viktorkotl

Иная реальность

В поисках запредельного


Previous Entry Share Next Entry
viktorkotl

ТАЙНА СЕЛЕНИЯ ВАГАЦУКО ч. 5

Билял, который все помнит
   ...После ознакомления с воспоминаниями Х. Х. Борсокова, стало ясно: надо немедленно опросить 83-летнего жителя Псыгансу Биляла Тарчокова; поискать в целях подтверждения других свидетелей; побывать там, где располагалось Вагацуко, по возможности найти место захоронения.
   Забегая вперед, скажем: удивительно, но удача способствовала нам во всех направлениях.
   Больше всего боялись, что главный свидетель Билял Тарчоков в свои 83 года испытывает проблемы с памятью. Услышанное поразило: нам бы такую! Билял помнит абсолютно все. Декабрь 1942 года для него словно день сегодняшний. Будто люди, с которыми сталкивала его жизнь многие десятилетия назад, живы, реальны, во плоти. Причем память у ветерана цепкая, детальная, описательная. Он не вытаскивает из нее прошлое, оно стоит перед его глазами.


      Что мог рассказать ветеран? Конечно только то, что он видел, так как никакими другими сведениями кроме визуальной информации он не располагал. Но видел, оказывается, любопытный мальчишка куда больше чем другие его сверстники. Этим и поделился.


   Билял знает точно, когда он родился – 11 ноября 1931 года. Хотя в метрике, а потом и в пас-порте у него другой год – 1933-й. У его отца – Далаби было четыре брата: Берт, Даниль, Каральби, Пицца (по старшинству). Далаби родился третьим. Жили все в Вагацуко, поблизости друг от друга.
Что представляло из себя Вагацуко в тот военный год? 49 дворов, две продольные улицы, идущие сверху вниз и две поперечные. Борсоковы жили почти вначале улицы, на самом верху и от их дома просматривалась вся улица, как и поперечная. Эта деталь имеет немаловажное значение, о чем мы скажем в дальнейшем. Билял, ни на секунду не задумываясь, перечисляет фамилии и имена всех жителей улицы. Всех поименно! Для нас эти данные не имеют значения, но дабы под-черкнуть, что одиннадцатилетний мальчик обладал картографической памятью, назовем их. Первым стоял дом Берда Тарчокова, вторым – Цицы Долова, третьим – Тарчоковых, родителей Биляла, четвертым – Джамбулата Мисостишхова, пятым – Даниля Тарчокова, шестым – Гисы Мукова, седьмым – Хапаго Долова, восьмым, девятым, десятым – братьев Хацы, Нафицы, Хазешы Муко-вых.
Удивительно, но Билял описал местонахождение большинства дворов Вагацуко, описал, не сбившись в именах и фамилиях, степени родства, без запинки – словно читал по написанному. Рассказал, где находилась школа и сколько в ней было учеников (учились до седьмого класса, дальше продолжали занятия в школе селения Псыгансу), кто был учителями (директором – Миса Гешев, учителем – Лель Артабаев, оба из селения с Жемтала), где было правление колхоза, клуб, какие в нем крутили фильмы. Кто из местных жителей погиб, когда в селе была перестрелка.


    Партизаны «навещали» размещенный здесь гарнизон дважды. Вначале (в ноябре) была пере-стрелка. Тогда была убита Шамсат Бариева и ее сын Пыта и Доловы – Гуашаф и Хазрит. А потом в декабре – было убито несколько солдат, находившихся в окопах, вырытых на краю селения.
    Все эти детали, не имеющие отношения к последующим событиям, приведены нами для того, чтобы не было повода усомниться в последующем рассказе Биляла.
И вот какие выводы можно сделать со слов Тарчокова о подразделении, расквартированном в Вагацуко. Однозначно, что эти солдаты немецкой армии по национальности были азербайджанца-ми. И было их много – куда больше той сотни, о которой говорится в воспоминаниях Х. Х. Борсокова. Такой вывод можно сделать из того, что они жили почти во всех дворах (а их, напомним, было 49), причем очень редко по одному. В основном –по двое, трое, четверо и больше. В доме Тарчоковых, состоявшим из двух комнат и кухни, в одной ютилась вся семья (родители – мать Базархан, сестра Куца, брат Пыта и сам Билял), а в другой – солдат, чье имя мальчик запомнил – Исрафиль. Солдат это часто брал в руки Коран, который принадлежал бабушке Биляла.



    Расквартированному в Вагацуко подразделению было придано несколько автомашин. Две из них стояли во дворе Даниля Тарчокова; еще две – во дворе Кази Бориева. Билял запомнил их в первую очередь потому, что они были под завязку загружены боеприпасами. В день нападения на гарнизон машины были подожжены и сгорели.
    Что касается немцев как таковых, то в Вагацуко они бывали только днем, всегда группой в не-сколько человек и на ночь никогда не задерживались. Давали какие-то указания, что-то привозили или увозили (Билял этого точно не может сказать) и очень быстро уезжали, так как боялись партизан.
Продолжение подразумевается

?

Log in

No account? Create an account