viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ШАХТА, В КОТОРОЙ ПОСЕЛИЛСЯ СТРАХ

   В глубине Тызыльского ущелья находятся развалины бывшего поселка Солнечный, заложенного в начале пятидесятых годов прошлого века для разработки Тызыльского эксплуатационно-разведочного свинцового рудника       Министерства цветной металлургии СССР
Рудник был организован в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 21 марта 1950 г. Осуществлял разведку месторождения свинцово-цинковых руд (полиметаллических), их добычу и обогащение. С 1 декабря 1956 г. был рудник поставлен на временную консервацию.
    Напомним, что полиметалли́ческие ру́ды (от поли… и металлы) – комплексные руды, содержащие целый ряд химических элементов, важнейшими из которых являются свинец и цинк. Но полиметаллические руды могут содержать также медь, золото, серебро… Рудные тела полиметаллических руд отличаются разнообразием размеров, имея длину от нескольких м до км; Добывают полиметаллические руды подземным и открытым способами. При переработке полиметаллической руды получают два основных вида концентратов, содержащих соответственно 40—70% свинца и 40—60% цинка и меди. В процессе механического обогащения серебро уходит в свинцовый концентрат. При металлургическом переделе, кроме основных, извлекаются остальные (попутные) компоненты.



    Из имеющихся в Государственном архиве КБР документов явствует, что поселок Солнечный был полноценным населенным пунктом. В просьбе выделить землю под огороды читаем: «вблизи Тызыльской геолого-разведочной партии на 250 хозяйств рабочих, служащих и ИТР поселка Солнечный; для рабочих, служащих и ИТР Тызыльского рудника треста «Свинецразведка» – на 120 хозяйств в районе Урды, промплощадки и поселка, в т. ч. на Урды на 40 хозяйств».


    А это значит, что здесь на март 1955 года проживало как минимум около тысячи человек. Имелся фельдшерско-акушерский пункт, школа (в ней обучалось 24 человека). При руднике также функционировали: баня, прачечный цех, пищеблок, кухня, столовая, общежитие для ИТР. Документы свидетельствуют: исполком сельсовета строил грандиозные планы: от строительства больницы на 10 коек, пешеходного моста через реку Тызыл, водопровода до открытия почтового отделения, сберкассы, библиотеки. Здесь собирались обживаться надолго. Но первым делом, естественно, оборудовали промплощадку. Она совсем недалеко от развалин, оставшихся от барака, в котором жили заключенные, пробивавшие шахты.
   Сюда мы и направились в один из солнечных дней. Шли мы пешком, но сегодня на джипе можно доехать практически до самих шахт.
Вот и они сами. Согнутая рельса убедительно говорила: перед нами одна из них.
  …Шахта оказалась совсем небольшой – метров семьдесят-восемьдесят, два ответвления, но совсем крошечных. Судя по всему, шахта была пробной. Она достаточно высокая, идти по ней можно в полный рост. Под землей сухо, стены не склизкие. На полу шпалы, по которым были проложены рельсы, от которых не осталось и следов за исключением той, изогнутой, у входа.




    Вагонетки, как нам рассказывали, были в пятидесятых годах сброшены с обрыва, в реку, и две из них еще лет десять назад лежали на берегу. К слову, рядом с ними долгое время валялся и бюст Сталина.
С первыми (вагонетками) все ясно – рудник перестал функционировать в 1956 году. В этом же году, как известно, был обнародован доклад Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях». И понятно, почему и первые и второй были сброшены вниз. Объяснимо и кем: бывшими заключенными, отбывавшими сталинскую повинность в шахтах.
   Говорим «шахтах», потому что поблизости имеется еще одна, представляющая немалый интерес. Прежде всего потому, что здесь впору снимать мистические страшилки о подземных гадах и чудищах.
…Из шахты вытекает ржавый ручеек, стекая с обрыва прямо в реку. Из камней сделано нечто вроде запруды, хотя как она может препятствовать стоку воду не совсем понятно.
Смело ступаем за камни и понимаем, что не все так просто – уже у входа по колено, дальше – глубже: вода начинает переливаться за отвороты сапог. Бррр… Неприятно, тем более, что это не совсем вода, а желтая вязкая жижа. Никакого желания идти по ней нет. Тем более, неизвестно, что ждет впереди. Но вместе со своим спутником Игорем мы решаем рискнуть.



    Медленно идем внутрь, волоча по дну, в прямом смысле, ноги. К счастью, уровень воды понижается, значит, мы сможем продвинуться достаточно далеко. Стены пещеры желтого цвета, со странным белесым налетом. Влажность высокая, от чего все железные предметы обросли необычной серебристой плесенью. Приглядевшись, понимаем, что это не плесень, а паутина. Густая, вязкая, жирная.
   Через восемьдесят шагов (примерно пятьдесят метров) начинаются ответвления в обе стороны, но они также как и в первой пещере, совсем короткие. Жижа в правом ответвлении настолько густая и неприятная, что вызывает невольное чувство отвращения. Ощущение такое, что ты находишься внутри желудка огромного монстра – склизкие стены, к которым невозможно прикоснуться. На них черные блестящие подтеки непонятного происхождения – они переливаются и создается впечатление, что по ним ползут жирные слизняки. Отсвечивает под налобными фонариками глиняная взвесь…
   Прямо-таки декорации горлливудского блокбастера типа «Чужой».
   Посредине шахты деревянный ящик – брошенный многие десятилетия назад, он в этой разлагающей атмосфере не сгнил, не рассыпался. Его и сейчас можно использовать по назначению. Но какому? Собирать руду? Маловероятно.
   Выходим на основную шахту и почти сразу упираемся в обвал. Он практически перегородил весь ствол, но поверху остался небольшой промежуток, который позволяет продолжить движение. Перебираемся по вязкой мягкой почве на другую сторону. Под лучом фонариков вода отсвечивает устрашающе. Ступаем в нее и… проваливаемся по пояс. Завал не дает воде возможность течь дальше, и она поднялась чуть ли не до середины шахты.
Понимаем, что пройти ствол до конца не удастся. Перелезаем через обвал, чтобы двинуться в обратную сторону. И в это время слышим звуки журчащей воды. Не совсем понимая в чем дело, оборачиваемся и, не сговариваясь, устремляемся к выходу.



   За нами водяной вал, но если не вал – у страха глаза велики – то поток, без всякой натяжки. Откуда он взялся? Уже потом, на поверхности, мы догадались в чем дело: когда перелезали через обвал, то, судя по всему, сдвинули землю с места, потревожили ее, а вода, почувствовав слабину в преграде, тут же промыла ее и устремилась вперед.
   Не скрепленная ничем плотина под водяным напором сдвинулась с места, поплыла, так сказать, и весь поток скопившейся воды хлынул вниз. Конечно, он не захлестнул бы нас, даже бы не смыл, но приятного в таком плавании виделось мало. Это была не вода, а жижа – настоявшаяся, густая, жирная.
Спаслись мы от купания в ней в одном из ответвлений, отступив достаточно далеко от центрального ствола. Огляделись и… оба одновременно почувствовали: что-то не так в месте, где оказались. Но что именно? Понять сразу не удавалось.
  Те же блестящие, прочерченные «слизняками», стены, нависающий свод, с которого срываются капли, звук от падения которых не слышен по причине шума потока по основной шахте, светло-коричневая жижа под ногами.
Что же не так и это не ощущается, а чувствуется? Наконец, догадываемся. Вода, вернее не сама она, а ее температура. Она раньше была достаточно холодной, если не сказать ледяной, а сейчас теплая, очень даже теплая – трогаю руками: градусов 18-20 не меньше.
   Что за чудо такое? Кто нагрел, нет, вернее будет сказать так – от чего нагрелась вода? Ответа нет, и на ум приходят самые невероятные предположения: а если это какая-то химическая реакция, какой-то процесс? Само собой возникает в мозгу слово радиация… Да, давненько мы изучали химию и физику, остались обрывочные сведения, рождающие (разум то спит) чудовищные фантомы. (Кстати, с радиацией в шахте оказалось все в норме – на кусок породы, который мы с собой прихватили, дозиметр никак не отреагировал). Уже потом, обдумывая эту ситуацию, пришли к выводу, что поблизости от этого ответвления имеется источник геотермальной воды, просачивающейся в шахту и «нагревающий» жижу.
   …Рассекая водяной поток, мы спешили к выходу, а позади что-то скрипело и взвизгивало, словно кто-то невидимый и ужасный (дух горы?) этими звуками издевательски выражал свои чувства по отношению к нам, нарушителям его спокойствия.


       Ребята, находившиеся у входа, с тревогой всматривались в темноту шахты. Они же сказали, что в какой-то момент поток настолько увеличился, что вода хлынула вниз прямо-таки с ревом.

   Оказалось, мы пробыли в шахте достаточно долго – шел уже седьмой час. Оставалось менее двух часов до полной темноты, а впереди еще ждал обратный путь, равный, к сожалению, пройденному. Естественно, уже через какое-то время мы потеряли набитую ранее тропинку. И хоть шли по навигатору, но он не столь хорошо прочертил путь (вероятно, по причине малого количества спутников над этим местом) и давал весьма существенные отклонения. При дневном свете они корректны, а в темноте навигатор выводил нас то на скальные откосы, то на другую сторону реки (переходили ее в одежде около двадцати раз, не меньше), то в чащу, где молодые деревья стояли стеной, то на склоны, заросшие выше человеческого роста жгучей крапивой.
    Одним словом, это было нечто. Если честно, уже не верилось, что выберемся когда-нибудь из этого поистине заколдованного места. Тем более тогда, когда переходили реку в местах с бурным течением, скользя на камнях и проваливаясь в песчаные ямы, где по пояс, а где и выше.
    Молотком стучала в голове мысль: «Да кончится ли это когда-нибудь?!». Но мысли, что пошли зря, не было и верилось, что все завершится благополучно. А тут еще луна засветила ярче, вырвав из темноты скалы, словно пытаясь нам помочь.
   Выбрались – даже особо не поранились, если не считать ушибы мягкого места при падении в реке, да сбитые большие пальцы ног, постоянно упирающихся в носок сапог при спуске.
В Тызыле телефонная связь не работает, поэтому объяснимо то волнение, которое испытывали наши родные и близкие по причине многочасового молчания. Более того, наши друзья собрались уже спасать нас. Вооруженные, кстати. Спросите, почему? Да потому что в Тызыльском ущелье медведи чувствуют себя достаточно вольготно – на влажном песке мы не раз видели немаленькие следы косолапых, которые шли перед нами (или за нами?), но так и не удосужились познакомиться. Но мы от этого особо не расстроились…

?

Log in

No account? Create an account