viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

НАШ ВКЛАД В ГОД КНИГИ

   Виктор Котляров, главный редактор издательства Марии и Виктора Котляровых (г. Нальчик):
     – Каким был этот год? Насыщенным до предела. Было трудно, но мы не жаловались. А что жаловаться и кому? Не для тех же мы работаем, кто может отметить, а может и не заметить. Мы работаем для себя и работа приносит нам радость. А это дорогого стоит, особенно в наше непростое время. Но истина проста и когда ты ее постигнешь, придет удовлетворение. А она такова: делай, что можешь и к чему лежит душа, а с остальным – что будет, то и будет.
Говоря мы, подразумеваю коллектив нашего крошечного издательства, которое в этом году не сбавило темпов, выпустило около сотни книг, в том числе и такие, которым суждена долгая жизнь.



      В частности, трехтомник «Казаки», подготовленный нами совместно с пятигорским издательством «Снег.
Издание не просто подарочное, оно эксклюзивное, не имеющее аналогов. В каждом томе от 624 до 640 страниц. Мелованная бумага, многоцветная печать, ляссе (ленточка-закладка), переплет под кожу с золотым и блинтовым тиснением, металлическими корешками. Сотни иллюстраций, в том числе фотографий, собранных в процессе подготовки в терских станицах, а также народов Кавказа, публикуемых впервые. Карта формата А 3 в каждом томе, прикрепленная к бордово-золотому форзацу. Единый футляр для всех томов с откидной ручкой. Вес трехтомника – 3,5 кг. Тираж – 1200 экз.


 

   Что касается содержания, то в издание включено подавляющее большинство работ, касающихся терского казачества и одновременно казачества сопредельных территорий. В частности, представлено также Кубанское войско, Астраханское войско, Донское войско и др.
     Не переиздававшиеся столетиями, в массе своей неизвестные современному читателю, они несут огромный пласт информации о казачестве как таковом, его неоценимом вкладе в становление российской государственности.
    Все труды полностью соответствуют оригиналам, приведены к нормам русского языка; проведена значительная работа по устранению разнобоя в приводимых текстах.
    Авторы проекта и составители трехтомника – авторы этих строк, занимавшиеся им около пяти лет. Изданию предшествует обширное предисловие, материалы всех публикуемых авторов предваряют статьи об их жизни, научной и практической деятельности. Иллюстративный материал создает визуальный образ казачества на протяжении нескольких столетий.
Финансовую поддержку в выпуске данного издания нальчанам оказало Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» (2012–2018 годы).



     То, что с этим изданием мы угадали, свидетельствуют и многочисленные запросы с разных городов страны. А самое главное – слова благодарности от тех, кто уже ознакомился с трехтомником.
Успехи издательства были отмечены и на московской книжной ярмарке, где около нашего стенда постоянно толпились покупатели, а выручка (тоже немаловажный показатель) оказалась сравнима с грантами книжного дела в России.
Особой популярностью пользовалось серийное издание «Кавказ», пополнившиеся в этом году очередными томами, общее количество которых уже составило 20. Этот же многотомник на Дагестанской книжной ярмарке был удостоен гран-при.

Был еще целый ряд изданий, которые, на наш взгляд, займут свое место в книжной летописи года.
Назову прежде всего труд «Оборона Мугани».
Эту книгу, вышедшую в начале 70-х годов прошлого века в Париже, вы не найдете в Интернете, тем более в отпечатанном виде. Союз георгиевских кавалеров размножил на литографе менее 100 экземпляров.
Почему мы решили издать воспоминания «Оборона Мугани», повествующие о событиях января 1918-го - августа 1919 года, происходивших в юго-западной части Каспийского побережья, на территории нынешнего Азербайджана? Ответ содержится в словах ее автора – капитана 29-й бригады Корпуса пограничной стражи В. А. Добрынина: «Я пишу эти строки в изгнании, но твердо верю, что найдутся и потом русские люди, для которых понятия долга, чести и любви к своей Родине не покажутся шаблонным трафаретом отжившей казенщины и будут дороги и ценны тогда, эти маленькие, никому не известные страницы, о тяжелой судьбе забытого всеми клочка Русской земли где-то на далекой грани Великой России, а прилежный историк, случайно наткнувшись на скромные строки, найдет в них для себя маленький, но интересный вклад в печальную повесть Великой Российской Смуты».
Первые русские поселения в Мугани появились в 1813 году, после подписания Гюлистанского мирного договора с Персией, когда к Российской империи отошло Талышское ханство со столицей городом Ленкорань. А уже в 30-х годах сюда стали переселять сектантов – духоборцев, субботников, молоканах. За ними потянулись русские и украинские крестьяне, придерживающиеся официального православия и в течении непродолжительного времени муганские степи стали воистину благодатным краем – житницей Бакинской губернии.
А потом в России случилась революция, докатившаяся в скором времени до провинции. В. И. Добрынин и рассказывает о том, что довелось испытать жителям Мугани в их двадцатимесячной борьбе по удержанию осколка Российской империи на самой южной ее границе.


Так случилось, что Муганская эпопея оказалась обойдена историками. Воспоминания В. А. Добрынина восполняют этот пробел, ведь они написаны непосредственным участником событий, на протяжении двадцати месяцев разворачивавшихся на окраине Российской империи у персидской границы. Дневник, отразивший личные впечатления; копии различных документов – полевых книжек, донесений, приказов; вырезки из газет позволили автору написать честную, объективную книгу (особенно в описании тех зверств, которые творились обеими сторонами в ходе межнациональной резни как с азербайджанской, так и русской стороны), книгу, которая достойна нашей памяти.

В ряду тех книг, которые будут читаться долгие годы, двухтомный труд Бориса Темукуева «Под сенью гор: взлеты и падения», повествующий об известных людях, оставивших след в истории Балкарии, начиная с XIX века и кончая периодом депортации.
Впервые к читателю пришли документы, скрытые долгие годы под грифом секретности, недоступные не то что широкому кругу, а даже исследователям; открылись неизвестные страницы трагических судеб, перемолотых молохом репрессий. Почти тысяча страниц убористых текстов, десятки документальных источников, именные указатели, отсылающие к многим сотням персоналий, фотографические вкладки, содержащие неизвестный или малоизвестный иллюстративный материал – это внутренняя составляющая двухтомника. А внешняя – ограниченный тираж (на книгу была организована подписка), форзацы с цветными картами, твердый ламинированный переплет.

Тематически к данному труду примыкает сборник «Балкария: депортация. Свидетельствуют очевидцы», подготовленный руководителями издательства.
В этой обширной работе через десятки записанных в населенных пунктах республики воспоминаний простых людей, переживших тяготы выселения, разлуки с родиной, предпринята попытка показать унижение и трагедию маленького человека, попавшего в жернова сталинских репрессий.
Такая книга, конечно, должна была бы выйти гораздо раньше. И не одна, чтобы каждый, кто пережил депортацию, мог рассказать о происшедшем с ним лично и с его народом. Пепел марта 1944 года всегда будет стучать в сердце балкарцев, сколько бы воды ни унесла река Времени; эту печаль возможно понять любому, кто даст себе труд прочесть бесхитростные автобиографические по сути воспоминания людей, прошедших испытание выселения и жизни на чужбине.



     Есть боль, печаль – нет ненависти. И это – из главных уроков балкарской трагедии, высвечивающих подлинное величие народной души. Множеством бытовых подробностей создается цельное по восприятию полотно существования людей в обстоятельствах, навязанных политиками.
    Местная литература не богата на публикации воспоминаний конкретных людей с их изломанными судьбами. Больше материалов, в которых делаются попытки изучения и осмысления тяжких тринадцати лет изгнания, достижений восстановительного периода. Конечно, это очень важно для общенационального сознания. Но пока жив хотя бы один участник этой трагедии, его голос должен быть услышан, чтобы ушла боль и осталась лишь печаль, смягчаемая чувством, что мы, люди самых разных национальностей, эту печаль его понимаем. В этом – смысл книги.
Тираж издания в твердом переплете – 1000 экземпляров. Часть из них авторы передали в библиотеки Кабардино-Балкарии.

В 2015 году пришла к читателю и знаменитая повесть Льва Толстого «Хаджи-Мурат», опубликованная в 1912 году, уже после смерти писателя. Главный герой повести – реальное историческое лицо, Хаджи-Мурат, наиб Шамиля, о котором современники, в частности, военный историк Кавказа и мемуарист Арнольд Зиссерман писал: «Сказать, что это был храбрец и удалец из самых храбрейших и удалых горцев, – значит ещё ничего не сказать для его характеристики: бесстрашие Хаджи Мурата было поразительно даже на Кавказе»…
Непосредственные впечатления, глубокое изучение источников, общение с А. Зиссерманом позволили писателю создать на редкость правдивое и убедительное повествование.
«Хаджи-Мурат» переведен на десятки языков мира, но вот на кабардинском он не зазвучал за более чем столетие. Это упущение решил исправить известный писатель Борис Мазихов, не один год работавший над переводом, осуществивший несколько редакций, шлифовавший текст до самого последнего момента. Об этом он пишет к предисловии к книге. А другой литератор – Хачим Кауфов в послесловии к изданию, оценивая труд переводчика, свидетельствует: слово гениального писателя достойно звучит теперь и на кабардинском языке.
Издательство изыскало деньги на это издание, вышедшее тиражом 500 экземпляров, которые были переданы библиотекам Кабардино-Балкарии.

И еще одна работа, о которой стоит сказать развернуто. К юбилею А. С. Пушкина мы выпустили роман адыгейской писательницы Нурихан Кияровой о великом русском поэте – «Я крови спесь угомонил».
У меня достаточно большая пушкиниана – несколько сотен названий. Причем большинство книг – прочитаны, а уж пролистаны – так все. Поэтому, когда писательница из Адыгеи Нурихан Киярова, с которой мы знакомы по Интернету, предложила к изданию свой роман, я, если честно, немного засомневался. И действительно: на фоне корифеев отечественного литературоведения, что может сказать о «нашем все» современный литератор, тем более из глубокой провинции…
Оказывается, может, особенно если чувство твое велико и светло, если дух твой не знает преград, если взор проникает сквозь время, если пером твоим движет любовь. Ведь провинция это не географическое понятие, а культурное. Поэтому со всей ответственностью заявляю, что роман «Я крови спесь угомонил» – оригинальное слово о великом русском поэте, достойный вклад в пушкиниану.


Чтобы написать биографический роман о классике, Нурихан изучила десятки свидетельств современников Пушкина, что позволило ей не только войти в круг его друзей, знакомых, близких, но и стать в нем (кругу) своим человеком. Десятки персонажей в романе, и это не ходульные образы, распознаваемые лишь по именам, а живые люди со своим обликом, мировоззрением, языком.
Под пером Нурихан Кияровой рождается вначале образ не любимого родителями «арапчонка», далее – вдохновенного поэта-лицеиста, петербургского обаятельного шалуна и дуэлянта, южного и северного краев ссыльного и, наконец, гениального мастера слова, подвергаемого травле светской чернью и завершающего жизнь на Черной речке. Чуткая и страдающая душа поэта бьется в этой книге в унисон его стихам, которым суждена вечность...
Одним словом, роман надо читать, роман стоит прочитать, как это сделали уже сотни Интернет-пользователей, ознакомившиеся с произведением майкопской писательницы. Вот лишь несколько из этих многочисленных восторженных отзывов читателей.
Дина Иванова: Ощущение у меня, что речь идет не о «нашем все», а живых людях – такое реальное сопереживание…
Олег Ярков: Спасибо вам за такого Пушкина – собранного по крупицам и преподнесенного так умело и последовательно, что в него невозможно не влюбиться.
Владимир Эйснер: Так написано, что не смог сдержать слез...
Зинаида Палеева: Какой труд сердечный и любовь к великому поэту вложены в это произведение! Историческая атмосфера воссоздана так живо, ярко, динамично, будто и нет пролетевших столетий, а все вершится на твоих глазах.
Алекс Беляев: Читал и умирал вместе с Пушкиным. Как вам это удалось?
Юлия Ли-Тутолмина: Невозможно описывать события так не будучи их свидетелем. Порой при прочтении вашего романа возникает ощущение, что вы пишете свои собственные воспоминания, воспоминания прошлого воплощения. Благодарю за мощный энергетический заряд и пищу для размышлений.
Петр Кожевников: Вроде бы все известно до последних минут, а все равно читается и переживается как в первый раз: так все зримо, остро, больно...
Антонина Романова-Осипович: Земная жизнь и божья благодать вашего Пушкина стали мне подарком.
Александр Чашев: Удивительно, но вам удалось добиться эффекта присутствия читателя в тех далеких событиях.
Ольга Постникова: Глубокая и скорбная работа. Вы будто были там тогда, настолько сильно ощущение вашего присутствия...
Олег Долгов: Вы совершили подвиг, написав это произведение.
Валентина Юрьева-Мутилина: Читается на одном дыхании, с замиранием сердца, ни одной строчки нельзя пропустить, настолько все значимо. С мурашками по коже, сжавшись, боясь пошевельнуться, читала о его смерти...
Филипп Сорокин: Ваша книга стала для меня своего рода машиной времени, которая позволила в малейших деталях восстановить события пушкинского века.
И аккумулирующее вышеприведенные отзывы мнение Владимира Теняева: Я в полном восхищении – ваш романный Пушкин пробуждает интерес к настоящему.
Этот объемный (более 37 печатных листов, 640 страниц) биографический роман состоит из 29 глав, имеется указатель имен, цветная изобразительная вкладка – на ней воспроизведены работы заслуженного художника РФ Михаила Васильевича Копьева из его цикла «Посвящение А. С. Пушкину», которые он любезно разрешил использовать в издании.
Остается добавить, что роман Нурихан Кияровой «Я крови спесь угомонил» выдвинут на соискание Государственной премии республика Адыгея.

Что сказать в заключение? Естественно, кризис коснулся и нас: еще больше снизились тиражи, упала реализация.
Так что, посыпать голову пеплом и вопрошать, глядя в пространство: что делать? куда катимся? книга умирает! Ответ, возвращаясь к тому, с чего начал, для нас один: продолжаем работать. Работать с тем же напряжением, что и раньше (напомню, весь коллектив нашего издательства – 6 человек). Работать на себя и на будущее. Ради книги, которая никогда, даже с появлением ультрасовременных электронных носителей, не умрет.


?

Log in

No account? Create an account