viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

В УЩЕЛЬЕ ШАЙТАН-КОЛ НА ВСТРЕЧУ С ДУХАМИ

В Хуламо-Безенгийском ущелье, недоезжая примерно с километр до крепости Жабоевых, с правой стороны есть сравнительно небольшое ответвление, которое ныне носит название Шайтан-кол, а до этого называлось Нарт-кол.



      Кто такие шайтаны известно всем – злые духи, побуждающие людей к грехам и порокам; со-творенные из огня или дыма, они могут принимать различные внешние формы, в том числе и че-ловека. Но почему именно это ущелье назвали так? Хапсат Гергокова, жительница Карасу, расска-зала нам следующую историю. Лет так сто назад один из жителей лежащего выше селения Хулам (ныне, как и Шики, и Усхур несуществующего) возвращался домой. В дороге он задержался и проезжал мимо ущелья Нарт-кол уже когда смеркалось.

   Неожиданно из ущелья его позвали по имени и хуламец не придумал ничего лучше, как откликнуться – свернул, остановился, вступил в беседу с шайтанами (по его последующим рассказам это были именно они). О чем они эти духи с ним говорили, на какие такие грехи подбивали история умалчивает, но известно, что хуламец, воз-вращавшийся домой с зерном и продуктами, остался без тех и других. И без лошади. У нас есть свое объяснение этой истории, но о нем мы скажем позже.
     …Посетить Шайтан-кол хотелось давно, но получилось только сейчас. И вот мы направляемся вглубь ущелья. Сказать, что оно узкое, значить погрешить против истины. Оно не просто узкое: в некоторых местах нависающие с обех сторон скалы разделяют какие-то двадцать с небольшим метров, а речной каньон так тот вообще сужается до пяти метров. Дорога (та, которая раньше вела в Хулам) видна лишь в самом начале – от нее остались каменные выкладки, поддерживающие не-устойчивые края. Дальше она превращается в узкую тропку, пока совсем не исчезает.
      Идти, как представляется, можно только по над скалами. Но то, что это представление оши-бочно, выясняется практически сразу, лишь мы пытаемся подняться по каменным осыпям. Камни, скрытые травяным покровом, сползают, ноги то и дело попадают в трещины и мы понимаем, что до травмы один шаг. И чтобы его не сделать спускаемся вниз.


     Остается двигаться по руслу речушки. Но что это за продвижение?! Перепрыгивая с камня на камень, перелезая через перегородившие дорогу упавшие деревья, то и дело срываясь в воду со скользких, без малейших выступов, плит, мы постоянно останавливаемся перед очередным водо-падом, вернее будет сказать – водопадиком. А коль он возникает перед нами – значит, есть пре-пятствие в виде каменных отвалов. Которые не обойти ни справа, ни слева, которые можно пре-одолеть лишь взобравшись на них.
     Просто ли это, даже если речь идет о камнях полтора-два метра высотой? Судите сами. На сам камень не взлетишь и не вспрыгнешь, на него надо залезть. Но пробовали ли вы залезть на глад-кий обкатанный валун по которому постоянно стекает вода? Залезть, не имея ни то что подставки, а элементарного упора, возможности ухватиться за какой-нибудь выступ? Впрочем, о каких-таких выступах мы говорим – их все сточила, выровняла лучшая шлифовальная машина всех времен и народов, коей является вода.
     Застыв в очередной раз перед возникшим препятствием, мы обдумываем, как его преодолеть. Освещенные солнцем скалы – с правой стороны по движению вверх они вздымаются на высоту в сотню, а то и две метров – молчаливо взирают на нас. Ответа от них ожидать не приходится.
Молчат (видно, затаились где-то в пещерах) и те, чьим именем названо ущелье. Впрочем, ни один из нас за все время пути не почувствовал даже малейшего присутствия означенных духов, и не мудрено: дорога такая тяжелая, требует столько внимания, осторожности, что отвлекаться на всякую потустороннюю ерунду нет просто времени.
     Да и зачем, спрашивается, шайтанам забираться в такую глухомань: сыро, тоскливо, неуютно. Им бы поближе к людям, а последние здесь судя по всему гости не просто редкие – редчайшие. Некого здесь совращать. Одни мы вот забрались, но судя по тому, что никого из нас на греховные поступки не потянуло, шайтаны не посчитали нас стоящей добычей.


     Зато вот безымянная речушка, совершившая за тысячелетия среди скал невиданный распил, воздвигает одно препятствие за другим. Вот перед нами возникаеи блестящий на солнце каменный лоток градусов так под сорок, преодолеть который можно, но только держась одной рукой за бо-ковую стенку, а другой – за веревку. Веревка у нас нашлась, но кто ее протянет, кто поднимется первым? Решительно вперед двинулся наш проводник Ахмадия Гергоков, супруг упомянутой вы-ше Хапсат. И понятно – резиновые сапоги, которые мы ему любезно уступили (Ахмадия отпра-вился сопровождать нас прямо в городских штиблетах) – в горах самое то: ноги в них не промо-кают и, главное, не скользят.
     Прямо по воде, цепляясь за веревку мы поднялись и на этот порог, но то, что увидели дальше, повергло в уныние. Упавший сверху огромный камень полностью перекрыл русло. Река со време-нем обточила его со всех сторон и он прочно занял свое место между двумя скалами. Обойти не-возможно, подняться – реально. Но для этого надо кому-то взобраться на 6-7 метровую высоту и оттуда вытягивать находящихся внизу. Но взобраться можно только с помощью альпинистских крючьев или, на крайний случай, взлететь. Но о крыльях никто из нас заранее не позаботился. Ос-тавалось только возвращаться назад.
     Итак, Шайтан-кол не открылся нам. Но может это и к лучшему? Шайтаны, как известно, ведут борьбу за сердце человека; стараются сбить его с пути, используя такие качества как гнев, злоба, зависть. В это небольшом путешествии нам не на кого было гневаться и завидовать. Мы шли на свидании с необычным и неизвестным и свидание это состоялось.


     Могучие скалы, сопровождавшие нас на всем пути, пронзали не только небо, но и само время – многие тысячелетия они возносят в бездонную синь свои вершины, противостоят солнцу, ветру и дождям. Они видели далекое прошлое, они молчаливо наблюдают на настоящим, им откроется незримое нам будущее. Мы пришли, прошли и ушли, а они есть и будут. Будут также снисходи-тельно взирать свысока на тех, кто придет сюда после нас.
     Мы шли по руслу, выточенному умелым мастером – рекой и словно ступали по далекому прошлому: то и дело встречающиеся по пути аммониты свидетельствовали что когда-то здесь буйствовала органическая жизнь, а папоротники и хвощ, оставившие свои следы в камнях, ничем не отличались от тех, что растут в ущелье сейчас.
     А что касается шайтанов, прописавшихся в названии ущелья, то на это у нас есть свое объяс-нение. Уехал бы хуламец после свидания с духами со всем своим добром, мы бы еще сомнева-лись. А тут на тебе – отобрали зерно и продукты, да и лошадь себе оставили. Разбойники какие-то, а не духи. Но ведь так оно и есть – лихие люди, прикинувшись шайтанми, ограбили бедного жи-теля гор да еще и память о себе оставили в названии ущелья.
     Вы спросите, а как они его имя узнали? Мы ответим: все жители Хулама, Шики, Безенги, Ус-хура знали друг друга. И всё друг о друге. Во всяком случае именно «разбойничьей» версии при-держиваюся жители нижележащего селения Карасу и мы разделяем ее.
    Предстоял обратный путь. О нем – преодолении крутого лотка, спуске с обкатанных водой валунов, переходов-перепрыгиваний с одного берега речки на другой, балансировании на каме-ных, сползающих под ногами, осыпях, продирании через крапивные заросли, густо покрывшие скальные выступы – не хотелось и думать. Но иного пути вернуться к цивилизации не наблюда-лось.
     Одно радовало, что наши шайтаны (а принято считать, что у каждого человека есть свой) в ущелье Шайтан-кол про нас забыли… А мы про них и не вспоминали. Да и о каких шайтанах, право, вести речь, когда у тебя во рту буквально тают нежно-воздушные хычины, приготовлен-ные Яной, невесткой Хапсат, которыми нас щедро угощали в гостеприимном доме Гергоковых в Карасу…

   В этом путешествии побывала и Анна, моя дочь


  • 1
Лучше гор могут быть только горы...(с)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account