот чем она вызвана?
Вот двое красноармейцев, судя по всему рабочих по кухне – они уже разделили на небольшие равные кусочки маргарин (именно маргарин, а не масло) и готовятся разрезать хлеб.
Вот еще один военнопленный, вероятнее всего зубной техник, осматривающий ротовую полость своего товарища.
Вот немецкие солдаты, чем-то угощающие нашего солдата и с ухмылкой поглядывающие на него.
И рядом текст, сопровождающий эти постановочные фотографии: «Многие ваши товарищи помогают германским крестьянам в сельскохозяйственных работах. Им не приходится жаловаться на голод, так как они получают сытную и вкусную пищу. В лагере за их здоровьем следит свой же из военнопленных врач. Немецкие солдаты относятся к военнопленным по дружески».



    А на другой стороне – не менее буколические картинки: улыбающиеся, довольные жизнь в плену мужчины и женщины, но текст немецких агитаторов ратующих за измену родине, уже более жесток и категоричен: «Советская пропаганда всеми средствами старается скрыть от вас правду о том, как живут ваши товарищи в германском плену. Ваши пропагандисты ежедневно выдумывают всякие ужасы, которые, якобы, ждут вас, если вы попадете в плен. Сталин и Мехлис боятся. Что когда вы узнаете о действительном отношении к военнопленным, вы не только не захотите умирать во имя большевиков, но вместе с освобожденным народом пойдете против Сталина. Только для того, чтобы обмануть и запугать вас, молотов почти ежемесячно сочиняет все новые и новые «ноты о зверствах», содержание которых вам уныло вдалбливают пропагандисты. Не верьте им! Не верьте тому, что внушают вам пропагандисты по приказу Сталина и евреев Мехлиса и Лозовского. Не давайте себя обманывать! Вы уже достаточно пожертвовали для рабовладельческого сталинского строя. Переходя к нам, вы приближаете конец войны и начало строительства новой жизни для вашей родины».

   И итог. Тот самый пропуск: «Предъявитель сего, не желая бессмысленного кровопролития за интересы жидов и комиссаров, оставляет обреченную на гибель сталинскую армию и переходит на сторону Германских вооруженных сил. Немецкие офицеры и солдаты окажут перешедшему хороший прием, накормят его и устроят на работу. Этот пропуск действителен до конца войны. Переходить на сторону Германских войск можно и без пропуска: достаточно крикнуть «штыки в землю!».
  И главный итог. Судьбы тех, кто оказался в плену. Около 2,5 миллионов погибло в лагерях, причем от половины до двух третей только в первую военную зиму. От 100 тысяч до 3,6 млн человек (разброс цифр невероятен!) «переданы для работы на промышленных предприятиях» Германии. 504 тысячи освобождено из плена в связи с зачислением в «добровольческие формирования». О судьбе 2 140 тысяч человек ничего не известно…
  Этот пропуск приглашал в рай, но на самом деле он гарантировал последующий переход. В ад, который создали фашисты для жителей нашей страны, для всех тех, кто не желал жить покоренным и униженным.
  Нам не стоит забывать об этом и сегодня, спустя более 70 лет после той страшной и безжалостной войны.

  • 1
Да - это был враг, беспощадный, кровожадный...этому оправдания нет.
А кто заморил голодом в Гулаге миллионы своих? А кто проводил беспощадную коллективизацию? Это уже свои, нисколько не уступавшие в кровожадности гитлеровцам.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account